inchief

kmartynov


равновесие с небольшой погрешностью


(без темы)
inchief
kmartynov

Второй прадед, которого я никогда не видел, вернулся с фронта с двумя орденами и без ноги. Сначала возвращаться не хотел: жена был в красавицей, татаркой с раскосыми глазами. Ходил с диверсионной группой за линию фронта, черта не боялся и брал языков, а жены испугался. Без ноги зачем нужен дома. Жаловался на боли, скитался по госпиталям. Жене, тонкой, с черной косой, с пятилетним сыном-первенцем на руках, об этом написали. Она поехала, нашла, привела домой, у них родились еще две дочери. Возвращение домой стало последним походом в разведку, с боем. В пригороде Кемерово прадед с помощниками, но больше сам отстроил просторный дом, разбил сад, где много десятилетий спустя у самой большой яблони стоял сетчатый металлический каркас кровати, на котором можно было лежать на покрове из красных листьев и ждать, пока маленькие мерзлые сибирские яблочки-ранетки попадают тебе в рот. Когда яблочки падали, прадеда уже не было. Дом был странным для моего городского начинающего ума, как все дома, не похожие на городские квартиры. И по деревенским меркам он был странным, без большой русской печи, отапливаемый чем-то вроде закрытых каминов, вмурованных в углы комнат. Сразу за двумя входными дверями (я никогда не писал прежде слова «сени», и теперь это было бы дико) была кухня, которая выполняла и роль гостиной, налево еще одна комната, и за ней «зала», почти полностью — включая стены — покрытая коврами. У монгольской моей бабушки ковры смотрелись к месту. В закутке за кухней была таинственная лестница, ведущая в чердачную комнату. Туда я поднимался редко, вероятно для того, чтобы не портить волшебство. Там были старые вещи, в чинном порядке стоящие на одиноких шкафах, ключи, перекидные календари из латуни, стеклянные шары, книг почти не было. Еще одна часть дома стала со временем спальней бабушки. Одноногий разведчик умер в конце 70-х годов, она жила до конца нулевых. Снова тонкая, как в юности, но уже от сухости и пропажи жизненных сил, с ослепшими белыми глазами, беззубым страшным ртом, хрупкими костями, источающая зловония, она умерла на постели в доме, который больше полувека назад был построен для ее красоты и счастья. Теперь уже никого из героев нет в живых, только я могу лежать на железном каркасе под яблоней и обо всем этом думать.

Originally published at kmartynov.com. You can comment here or there.


[reposted post]Одобрение страхом
novayagazeta
(перепостил kmartynov)

Граждане России все больше боятся. Теперь и социологов.

В Крыму молодой таксист, который вез меня из Феодосии в Симферополь, без тени иронии рассказывал: «А у нас люди теперь пугают друг друга. Если будешь себя плохо вести, так я на тебя в ФСБ сообщу, что ты Москву ругал». Свежеиспеченные россияне плохо представляют себе «границы допустимого» на своей новой-старой родине, но на всякий случай серьезно перестраховываются. Кто знает, может быть, в России и в самом деле принято писать заявление в ФСБ за критику властей? Ведь вернуться в Россию — это все равно, что отменить последние 23 года истории и вернуться в СССР.

Образ Российской Федерации сам собой возник у счастливых крымчан. На полуострове уже при российской власти все еще действовали украинские провайдеры интернета, и заблокированных сайтов не было как явления. По этому поводу тоже ходили самые мрачные слухи: дескать, в России пол-интернета уже запрещено, а скоро и до Крыма руки дойдут, сразу после паспортов.

Читать дальше...Свернуть )

кто соскочил с империи
inchief
kmartynov

nopZVy8kM6A

Первым соединением русской императорской армии, которое в феврале 1917 года перешло на сторону восставшего народа, был Волынский лейб-гвардии пехотный полк, в котором было до 80% этнических украинцев. Этот акт, который сторонники империи назовут предательством, а республиканцы подвигом, стал прологом к череде любопытных событий, случившихся в 1917-1918 годах.

В русской армии были этнические части, состоящие из поляков. В марте по образцу этих формирований был создан первый украинский казачий полк имени Богдана Хмельницкого, который после некоторого сопротивления со стороны солдат, желавших остаться в Киеве и не лезть в траншеи, все же удалось отправить на фронт. Там полк очень быстро дезертировал и распался, как и многие другие части того времени.

40% русской армии в Первой мировой войне по состоянию на 1917 год состояло из украинцев, о чем часто забывают за чередой последующих событий вокруг создания УНР. В Киеве после мая 1917 года у солдат русской армии случилось «национальное пробуждение». Чуть ли не любая любая часть, попадавшая в город, объявляла себя украинской и заявляла о своем намерении оставаться в Киеве для реорганизации и желательно последующей защиты свободной Украины, а вот на фронт ни в коем случае не ехать.

Михаил Грушевский описывает прибытие на железнодорожный вокзал Киева саратовского пехотного полка, который изъявил желание стать украинским полком имени Грушевского и встать под желто-голубые знамена. Грушевский согласился принять высокую честь дать свое имя полку, но все-таки настоял на том, чтобы солдаты отправлялись на фронт — и после этого о саратовском полке имени Грушевского никто не слышал.

Иными словами, быть украинцем в условиях бессмысленной бойни Первой мировой войны, в 1917 году буквально означало — выбирать вольность. Все, кто не хочет воевать, объявляли себя украинцами. Украинцами считались те, кто не хочет воевать. Так происходило формирование первых военизированных частей УНР. Я думаю, это в высшей степени разумный жест, что бы там не говорили наши господа офицеры и милитаристы.

Украинец — это тот, кто соскочил из империи. В новейшей истории началось все с Волынского пехотного полка.

