Кирилл Мартынов (kmartynov) wrote,
Кирилл Мартынов
kmartynov

якобы нет его и желание твое трр

Семьдесят лет назад, 2 февраля 1942 года, в блокадном Ленинграде умер Даниил Хармс.

Для России он был чем-то вроде ленинградского Витгенштейна: философа-мистика, искавшего пределы выразимого в словах, ставившего эксперименты над миром и собой. Но за Витгенштейном стояла семья отца – сталелитейного магната, он мог преподавать в Кэмбридже или плести корзины в Норвегии. Хармс, тоже не получивший “профильного” образованиея, стал в СССР времен термидора “детским писателем”.

Для мира взрослых его речь была совершенно непригодна, никаких надежд на публикацию. В детской советской литературе, царстве Маршака, было немного проще. И вот все они – Хармс, Введенский, Олейников – в холодных квартирах под звуки урчащих животов писали стихи про мальчиков-пионеров. Потом Хармса трагикомически узнали как “сатирического писателя” и “автора веселых анекдотов”. Что может быть более нелепым?

Я часто в последнее время привожу Хармса в пример на семинарах, когда речь заходит об экзистенциализме. Когда немцы напали на СССР, он не пошел на войну, а симулировал безумие. Смерть в холодном феврале 1942 года – это смерть в психиатрическом отделении “Крестов”. Как мы можем отнестись к этому выбору? Можно ли представить себе красноармейца Ювачева в мундире?

Видимо, жизнь Хармса перешла в тридцатые годы в некоторое новое измерение, где его окружали уже не совсем люди и не совсем человеческие события.

Фадеев, Калдеев и Пепермалдеев
однажды гуляли в дремучем лесу.
Фадеев в цилиндре, Калдеев в перчатках,
а Пепермалдеев с ключом на носу.

Над ними по воздуху сокол катался
в скрипучей тележке с высокой дугой.
Фадеев смеялся, Калдеев чесался,
а Пепермалдеев лягался ногой.

Но вдруг неожиданно воздух надулся
и вылетел в небо горяч и горюч.
Фадеев подпрыгнул, Калдеев согнулся,
а Пепермалдеев схватился за ключ.

Но стоит ли трусить, подумайте сами,-
давай мудрецы танцевать на траве.
Фадеев с картонкой, Калдеев с часами,
а Пепермалдеев с кнутом в рукаве.

И долго, веселые игры затеяв,
пока не проснутся в лесу петухи,
Фадеев, Калдеев и Пепермалдеев
смеялись: ха-ха, хо-хо-хо, хи-хи-хи!

Originally published at kmartynov.com. You can comment here or there.

Tags: литература, смерть
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment