Кирилл Мартынов (kmartynov) wrote,
Кирилл Мартынов
kmartynov

Categories:

эстетическое совершенство как фактор политики

Во время военно-морского противостояния СССР и США в мировом океане в 60-80-ых годов прошлого века обе стороны проектировали свои корабли, исходя из разного приоритета задач. Для США на первом месте было качество и количество электронного оборудования корабля, далее следовали условия обитания экипажа и дальность плавания. Такой параметр как вооруженность корабля находил себя ближе к концу этого списка, а замыкала его мощность двигательной установки.

Приоритеты были выставлены достаточно четко, исходя из задач американского надводного флота: присутствие в любой необходимой точке мирового океана. Максималный запас хода и высокая автономность - вот что нужно было американскому крейсеру. Перед советским флотом стояли радикально иные задачи. Соответствовали им и ценности, закладываемые при проектировании советских кораблей. На первом месте среди них было максимально мощное вооружение. На втором - силовая установка, обеспечивающая наилучшую скорость хода. Дальше следовали электронное оборудования, условия обитания экипажа, и в хвосте - дальность плавания. Советский флот проектировался для действий вблизи от своих баз и скоротечного оборонительного боя против превосходящих сил НАТО, т.е. каждый советский крейсер, грубо говоря, должен был максимально дорого продать свою жизнь.

Интересным следствием такого положения вещей стало то, что средний советский корабль выглядел намного агрессивнее и мощнее, чем американский. Для сравнения можно привести крейсер ВМФ СССР проекта Kara (по классификации НАТО), один из которых до сих пор входит в состав Черноморского флота России (большой противолодочный корабль "Керчь")



БПК "Керчь"

и крейсер флота США CGN-36 California, схожий по классу и построенный в тот же период (конец 60-ых, начало 70-ых годов).



USS California (CGN-36)

В какой-то момент эта ситуация стала причиной серьезного беспокойства западных экспертов. Хотя советский флот был фактически не способен к длительному автонономному противостоянию в войне с Западом, внешний вид советских кораблей оказывал большое впечатление на наблюдателей и служил целям "демонстрации силы в целях поддержки внешней политики государства". Об этом писали американские специалисты Герберт Мейер и Джон Роуч в статье "Военные корабли должны выглядеть по-военному" в 1979 году (Meier H., Roach J. Warships Should Look Warlike // US Naval Institute Proceedings. 1979. June. No 6. P. 68–69).

Размещение большого количества вооружения на верхней палубе «делало советские военные корабли более грозными, независимо от их реальной боевой эффективности». В условиях множившихся локальных конфликтов и необходимости постоянной «демонстрации силы» в странах «третьего мира» это качество оказывалось едва ли не самым важным.

В поисках ответа на вопрос «Почему внешний облик советских кораблей производит впечатление большей военной мощи, чем облик американских?» уже упоминавшийся Герберт Мейер совместно с офицером флота США Джоном Роучем (John Ch. Roach) предприняли попытку анализа архитектурного дизайна советских и американских боевых кораблей. Обосновывая свой подход к решению проблемы и использованную методику, авторы отмечали: «В истории морских народов существует давняя традиция, касающаяся эстетики дизайна военных кораблей. Помимо своей основной роли ведения войны, боевые корабли служили политическим инструментом эффективной проекции морской мощи, престижа и влияния нации…».

В качестве основного метода авторы использовали сопоставительный анализ базовых визуальных элементов, к которым они относили: «линии силы» силуэта корабля, контур корабля, линии фронтальной проекции надстроек и выступа борта, размер горизонтального интервала между линиями палуб и надстроек.
Согласно предлагаемой методике, «линии силы» объединяют визуальную композицию объекта, проецируя его силу в окружающее пространство. Такие линии корабля как кривизна борта, продольная погибь корпуса являются самым подлинным выражением его характера. При этом вертикальные линии создают впечатление относительной статичности, в то время как линии наклона задают ощущение динамичности и целеустремленности. Линии наклона от визуального центра в сторону носа и кормы отражают степень выдвижения надстроек вперед-вверх, создающей впечатление устремленности и готовности к активному действию. Большие горизонтальные интервалы между линиями палуб и надстроек при определенной длине корабля формируют ощущение раздутости и приземистости, малые же интервалы, напротив — эффект сглаженности, стремительности. Впечатление динамичности корабельной архитектуры так же задается наклоном линий фронтальной проекции надстроек в противоположность статике перпендикулярных линий. Наклон надводного борта и форштевня корабля подчеркивает мощь линий силы.

Силуэт корабля представляет собой непрерывную линию, включающую все корабельные устройства, видимые под разными углами. Мачты, радарные установки, системы вооружения привлекают внимание и придают силуэту ощетинившийся, угрожающий вид. В своей комбинации «линии силы» и силуэт корабля определяют, насколько грозно выглядит сам корабль.

Таким образом, американские исследователи проанализировали внешний вид новых кораблей флота США и сравнили их с кораблями новейших типов советского флота. И это сравнение оказалось не в пользу первых: «Современные боевые корабли американского флота выглядят громоздкими, неустойчивыми, плоскобокими, статичными и недовооруженными и, в целом, кажутся менее устрашающими, чем должны казаться. При сравнении с кораблями других флотов, такими как новые корабли советского флота, видимый контраст разителен, советские корабли кажутся более зловещими и угрожающими». Так, вошедший в состав американского флота в середине 1970-х годов ракетный крейсер «Калифорния» (CGN-36), по мнению авторов, отличался преобладанием вертикальных линий крупногабаритных надстроек, что придавало крейсеру исключительно «массивный, статичный внешний вид, исключающий динамику и подвижность». В то же время близкий по классу и времени вступления в строй советский большой противолодочный корабль (БПК) «Николаев» (проект 1134Б) производил впечатление «бойца, приготовившегося к схватке». Надстройки и корпус крейсера «демонстрировали согласованные и целенаправленные линии силы».

Герберт Мейер и Джон Роуч пришли к заключению, что «внешний вид советских военных кораблей являл собой сознательную попытку обеспечить максимальный пропагандистский эффект использования флота благодаря применению художественного дизайнерского стиля». Это приобретало особое значение исходя из убежденности авторов в том, что «военный корабль есть инструмент политики, главным оружием которой является эффективное убеждение. Эстетическое совершенство усиливает убедительность военного корабля, усиливая доверие к национальной политике».


Tags: власть, история, ссср
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 17 comments