Если говорить чуть более серьезно, то первая проекция современной карты Украины появилась в тот момент, когда две враждующие империи попытались разжечь украинский национализм для мобилизации масс на войну. Австро-Венгрия зашла на этом пути чуть дальше, создав сечевых стрельцов. Русские говорили о славянском единстве, сочетая это с самыми нелепыми попытками русификации захваченной в 1914 году Галиции. Но обе стороны обращались к украинскому (русские говорили «малороссийскому») народу, живущему по обе стороны границы.

Украина тогда — дитя войны, и вот история повторяется.

Originally published at kmartynov.com. You can comment here or there.


есть такая партия
inchief
kmartynov

MH_smISQSBU

Сейчас этого еще никто не понял окончательно, но благодаря Украине внутренняя политика в РФ тоже никогда не будет той, что прежде. И я не о репрессиях.

Наверное, моя любимая политическая цитата принадлежит Ленину: «чтобы объединиться, нужно сначала как следует размежеваться». Благодаря Украине, можно с немыслимой прежде ясностью увидеть, кто есть кто, как работает пропагандистская машина и создается на все согласное большинство, и еще — очень важно, какой может быть политическая цель для России на ближайшие годы и, видимо, десятилетия.

Эта цель, ее можно назвать украинской идеей, состоит в требовании сменяемости власти, разрушения кастово-сословного общества и интеграции страны в западные политико-экономические (и, вероятно, военные) институты.

Выжженная земля, которая оставляет идеологический «крымнаш», по-моему, это не конец российской политики, а как водится новое начало. Кое-кому только придется немного носить вышиванки и даже, возможно, учить мову. В этом ничего ужасного нет, а даже наоборот замечательно, что наступают такие времена самоопределения.

Мы ведь теперь — украинская партия.

Originally published at kmartynov.com. You can comment here or there.


как нам объясняют всеобщий крымнаш
inchief
kmartynov

Самые честные, циничные и умные комментаторы, рассуждая о природе происходящего, и пытаясь придать ему некую рациональность, говорят следующее. Россия всегда видела Украину сферой своего влияния, не могла ее просто так отпустить, там это все понимали, но случился сбой, Майдан, и вот, видите, пришлось России пойти на крайние меры, а что вы хотите, чтобы в Севастополь пришла НАТО? Это можно говорить с разной интонацией, от бравурного желания воевать со всем миром (Доренко) до спокойного рассуждения в духе приоритетов элит (Пастухов).

Суть, однако, в том, что тем самым прямо признается колониальный статус Украины даже после 1991 года, и такое рассуждения о сфере влияния, взятое как норма и аксиома, строго говоря, оправдывает всю риторику майдана.

Что еще более показательно, смерти людей совершенно спокойно объясняются «стратегическими интересами» — Кремль-де не мог промолчать, и вот, что вы хотите, получается война. Жизнь человека — пустое место на фоне выгоды элиты и какого-то абстрактного исторического смысла существования России.

Эта риторика не нова, и на самом деле она много раз повторялась консервативными авторами в Европе в течение 20 века. Так османы оправдывали геноцид армян, французы войну в Алжире, британцы необходимость репрессий против сторонников Ганди и так далее. Все они проиграли, как известно.

Россия в этом отношении самая упертая, и готовность в XXI веке развивать старинную неоколониальную риторику (да и практики), в свою очередь демонстрирует правоту тех, кто определяет Москву как наследницу Орды.

Originally published at kmartynov.com. You can comment here or there.


[reposted post]Живые и мертвые русского рока
novayagazeta
(перепостил kmartynov)

С одними и теми же песнями Цоя в окопах сидят, в атаку ходят люди по обе стороны фронта — и в Киеве, и в Донецке.

Пятнадцать лет назад умер главный поэт Донбасса Александр Литвинов, которого больше знали как Веню Д’ркина. Ему было двадцать девять, он прожил странную жизнь, разорванную нищетой, между районными центрами Луганской области и Москвой. Он был местной, приграничной, белгородско-донецкой звездой, а позже всероссийской знаменитостью из последнего поколения русского рока. В 90-е Литвинов остался неуслышанным, потому что свободы было много, а кушать все же хотелось. Людям тогда нужна была музыка для борьбы за выживание, а не фантазеры. И «День победы» с ударением на последний слог в Донецке был просто песней. Д’ркин умер молодым, так что мы никогда не узнаем, кем он был — «ватником» или «укропом».

Мертвые становятся общим достоянием. А точнее предметом быстрого дележа в твиттере. Кто первый поднимет на флаги Виктора Цоя? Разумеется, нет никаких сомнений в том, что Цой был патриотом России. Значит, доживи он до наших дней, провалившись в этот колодец истории, пел бы сейчас бодрящие песни Гиркину. Вроде «Солнце мое, взгляни на меня». В этом силлогизме, конечно, пропущена сомнительная посылка: «Каждый истинный патриот должен поддержать проект «Новороссия». А с другой стороны, мы знаем наверняка, как Виктор Робертович (ему сейчас было бы за пятьдесят, так что интонации тут вполне могли бы оказаться вельможными) искренне ждал перемен. Так что Цой — это боевой клич Майдана.

Читать дальше...Свернуть )

денег нет как политика центробанка
inchief
kmartynov

Сворачивание разных декоративных отраслей экономики вроде образования и медиа мы все уже начинаем на себе ощущать. Люди постоянно входят и освобождают подоконники от лишних растений, оставляя голую батарею центрального отопления — трубу, идущую во все стороны, кроме которой (и холдинга Габрелянова в виде банки для окурков) России уже ничего не нужно. Саморедукцию России можно обсуждать по разным направлениям, и вот Пряников задает одну линию: это вроде бы сугубо технологическая политика Центробанка РФ, который все последнее время задирает процентную ставку, задрал ее до рекордных величин и останавливаться на достигнутом не собирается.

