Кирилл Мартынов (kmartynov) wrote,
Кирилл Мартынов
kmartynov

Category:

почему журналист должен быть политиком

Вот журналист “Эхо Москвы” Плющев пишет в твиттере: “Я считаю, что журналисты, баллотирующиеся в КС оппозиции – это безобразие. Либо ты в оппозиции, либо журналист.” Это с радостью ретвитят кремлевские журналисты и медиаменеджеры. Ну, давайте разбираться, прав ли Плющев.

Аргумент первый. Статус журналиста и политика (и уж тем более политического и гражданского активиста) в современном мире размыт. Раньше было так: у вас лежит трудовая книжка в “Эхе”, есть пресс-карта, значит вы журналист. Теперь для того, чтобы быть журналистом, в том числе профессиональным, т.е. зарабатывающим на этом копеечку, достаточно иметь мобильный телефон и блог, а потом оказываться в нужное время в нужном месте. И наоборот, большинство оппозиционных политиков – журналисты, поскольку на них не работают государственные медиакорпорации. Если разделить журналиста и политика, то оба смогут выжить в современной России, только если наймутся работать на госкорпорацию или в “Единую Россию” соответственно.

Аргумент второй. Исторически оппозиционные политики зарабатывали себе на жизнь журналистикой. За примерами ходить далеко не нужно: создатель первого Интернационала Карл Маркс писал в газеты, которые были готовы его печатать, Владимир Ильич Ленин был известным публицистом, реагирующим по горячим следам на актуальные события жизни Российской Империи.

Аргумент третий. Россия испытывает чудовищный кадровый голод. Это проявляется во всех областях, но в сфере производства идей – особенно. Лучшие умы уехали в Чикаго заниматься финансовыми махинациями. Оставшиеся в стране граждане, способные связать несколько слов, всем хорошо известны. Если предписать им поделиться на журналистов и политиков, обе профессии в итоге проиграют, а не выиграют.

Аргумент четвертый. “Объективности”, к которой взывает Плющев, конечно, не существует. Невозможно рассказывать о политическом событии с абсолютно нейтральной точки зрения. Нет способа в споре каннибалов и вегетарианцев занять отстраненную позицию и самому не стать при этом каннибалом. Реальная объективность строится на системе ценностей и убеждениях человека, который рассказывает о событиях. Выкинуть из этой системы ценностей политическую составляющую можно – это и будет называться продажностью. В политике вообще нет точки зрения “над схваткой”, поскольку в отличие от инженерных задач по, например, строительству моста, здесь есть множество “верных” решений, каждое из которых кому-то на пользу, а кому-то во вред. Об этом замечательно написано в книжке Голосова “Демократия в России”, не устаю ее рекомендовать. Вообще, всем, кто про “объективность без политики”, полезно читать российских классиков, писавших сто лет назад на эту тему, – один из них тут у меня уже упомянут. Американцы не считают зазорным перечитывать время от времени “Федералиста”, и нам тоже не мешало бы помнить о корнях.

Аргумент пятый. Кстати, об американцах. Ни для кого не секрет, что в США существует сильная партийная пресса, в которой работают журналисты с политическими убеждениями. Разумеется, они освещают вещи так, как выгодно их партии, но делают это открыто и публично. Их политическая ангажированность скорее символ профессионализма, чем волчий билет. Подозреваю, что в России демократии не будет ровно до той поры, пока у нас процветает “объективная журналистика” или, по крайней мере, попытка ее изображать.

Наконец, последний аргумент. Не очень хотелось бы делать личные выпады, но позиция Плющева выглядит как попытка защитить status quo – монопольное право нескольких СМИ во главе с “Эхом Москвы” транслировать политическую повестку с позиций “беспартийной честности”. Разумеется, “Эхо Москвы” все годы своего существования занималась политикой. Венедиктов – один из видных российских политиков, “вхожих в кабинеты”. Это такая политика, которую в целом устраивает порядки в стране, она направлена на воспроизведение непубличного характера декоративной российской демократии. И кремлевский истеблишмент, слушающий “Эхо” в своих лимузинах такая оппозиционная политика тоже полностью устраивала. И ретвитят сейчас Плющева те, кто занимается суперангажированной политической журналистикой, облекая ее в привычные формы беспартийной “объективности” – либо с позиций путинского большинства, либо с позиций рукопожатной честности. Призрак партийной журналистики, даже самый ничтожный, как в случае с Координационным советом, всех, кто уже поделил поляну, очень беспокоит, понятное дело.

Журналисты в политике – это нормально.

Originally published at kmartynov.com. You can comment here or there.

Tags: власть, медиа
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments