?

Log in

No account? Create an account
inchief

kmartynov


равновесие с небольшой погрешностью


Previous Entry Поделиться Next Entry
десять с половиной книг 2009 года
inchief
kmartynov
Принцип, которым мы руководствовались, составляя этот список, заключался в том, чтобы выбирать книги, отличающиеся пронзительной силой ума и, по возможности, буйством авторской фантазии, а также — непременным атрибутом серьезной литературы — резким юмором. Кроме того, книги, отобранные здесь, отличаются еще одним важным свойством — они отражают дух времени, они актуальны, но при этом не являются однодневками. Вы вряд ли отважитесь выбросить их после прочтения. Прочитав их, вы обнаружите внутри себя картину мира.

С первым местом определиться было одновременно и легко, и трудно. Легко, потому что круг потенциальных претендентов был чрезвычайно узок. Собственно, пришлось выбирать между Джаредом Даймондом, автором главного академического бестселлера последних десяти лет, и Нассимом Талебом, практиком, который вышел на агору — поучать философских люмпенов чувству реальности. Обе книги настоятельно рекомендуются к немедленному прочтению, если вы до сих пор еще не сделали этого. Даймонд и Талеб при экономном расходовании энергии, пожалуй, способны вдвоем обеспечить вас мыслями и идеями в течение всего следующего года. (А потом мы напишем следующий обзор, чтобы вы знали, о чем думать дальше.)

Профессор Даймонд написал удивительную работу, «Ружья, микробы и сталь», рассказывающую об истоках нашей цивилизации. Они в буквальном смысле слова находятся у нас перед носом, да так, что никто из историков их отчего-то не замечал. Речь идет о культурных растениях и домашних животных. Экспансия Евразии по всему миру связывается Даймондом не со спецификой ее жителей, но с объективными обстоятельствами вроде климата и биологического разнообразия.

Первое место — Джаред Даймонд, «Ружья, микробы и сталь».

Миллионер Талеб довольно нескромно обращает наше внимание на то обстоятельство, что мы живем в очень сложной среде. Если раньше случайности имели в основном природный характер и случались довольно редко, то теперь неопределенность буквально роится у нас над ухом. Твиттер, к примеру, позволяет раздуть самое незначительное событие до планетарных масштабах, сделав обсуждение соответствующей темы обязательным для всех человеческих существ, страдающих от одиночества. «Наши мозги, — доверительно сообщает Талеб, — не предназначены для того, чтобы думать. Пока ваш предок бы раздумывал, его бы уже съели. Поэтому выживали не мыслители, но те, у кого быстрая реакция».

Что это значит? Да только то, что мы предпочитаем мышлению готовые и примитивные схемы, опирающиеся на прошлый опыт, и не знающие процедур пересмотра. Поэтому мы не замечаем ключевые события, а когда они все-таки случаются, то бывает слишком поздно. Кто мог, например, предсказать распад СССР? Да никто. А он взял и распался. Низкие люди немедленно увидели в этом результаты таинственного заговора могущественных сил. С этим знанием им проще и спокойнее живется — всегда есть кто-то, на кого можно все свалить, а затем умыть руки. Не таков Талеб. Он умный и знает, что никто ничего не понимает, а следовательно никаких заговоров планетарного масштаба быть не может. События случайны. События сложны. Умников, способных ими успешно манипулировать, нет. Жаль, конечно.

Если книга Даймонда носит более универсальный и спокойный характер, то Талеб яростный полемист, буян и — пользуясь термином, который он применил к Юму, — бонвиан. Идея Талеба ясна, его риторика блестяща. Даймонд дает больше информации. Читать, повторимся, совершенно необходимо обоих. Кстати, у них есть что-то общее. Талеб — православный левантиец, отправившийся в юности изучать философию в Wharton School of Business. Даймонд — орнитолог, тридцать лет наблюдавший птиц по всему миру, но наиболее близко знакомый с самой неизвестной нам частью света — Новой Гвинеей. «Черный лебедь» и «Ружья, микробы и сталь» не были результатом кабинетных исследований. Они полны жизни.

Второе место — Насcим Талеб «Чёрный лебедь».