Да, процентная ставка ЦБ в 8% означает в свою очередь, что дешевых денег в стране нет, а это значит, что рисковать никто не намерен. Те, у кого есть деньги, намерены их перепрятать и сохранить, те у кого могли бы быть деньги, трижды подумает, прежде чем открыть новый проект, ну и так далее. Поэтому главное событие в российской журналистике за этот год — открытие в Прибалтике издания “Спектр” с бюджетом в несколько десятков тысяч долларов, что по Московским меркам даже на аренду офиса не хватило бы.

Потребительких кредитов я никогда не брал, поэтому с этой стороной жизни постсоветского человека лично не знаком совсем. И правда заключается в том, что все последние годы все население России торчало на потребительском кредитовании как на крокодиле. Но высокая ставка ЦБ и тут приводит лишь к тому, что кредиты становятся дороже, а шансов расплатиться за них у граждан меньше. Интересно, что разговоры о развитии кредитной грамотности у россиян соседствуют с рекордными ценами на кредиты, т.е., вообще говоря обладать кредитной грамотностью в Евросоюзе несравненно проще с самого начала.

Главным аргументом в пользу повышения процентной ставки ЦБ у нас называет борьбу с инфляцией. Но инфляция у нас все равно высокая, т.е. справляться не получается, тут бы хорошо остановиться, спросить себя, почему не получается, а не продолжать гнуть свою линию (правильный ответ – потому что инфляция в основном растет из-за роста тарифов и цен на продовольствие и пытаться влиять на нее, сокращая количество денег в стране, это как лечить рак арбидолом). Инфляция больнее всего бьет по бедным, и вот позитивная программа ЦБ заключается в том, чтобы защитить бедных от богатых и не дать, главным образом, некоторым бедным разбогатеть на дешевых деньгах и рискованных проектах. В итоге, как видно, по нашим отраслям экономики, перечисленным в начале, число рабочих мест падает, потребление падает – так держать, всем пожертвуем, лишь бы сбить инфляцию на 1%! Остается вопрос, что делать людям, которым срочно нужны деньги — ну, например, форс-мажор у них какой-то. Тут ответ ЦБ в виде процентной ставки в 8% предполагает позицию консервативую и духоподъемную: пишите челобитную, надейтесь, что царь поможет. Высокая процентная ставка — это способ отдать нас на милость государя. Вот Крым: вместо того, чтобы взять дешевые кредиты и сделать бизнес для российских туристов, люди там будут сейчас сидеть и ждать бюджетных денег, вытянутых их “материковой России”. Как-то все это нехорошо, что ли.

У Пряникова был этот ролик, а вот я еще один видел на эту тему. Посмотрите, какие-то неизвестные герои дерутся как черти за дешевые деньги. Работать, наверное. хотят.

Originally published at kmartynov.com. You can comment here or there.

Метки:

за lubuntu
inchief
kmartynov

2014-08-12-000205_1366x768_scrot

Я уже много раз писал о том, что самым лучшим образцом масс-маркета, которым я пользовался, по крайней мере, в отношении гаджетов был ноутбук Asus UL30A, который я купил, кажется, в самом конце 2009 года. Это было чудо техники с честными десятью часам автономной работы и дальнобойным модулем WiMax, на котором тогда работала Yota. С тех пор ноутбук был бит, у него отваливались куски краски, выпало несколько болтов, одно крепление экрана разболталось, но в целом он работает удовлетворительно. В частности, в Крым я сейчас возил именно его, и думал, что там на пляже и зарою, но нет, даже из этой преисподней он вернулся. До сих пор у меня не было более удобной клавиатуры с жестким ходом клавиш (чем меня раздражает Macbook), и самое удивительное, конечно, это жизнь батареи — она через пять лет держит зарядку на уровне 5-6 часов, из чего можно сделать вывод, что стартовые 10 часов были связаны не только с медленным и холодным процессором, работающим на частоте 1,3Ггц, но и с тем, что на аккумуляторе производитель тоже не сэкономил.

Главной проблемой для ноутбука, который по сути остается самой удобной моей пишущей машинкой, со временем стал Windows 7, переустанавливать который не было никакого желания. Windows, очевидно, накопил некоторую спортивную усталось, и даже в вебе все стало происходить достаточно медленно (при 4Гб оперативной памяти на борту).

В общем, я это решил вылечить установкой версии Linux, которая позиционируется как самая легкая версия Ubuntu — Lubuntu со специальным рабочим столом, ориентированном на нетбуки и старые маломощные компьютеры. Установка прошла не так гладко с первого раза, но сейчас я вроде бы разобрался и и страшно доволен.

2014-08-11-235417_1366x768_scrot

Главная особенность Lubuntu — минимальное потребление памяти, а это значит, что к старому и битому жесткому диску ноутбука обращаться приходится значительно реже, а все вместе работает довольно быстро. Плюс обновление шрифтов и оконного интерфейса делает мою пишущую машинку более привлекательной — шрифты раздражают словно шум в кафе, а значит пишется легче. Большинство проблем с программами решается установкой Chrome, который автоматически подгружает все ваши надстройки — фотошопа, конечно, среди них нет, но для моих целей это полноценная рабочая среда.

Теперь у меня есть компьютеры на всех пользовательских трех платформах, и современный Linux выглядит вполне конкурентноспособным. Не понимаю, почему вы не пользуетесь.

Originally published at kmartynov.com. You can comment here or there.


пока не умер хамон
inchief
kmartynov

xLgzM35QVrE

Совсем скоро, как уже понятно, здесь не будет ни еды, ни блогов, поэтому я напишу, пожалуй, про кулинарный Петербург как в прежние добрые времена, как будто ни в чем ни бывало.

В Петербурге я обедал в Oh! Mumbai на Гривцова, представляющем редкий для столицы жанр адаптированной индийский кухни (в Москве редкость что адаптированная, что неадаптированная). Заведение позиционирует себя как гастробар, то есть по вечарам тут едят, а после можно и выпить — характерная черта новых петербургских проектов. Я ел острый суп из курицы, самосу с зеленым горошком, карри из цыпленка, тандырную лепешку с сыром и чесноком, а запивал ласси. Метрдотель и официант, колоритный индус с подвитыми усами, не вполне владеет русским языком, но может дать развернутые пояснения по всем блюдам. Еда не слишком острая на мой вкус (я постоянно ем табаско), но весьма колоритная и с адекватным ценником — карри стоило, кажется, 390 рублей, а весь обед меньше тысячи. Суп плотный, желтый и ароматный, совершенно не то, что у нас тут делают под видом куриных супов, конечно. Ласси соленый и с мускатным орехом — в меню есть другие варианты. Самоса — это та же самса, но сделанная веганами и, конечно, отличная. Посетителей в Oh! Mumbai субботу около 17 часов почти не было. Весьма рекомендую — индийская еда в «Махарадже» на Покровке в Москве тоньше и несколько аутентичнее (в частности, съесть сливочный суп с бараниной практически невозможно из-за количества чили), но в «Махарадже» заметно дороже.

В Петербурге я обедал в Duo на Кирочной, это заведение в стиле «гастротеки», сделавшее ставку на проверенное сочетание глубоко продуманной точной еды и доброго вина. Аналогом в Москве может считаться «Простые вещи», но там ценник раза в полтора-два выше, а еда в Duo при этом интереснее. Здесь я ел простой салат с киноа, огурцом, кинзой и вялеными помидорами (190 рублей), биск из лобстера (310 рублей, кажется) и морские гребешки с гречкой в соусе из копченой утки (390 рублей) и мусс из маракуйи с горгондзолой (200 рублей). Все это было достаточно интересно и сопровождалось бутылкой пино гриджио, рекомендую повторять этот опыт на Кирочной. У Duo есть интересные позиции в меню, но не хватает какой-то собственной идеи, хотя бы простой. И до уровня величайшего «Абажура» на Василевском острове ребята пока не дотягивают. Сюда, в общем, надо ходить на конкретные блюда. В плюсе — очень быстрое и приятное обслуживание.

Я пил чай в «Чайном доме» на Рубинштейне, куда я традиционно захожу во время прогулки, в этот раз там было ужасно. Чай не заваривался минут 20, потому что все были заняты приготовлением кальянов, официантка не видела в этом проблемы, последовал скандал и извинения. «Чайный дом» вообще-то дает замечательную возможность выпить самый лучший китайский чай с правильной заваркой (4 завариваний на одну порцию, как положено). Но все портится, увы.

Я пил ром в «Полутора комнатах» на Маяковской и это очень стильный, осмысленный бар, сделанный какими-то человекообразными хипстерами. Без кухни, но с забавными добавками к дринкам, включенными в ценник. К выдержанному рому, например, подают сухофрукты, выложенные на табачный лист, который при тебе достают из хьюмидора. Вечера в Петербурге стоит проводить в «Полутора комнатах» — там разве что слишком много Бродского с котиками.

Так мы жили, дорогие потомки, пока нас еще не запретили в Роскомнадзоре, Роспотребнадзоре и Росдураках.

Originally published at kmartynov.com. You can comment here or there.


(без темы)
inchief
kmartynov

Если бы я верил в национальные характеры, то сказал бы, что русские — нация великих подражателей, вроде японцев. Все, что было сделано в России, делалось иностранцами, иностранными инженерами, иностранными преподавателями, на иностранных технологиях, и только потом на этом опыте учились русские. Пушки Ивана Грозного, флот Петра, железные дороги Николая, сталинские автомобили, хрущевская космонавтика — все это было импортировано в Россию в виде тел и умов итальянцев, немцев, англичан, американцев и снова немцев. Это правда, о которой не очень пишут в учебниках. Как делался ГАЗ? Русские люди сошлись в чистом поле и ухнули пятилетку, во как. А слово «Детройт» в учебниках не сохраняется. Так вот русские, сказал бы я, если бы верил, начинают спотыкаться, когда живут своим умом — как было при Брежневе, как будет при дряхлом Путине. Русским нужен образец, как японцам, чтобы взять и сделать лучше. Только японцы после 1945 года копируют магнитофоны и виски, и делают их лучше оригиналов и прославились этим made in japan на весь мир. А у русских магнитофоны, и виски, и компьютеры копировать получалось из рук вон плохо. У русских другой профиль: ракеты земля-воздух, ракеты «Сатана», ракеты «Булава», атомные ракетоносцы, шахты, танки, ПЗРК, смерть. Русские как японцы, император которых никогда не капитулировал. А лучше бы магнитофоны делали, конечно.

Originally published at kmartynov.com. You can comment here or there.


о философском позоре
inchief
kmartynov

713653_900

Мирный житель Москвы Бородай в окружении мирных жителей Донецка, готовых до конца стоять за свою землю

Многие считают, что занятия философией непременно требуют некоторой заторможенности, велеречивости, что философ — это человек, который ни в чем не участвует и говорит о случившемся когда-нибудь потом. Предполагается, что заторможенность возникает от глубоких, тщательных мыслей, и тот, кто выдержал такую паузу в любой ситуации — самый лучший философ.