И на третьем месте у нас тоже — «Сама жизнь» Натальи Леонидовны Трауберг. Мы писали о том, что эта книга для нас стала манифестом философии существования, основанной на столь редких в наши дни качествах как рационализм и гуманизм. Трауберг — подобно Жанне д’Арк — выходила в рыцарском костюме на бой с двадцатым веком и победила его. Мечом ей был скептический разум, а щитом — человеческая ирония. Дневников Трауберг на войне не вела, сохранив до глубокой старости остроту ума, и затем зафиксировав это на бумаге. «Сама жизнь» — это гораздо больше, чем автобиография.

Третье место — Наталья Трауберг «Сама жизнь».

«Быть японцем» выдающегося русского востоковеда Александра Мещерякова представляет собой, вероятно, лучшую отечественную научную монографию уходящего года. В этом статусе она перерастает формат узкоспециального исследования и горячо рекомендуется нами как благодаря своему содержанию, так и в качестве учебника научного письма. Мещеряков доказывает, что качественные научные работы будут востребованы публикой, и что вообще в нынешних российских условиях можно работать хорошо. Нам всем есть на кого ориентироваться, кратко говоря.

Четвёртое место — Александр Мещеряков «Быть японцем».

На пятом месте очень серьезная книга американского историка Дэвида Гланца. На фоне развлекательных книг о причинах и ходе Великой Отечественной войны, она кажется даже скучной. Но таковой ее делает лишь то обстоятельство, что Гланц пишет историю объективно, а не по-клоунски (т.е. не в стилистике таких авторитетных ученых как Марк Солонин и Владимир Резун). Гланц показывает, как Красная Армия ошибалась. Какими дорогими были эти ошибки. И как ей приходилось учиться на этих ошибках, чтобы не повторить судьбу французов. Гланц делает отличную работу, и в контексте продолжающихся дискуссий о «фальсификациях истории» мы настоятельно советуем читать «Восставших из пепла» и другие книги этого автора. В конце концов, его очень трудно упрекнуть в том, что он работает по-советски.

Пятое место — «Восставшие из пепла» Дэвида Гланца

Великолепная работа немецкого историка Норберта Фрая, рассказывающая о культурных и социальных аспектах нацистского государства на шестом месте. Если кто-то думает, что тоталитарное общество — это постоянно марширующие под окнами эсесовцы, то это большое заблуждение. На самом деле у нацистов находилось место для всего — включая, к примеру, любимого фюрера на открытии автострады, запечатленного для кинохроники. Фрай написал актуальную работу на вечную тему отношений общества и власти.

Шестое место — Норберт Фрай «Государство фюрера».

№ 7 в нашем списке стоит особняком, поскольку это единственный пример так называемой художественной литературы, достойный внимания в нынешнем бездуховном мире. Василий Авченко написал очень злободневную книгу, встраивающуюся в актуальную политическую повестку современной России. Он рассказал москвичам о том, почему Дальний Восток — это правый руль, подобно тому как сто лет назад Ленин был партией. Не читать это можно только в том случае, если вас совершенно не интересует реальность.

Седьмое место — Василий Авченко «Правый руль»

«Викиномика» Дона Тапскотта и Энтони Уильямса является еще одним модным и неглупым западным бестселлером в нашем списке. Конечно, до вершин Талеба и Даймонда этой работе далеко, но в ней, тем не менее, можно найти очень любопытные описания тех трансформаций в экономике и обществе, свидетелями которых мы являемся. С collaboration в XXI век! — радостно размахивают флажками авторы. Кстати, относиться к этому методу все-таки стоит скептически, о чем свидетельствует отвратительное качество русского перевода «Викиномики», выполненного в соответствии с принципами wiki-сообщества.

Восьмое место — Дон Тапскотт, Энтони Уильямс «Викиномика»

Филологический хулиган Андрей Аствацатуров, прославившийся своим «модным романом» «Люди в голом», стоит у нас на девятом месте. Этим мы как бы хотим сказать, что Аствацатуров — молодец, и что провокация с «романом», которую он затеял и блестяще реализовал, заслуживает самого горячего одобрения. Теперь Аствацатурова везде зовут и везде включают. Мы тоже не исключение. Монографию о Миллере, правда, никто из нас не читал. Но академические филологи вот такие и должны быть — мощные, открытые миру и со здоровенными кулаками иронии. Тогда бы они научили народ любить слово. Большинство же пока прячется по кафедрам. И очень жаль.