Так возникает фигура тошнотворного сюсюка, который вещает с кафедры о бытии, и никогда не рискует свои тезисы как-то конкретизировать — чтобы какой беды не вышло. Самую великую паузу держат нормальные российские философы, которые умудряются не говорить ничего десятилетиями.

А я думаю, обращаясь к великой традиции Диогена, Спинозы, Фуко, философия иногда может состоять как раз в том, чтобы, не сходя с места сказать нечто простое и ясное. Ценность этого высказывания, как правило, определяется рисками, который принимает на себя говорящий.

В некоторых обстоятельствах этот вопрос становится критическим. В медленную осторожную задумчивость сейчас предлагают поиграть наемные, платные и искренние спикеры тех ребят, которые нагадили, и не знают, что теперь делать.

Как кот медленно отходит от разбитой вазы, изображая на физиономии крайнюю степень задумчивости и изумления, так и маленькие Гиркины предлагают «не спешить с выводами». А персонально мне — не порочить честное имя философа. Заняться вон феноменологией, вместо того, чтобы задавать слишком простой вопрос: «Что же вы делаете, дегенераты?»

Originally published at kmartynov.com. You can comment here or there.


все любят велодорожки
inchief
kmartynov

sobjanin-liksutov1.06.13

Метро при Ликсутове&Собянине деградирует — достаточно вспомнить все последние скандалы с возгораниями в туннелях и простоем поездов между перегонами. Я пользуюсь московским метро каждый день с 1996 года, последний год был уникальным в отношении постоянных остановок поездов — раньше это считалось ЧП.

Деграцию и рост брака подтверждают работники метрополитена, которых за попытки скандалить по этому поводу увольняют. Уже нашелся гражданин, который недавно писал запрос в метрополитен о сильной вибрации на ветке от Киевской, и ему 8 июля пришло письмо, что все там в туннеле отлично.

Вместо технологического контроля на руины советской инфраструктуры в метро приходит wifi, а общественный транспорт в целом при Ликсутове заменяется пиаром и велодорожками.

Крупнейшая в истории катастрофа в московском метро приозошла при мэре Собянине — назначенном провинциальном чиновнике — и это не случайно. Сам он бывает в метро только когда ленточку перерезает, и смысл его существования в городе до конца не осознает — когда он сам ездил в метро, он не был начальником, когда он стал начальником, метро вышло из сферы его внимания.

Это большой позор, что мэр и человек, который занимается при нем транспортом, сами никогда этим транспортом не пользуются. Феодализм, кастовое общество, древняя Индия. Нас всех, каждый день рискующих благодаря этим профессионалам в метро, оформят по смете, когда угробят, и дадут миллион — чиновникам, конечно, досадно, статистика плохая и кто-то лишится премий. Предварительно виновным назначили главу метрополитена Беседина, который якобы отказался возвращаться из отпуска.

Я думаю, надо четко понимать, что случилось. Единственной адекватной мерой было бы отстранение от должности мэра города Москвы Сергея Семеновича Собянина.

Но, конечно, вместо этого мы продолжим ездить в стареющем метро, а Сергей Семенович и его талантливые управленцы, искренне любящий наш город — в своих лимузинах.

P.S. Зато у нас мэр — не какой-нибудь тупой боксер.

Originally published at kmartynov.com. You can comment here or there.

Метки:

про новый корпус гуманитарного факультета
inchief
kmartynov

basmannaya

До меня дошли слухи, что студенты собирают подписи на имя Кузьминова с просьбой не ссылать гуманитарный факультет на Старую Басманную. Мне, конечно, нравится всякий активизм (в данном случае он, возможно, вообще не выйдет за рамки почтовой рассылки), кроме того корпус бывшего экологического института в его советской части, построенной в 60-х действительно ужасен и, по-моему, совершенно не способствует занятиям гуманитарным знанием. Однако я думаю, что в Старой Басманной есть свои плюсы — особенно, если учесть, что это, возможно, временное здание для факультета.

Во-первых, идти до метро там не слишком больше, чем в случае со зданием на Малом Трехсвятительском, минут 12-15. Причем идти нужно от той же «Курской», только в другую сторону. Вы выходите в сторону улицы Казакова, и сначала там довольно грязное привокзальное пространство, зато потом вполне милые переулки, усадьба, — выходить дворами к Басманной в любое время года приятно. Альтернативный маршрут идет от метро «Красные ворота» вдоль одной из весьма примечательных московских улиц Новой Басманной, где по левую руку прекрасный храм Петра и Павла, по легенде построенный по личным чертежам Петра Великого, и где, кроме того, отбывал домашний арест басманный философ — Чаадаев. Вдоль Басманной должны быть после реконструкции Покровки запущены троллейбусы 25 и 45, которые связывают еще один корпус Вышки на Семеновской с Китай-городом.

Во-вторых, там рядом находится сад им. Баумана, который несколько лет назад был капкоизирован. Там, думаю, будет приятно предаваться подготовке к первым осенним семинарам, лежа на лавочках.

В-третьих, на Старой Басманной, напротив будущего корпуса университета и немного в сторону, находится совершенно великое для Москвы место — паб Molly Malone’s, известный также в народе как заведение «У Эдика». Ничего подобного в Москве нет, и возможность выйти после плотных лекций в пятницу за пинтой скотиша в атмосферу эдиковщины — уникальна.

Наконец, там в целом есть всякие странные места. На Басманной находился в 90-х годах московский рок-клуб, где играли разные зверюги вроде Вени Дркина, и теперь тоже эти традиции возобновляются в новом помещении, где выступает «Макулатура». Напротив экологического института — музей декабристов, отреставрированный полностью на деньги потомка Муравьева-Апостола, гражданина Швейцарии. Рядом с Эдиком домик дяди Пушкина, где молодой кудрявый арап тусовался регулярно. Домик как и Эдик стоят на площади с историко-драматическим названием Разгуляй и с соответствующим прошлым.
Немного омрачает все это то обстоятельство, что район находится между Курским и Тремя вокзалами, и в прежние времена по нему курсировали горячие приезжие. Там у меня была самая неприятная в моей жизни драка, в ходе которой мне бодро ударили бутылкой по голове и потом украли рюкзак, в котором были мои записные книжки с выписками из Хармса — надеюсь, они кому-то там пригодились. Но Басманная во всей своей полноте весьма, вероятно, способствует гуманитарной мысли.

Я, кстати, сегодня там был — пока никаких признаков Высшей школы экономики на здании.

Originally published at kmartynov.com. You can comment here or there.


никогда, никому не нужно ездить на курорты крыма
inchief
kmartynov

LW6tiWiSNLo

На Приморском бульваре в Севастополе — это самая набережная, идущая к памятнику затопленным кораблям, — девушка с сильным хриплым голосом пела блюз, напоминая позднюю Билли. Ей аккомпанировал ясный живой оркестр с басом и ударными. Они расположились спиной к закату, к садящемуся в море, к знаменитому севастопольскому рейду солнцу, и все это было сильным образом. В ресторане напротив наливали местное Шардоне 2013 года, здоровое и простое. Потом я шел вдоль Большой Морской, и она создавала впечатление настоящей улицы настоящего портового, торгового, живого приморского города — почти Одессы. Я даже смирился с тем, что напротив девушки, поющей блюз, а также слева и справа от этой девушки, продавались тонны футболок с изображением Путина, вежливых людей, Шойгу и даже одна с няшмяш — из нераспроданного.

Но курортный Крым — это бесконечный кромешный ад во всем. Транспорт, еда, жилье, психология, грязь, постоянный мат на набережных, совмещенный с чудовищной звуковой атакой из местных баров — смесь плаксивого шансона с тырц-тырц и еще более вульгарными переделками попсы. Ни в коем случае не надо ездить отдыхать в Крым!

Здесь в лучшем ресторане курортного города Алушта под названием «Встреча» с ценами выше средних московских вам все равно споют под синтезатор, не попадая в ноты (да даже если попадали бы!) быдло синти-поп о расставаниях, предательстве и вечной любви. Центр Алушты — это все равно разбитый асфальт, заставленные автомобилями улицы, пацаны в шортах, громко обсуждающие свои пацанские проблемы на неумелой, но бодрой фене.

Здесь вы все равно будете отнесены в одну из двух категорий: либо вы не считаете денег вообще, и тогда вы лох, либо вы пытаетесь их считать, и тогда вы тоже лох. В первом случае за трансфер из Алушты в Коктебель — чуть больше 100 километров вы заплатите сто евро на разбитом такси, во втором случае вы будете ехать 4 часа до Феодосии через Симферополь на автобусе, а потом добираться последние 17 км на маршрутке, потому что отдыхашек в этом году мало, и рейсовых сообщений вдоль берега нет.

На набережных ЮБК просто культурная катастрофа. Полуостров оккупирован быдлом. И единственный формат здешнего отдыха ориентирован на это быдло — ну туристические пешие походы по горам в данном случае не в счет. Пусть сюда придет какой-то суперкапков, который утопит все это убожество в фонтанах и массандре. Только классическая музыка, суки, джаз и современное искусство. И пока последнее крымское кафе старой формации не снесут российскими бульдозерами, выбирайте любое другое направление.

Природа красивая, когда людей и следов их жизнедеятельности в кадре нету. Море чистое и теплое. Из положительных моментов это все (ну и еще отлично сработал сайт airbnb, но это отдельная история). За десять лет здесь вообще ничего не изменилось.

Originally published at kmartynov.com. You can comment here or there.


[reposted post]Кава людская
novayagazeta
(перепостил kmartynov)

История с кофейнями, крошечным и ничтожным в противовес всему гигантскому и планетарному, может стать простенькой метафорой для российской истории.


Эдгар Дега. Женщины в кафе на бульваре Монмартр, 1877

Одно время я думал открыть кафе в Киеве. С минимальными вложениями сделать хорошее место в единственной русскоязычной европейской столице. Где долгая теплая осень и ранняя весна. И где город не ведет тотальной войны с человеком. Киевляне этого не замечают, но иметь возможность выпить чашку сваренного вручную кофе в небольшом кафе в центре города - это роскошь. Москвичам она недоступна. В Москве выживают только гигантские сетевые кофейни, и варят в них всегда только эспрессо.

На раздумья о кофейне меня натолкнуло конкретное место, кажется, на улице Сагайдачного. Я насчитал там семь столиков и сорок сортов кофе в турке. Чашка любого стоила что-то около сотни рублей. Я подумал, что можно сделать даже лучше. Вместо того, чтобы копировать местную интерпретацию belle epoque, взять и объявить ОБЭРИУ - кафе имени поэта Николая Олейникова. Но все это в мирные годы осталось на словах, а теперь и вовсе не ко времени.

Читать дальше...Свернуть )


бизнес овнер людмила из севастополя
inchief
kmartynov

Снимок экрана 2014-06-26 в 13.15.24

Я тут собираюсь в политологический тур по Крыму, и первой точкой в маршруте, конечно, должен был стать Севастополь. Я намерен был снять квартиру с патриотическим видом на море, чтобы оттуда наблюдать, как Россия встает с колен. Дело нешуточное, сами понимаете.