Девятое место — Андрей Аствацатуров, «Генри Миллер и его „парижская трилогия“».

«Микротенденции» социологов Марк Пенна и Кинни Залесна, тематически пересекаются с эссе Талеба. Но если Талеб боец, то Пенн — типичный кабинетный ученый, который собирает и анализирует факты. Фактов в книге в результате действительно очень много, и все они подтверждают главную идею автора: нашим современным миром правят мельчайшие детали, которые благодаря интернету становятся определяющими факторами развития. Почитайте, это действительно очень поучительно и очень похоже на правду.

Десятое место — Марк Пенн, Кинни Залесн, «Микротенденции».

Особняком мы должны поставить графический роман Алана Мура и Дэна Гиббонса. Мы не включаем его в наш рейтинг не потому, что считаем его этого не достойным, напротив. «Хранители», альтернативный исторический графический роман о команде супергероев, пытающихся параллельно с самокопанием спасти мир от ядерной катсатрофы — это настоящее событие на книжном рынке. Мировом (также, как и насколько лет назад, когда он был создан, а сейчас переиздан благодаря одноимённому фильму), но не российском. В России нет традиции графического романа и маловероятно, что «Ханители» смогли найти в России своего читателя. А потому...

Специальная номанация — Алан Мур, Дэн Гиббонс, «Хранители».

Пробежавшись по списку, попробуем теперь понять, какие выводы из него можно сделать. Первый вывод состоит в том, что приличной литературы в России издается достаточно много, но она не имеет коммерческого значения. За исключением, может быть, Талеба. Опять же, речь идет о длине списка наименований, но не о тиражах. Средние тиражи здесь — в районе 1,5 тысяч экземпляров. Капля в книжном море, рождающемся и умирающем внутри Садового кольца.

Второй вывод сводится к тому, что российские авторы продолжают постепенно сдавать позиции. Мы вытаскивали их как могли, но при желании могли бы вывести десять лучших книг года, состоящих из одних переводов. Провернуть этот номер с отечественной базой не представляется возможным. Наши авторы просто не пишут десяти интересных и качественных книг в течение года. И на фоне обострения конкуренции со свежими переводами, такими как «Черный лебедь», шансы на выживание российского автора в качестве утехи аборигенов, погруженных в «специфику», становятся все меньше.

Третий вывод связан с тем, что высокие продажи книги зачастую действительно указывают на ее качество. Очевидно, что сегодня мы выбираем — или по крайней мере имеем возможность выбирать книги — более взвешенно и разумно, чем в эпоху до интернета. И это накладывает свой отпечаток на содержание хит-парадов.

Вообще, жизнь коротка, а борхесианская библиотека вечна. Поэтому мы настоятельно советуем вам самым тщательным образом выбирать книги, которые вы читаете. Мы будем помогать.
Метки:


  • 1
я так полагаю, всё можно найти в Фаланстере?
отдельно: монография про Миллера там есть? (не "Игра и репрессия", а отдельно про ГМ)

Да, есть, если я не последнюю купил.
Неожиданно отличная монография.

ох, а если закончится за праздники, то неужели её больше нигде не достать будет?..

а сколько она там стоила, кстати?

ага, спасибо. надеюсь, она больше никому не понадобится, кроме меня :)

Ну кроме Гланца и Викиномики все вроде бы есть.

Большое спасибо!
Мы совпали с Талебом и Викиномикой, и, конечно, Хранителями ;=)

Буду воспринимать представленный список как список обязательных книжных покупок ;=)

Гланц это глыба! Все жду когда какое-то наше издтельство договорится с Tempus-ом и издаст на русском гланцевскую "Барбароссу".

Это, кстати, круто, что я вы подтверждаете его глыбообразность )

спасибо, хороший список - жаль, не пишите английские названия, уходит времени больше на поиск ) но это чепуха.

Талеба прочитал давно уже - актуальная и нескучная книга, правда очень высоко оценивать бы ее побоялся - потому вскрыв основную язву и рассказав, как все неверно - дальше он "лечить" не собирается и не знает как...или чего-то не понял я в нем?


  • 1