И вот я воспользовался модным хипстерским сервисом Airbnb, раскопав там квартиру на картинке, которая сдается вот этой дамой, Людмилой.

Людмила сообщила, что вот конкретно эта квартира на нужные мне даты в начале июля занята, но она может мне предложить точно такую же, и даже лучше этажом выше. Фотографий этой новой квартиры у нее, к сожалению, нет, потому что «там живут люди». Но у Людмилы есть два отзыва на сайте — от довольных клиентов, и я решил ей поверить.

Две недели назад, почти за месяц до поездки я оплатил Людмиле полную стоимость брони.

Сегодня утром, когда оставалась неделя до поездки, я сначала получил напоминание от робота Airbnb о том, что вас ждет прекрасный солнечный Севастополь, а час спустя — сообщение от Людмилы.

Людмила сообщала, что в квартире те люди, которые там живут, будут жить дальше, так что она предлагает либо отменить бронирование, либо подыскать другие варианты.

Т.е. сначала она продала мне кота в мешке — «точно такую же квартиру», а потом предложила не отменяя бронирования подыскать что-нибудь еще. Подвальчик, может быть, какой вместо «видовой квартиры». Более того, business owner Людмила считает, что вообще нормально отменять оплаченное бронирование, потому что в это время там будут жить другие люди.

Наконец, Людмила полагает, что она большой молодец, что все это провернула за неделю, после напоминания от робота, а не в последние сутки. Она даже несколько обижается на то, что я не хочу иметь с ней дел и дальше. Как же так, в самом деле?

Так что если вы вдруг соберетесь в Севастополь, обходите Людмилу стороной — у нее всегда есть люди, которые будут жить дальше в оплаченной вами квартире.

(Зато Крым наш.)

Originally published at kmartynov.com. You can comment here or there.


монти пайтон и большевики
inchief
kmartynov

c1f7APIf1Ms

Российская история повседневности выглядела бы так. Жил-был на свете старый большевик Алексей Снегов (псевдоним, конечно). В 30-е годы его направили на высокую партийную работу в Закавказье, которым тогда руководил товарищ Берия. Снегов был заместителем Берии.
В 1937 году его, как водится, арестовали, но сразу не расстреляли, а на год отправили в тюрьму. В 1938 году внезапно выпустили, и Снегов сразу поехал в Кремль к Микояну жаловаться и требовать восстановления в партии. Микоян посоветовал Снегову подлечиться в Сочи, но Снегов ответил, что без партбилета ни о каком лечении и речи быть не может. Второй раз его арестовали прямо в приемной Партийной комиссии, и теперь уже отправили в ГУЛАГ на 17 лет.

В ГУЛАГе Снегов не сломался — почему, мне неизвестно, то ли из-за стальной большевистской воли, то ли из-за умения устраиваться — и в 1953 году после смерти Сталина он сумел отправить письмо Хрущеву (они были знакомы в 30-е) и опять Микояну, в котором выражал готовность дать показания против Берии. Прямо с Колымы его привезли в Кремль, где он дал показания и рассказал, что в ГУЛАГе вообще очень плохо. Берию казнили, а Снегова снова отправился в ГУЛАГ, потому что не положено.

Окончательно его выпустили в следующем 1954 году, он принимал участие в подготовке доклада Хрущева на XX съезде партии. Снегова реабилитировали, и он был очень рад, что это недоразумение наконец разрешилось. Он решил посвятить себя борьбе со сталинизмом, для чего, например, предложил не использовать женщин на тяжелых работах на Колыме. Хрущев якобы согласился со Снеговым, и женщин действительно перевели в лагеря Казахстана. Более того, Снегова даже назначили в 1956 году начальником Политического отдела ГУЛАГа.

После смещения Хрущева Снегов занимался литературным трудом, который преследовал две цели: возвеличить партию и уничтожить сталинское наследие. На почве второй темы он сошелся с историком Роем Медведевым, и у него начала работать домработница Медведева: она была осведомителем КГБ и стучала на обоих. Снегова еще раз исключили из партии, но потом опять восстановили.

Снегов не унывал и умер в 1989 году глубоким стариком, с верой в коммунизм. В комнате с белым потолком, я полагаю.

Originally published at kmartynov.com. You can comment here or there.


жить как крымнаш
inchief
kmartynov

1402359311_hohol

Мы, бандеровцы, проводим наши дни в веселье и праздности. Мы гуляем по майданам наших городов, взявшись за руки, и распевая песни Кончиты Вурст. Мы празднуем фейерверками победу сборной Бельгии, потому что мы тоже Европа. Мы пьем доброе бельгийское пиво Квардюпель. И в тайне отращиваем чубы, учим Лесю Украинку — потому что такое уж прекрасное украинское имя «Леся»; и танцуем гопак, а потом останавливаемся в казачьих героических позах и говорим с известным гэканьем, говорим «гарно» и делаем селфи.

А вот что делают те, у кого случился острый крымнаш? По утрам они приходят, допустим, в контору, в российскую серую офисную контору государственного средства массовой информации, где розовые штаны дозволено носить только Дмитрию Киселеву за заслуги перед отечеством. Они приходят в такую контору с бейджем «Крымнаш», сотни одинаковых небритых мужчин в джинсах, с кругами под глазами. «Крымнаш!» — говорит первый мужчина второму. — «Передай по цепочке». «Ну, крымнаш». «Крымнаш-Крымнаш», повторяет эхо. Потом мужчины садятся и начинают работать.

Они производят тысячу колонок с заголовками «Крымнаш». Мимо них на самокате с моторчиком проезжает веселый Дмитрий Киселев в розовых штанах и гладит каждого десятого по головке, и раздает медали. Самому помятому мужчине доверяют написать передовицу. Она озаглавлена «Убивать, убивать и убивать», — и это сенсация.

Звучит свисток, и мужчины встают и идут в курилку. «Как, крым-то наш?» хлопают они друг другу по плечу и с надеждой смотря друг другу в глаза: здесь все свои и все поймут наши слабости. Потом они идут к компьютеру и пишут в фейсбук статус «Крымнаш. Убей бандеровца. Вон он побежал! Убей! Лови!» Торжественно собирается очередная порция лайков. Завтра у вас будет новый день, новый крымнаш.

Originally published at kmartynov.com. You can comment here or there.


новости академический быдлятины
inchief
kmartynov

IMG_9993

В марте прошла жирная история в сфере, так сказать, академической этики, а точнее академической быдлятины — с участием моего любимого ректора Запесоцкого из СПбГУП.

Студенты из этого богохранимого заведения, как водится, завели группу Вконтакте «Подслушано в СПбГУП«, предполагая вероятно, что они ж в университете учатся, и не хуже других, и тоже так могут сделать.

В этом самом «Подслушано…» начали по мелочи полоскать грязное белье профсоюзного образования под крышечкой Запесоцкого.

И вот Запесоцкий опубликовал распоряжение, цитирую:

Ректорат дал поручение деканатам отчислить в марте-апреле 2014 года до 150 слабых студентов дневного обучения.

Речь идет о слабоуспевающих студентах (троечниках), не соблюдающих дисциплину и неспособных к поведению на уровне университетских стандартов. Это касается в первую очередь вызывающего внешнего вида, использования ненормативной лексики и т.п. Внимание будет уделено и поведению студентов в социальных сетях. В первую очередь – активности на форумах типа «Подслушано в СПбГУП» и т.п.

В самой группе начали появляться записи такого содержания (ректорат рекрутировал бойцов)

Вообще приличные люди у нас все неприятные вопросы по делу адресуют на встречах лично ректору. И никого никогда не прессовали за это.

«Подслушано» — способ получать инсайдерскую информацию от дураков. Делается это по заказу госунивера и филиала Вышки, которые на рынке проваливаются и ищут, как ректору нагадить. Только никто на эту туфту не ведется. Мы смотрим на это, как на зоопарк: ой, ой, кто нашел мой телефончик! Подбросьте к охране! Правда, у нас отдают чужое, а не подбрасывают. У нас – не вшивый ЛГУ им. Жданова. Но лгушникам не понять. Забавно.

Или вот - это вообще общероссийская дискурсивная новелла.

Я искренне не понимаю, почему люди, не имеющие никакого отношения к нашему универу, так сильно им интересуются? Да, у нас куча проблем, но это НАШИ проблемы, вы-то здесь при чем? Почему мне, например, даже в голову не придет писать что-то пабликах др. вузов да еще под каждым постом?

Люди выкладывают документы о переводе, жизнь кипит.

Родственники лайкающих «Подслушано», получают выговоры от Запесоцкого.

Российский студенческий союз написал по поводу всего этого шабаша заявление в прокуратуру и жалобу в Минобраз.

Последняя новость по этому поводу — от 3 июня: прокуратура проверяет этот самый союз на предмет экстремизма.

Крепко стоит Запесоцкий на родной почве.

Вообще, это все страшно интересно, потому что представляет собой в чистом виде столкновение Запесоцкого с интернетом, без существования которых мы бы и не узнали о существовании этого удивительного мужа.

P.S. Обратите внимание на бэйдж у девушки на фото: насколько я понял из «Подслушано», Запесоцкий ввел для студентов обязательное ношение бэйджей на территории университета!

Originally published at kmartynov.com. You can comment here or there.


омон ра для 2014 года
inchief
kmartynov

Fh6jnf4S9fE

В нынешний исторический момент очень полезно перечитать «Омон Ра» Пелевина. Я читал его в юности и вроде бы проникся, но раньше ведь у нас было совсем другое время, и жесткое издевательство над совком выглядело даже обидно. Но сегодня текст читается прямо как биография коллективной мизулины, вылезающей из прошлого, как зомби из могилы, чтобы снова жрать нас. Мизулина голодная, а вы полистайте «Омон Ра» — эта повесть была написана в 1991 году, и она стала ярчайшим резюме советской эпохи, как и того мира, заря которого снова выжигает нам глаза.

В этом гимне вечному всепроникающему совку много важных моментов, но я бы взял один. Советские безногие летчики из училища имени Мересьева должны отрабатывать иммельман на телетренажере — летающих самолетов у родины нет. И вот их судят за измену родине: двое из группы вместо того, чтобы тренироваться по инструкции, развернулись и на предельно малых уходили на Запад. Чтобы хоть на минуту узнать, как это, — пояснил один перед расстрелом.

Вторая сцена сюда же — советские космонавты, готовящиеся к гибели в ракете, летящей на Луну, обсуждают Pink Floyd. Обсуждать мешают ЦУП, кроющий космонавтов матом. — Я в Москве был специально, 400 рублей взял, но никак не мог найти один альбом, знаешь, саундтрек к такому фильму Zabriskie Point? — А у меня был такой, да ничего особенного, это как «Морэ», только там не поют. Помолчали. Все, что было ценного в жизни советского человека — это немного прикоснуться к всамоделешней жизни «там».

(Еще парадокс, но Pink Floyd на третьей копии с кассетника звучал тогда лучшее и волшебнее, чем сегодня на самых Hi-Res Stereo на системах за многие тысячи долларов. Сейчас аудиофилы жалуются: слышны все эти ебаные колокольчики и молоточки; тот советский Pink Floyd был лучше).

Originally published at kmartynov.com. You can comment here or there.