Кирилл Мартынов (kmartynov) wrote,
Кирилл Мартынов
kmartynov

Categories:

денег нет как политика центробанка

Сворачивание разных декоративных отраслей экономики вроде образования и медиа мы все уже начинаем на себе ощущать. Люди постоянно входят и освобождают подоконники от лишних растений, оставляя голую батарею центрального отопления — трубу, идущую во все стороны, кроме которой (и холдинга Габрелянова в виде банки для окурков) России уже ничего не нужно. Саморедукцию России можно обсуждать по разным направлениям, и вот Пряников задает одну линию: это вроде бы сугубо технологическая политика Центробанка РФ, который все последнее время задирает процентную ставку, задрал ее до рекордных величин и останавливаться на достигнутом не собирается.

Да, процентная ставка ЦБ в 8% означает в свою очередь, что дешевых денег в стране нет, а это значит, что рисковать никто не намерен. Те, у кого есть деньги, намерены их перепрятать и сохранить, те у кого могли бы быть деньги, трижды подумает, прежде чем открыть новый проект, ну и так далее. Поэтому главное событие в российской журналистике за этот год — открытие в Прибалтике издания “Спектр” с бюджетом в несколько десятков тысяч долларов, что по Московским меркам даже на аренду офиса не хватило бы.

Потребительких кредитов я никогда не брал, поэтому с этой стороной жизни постсоветского человека лично не знаком совсем. И правда заключается в том, что все последние годы все население России торчало на потребительском кредитовании как на крокодиле. Но высокая ставка ЦБ и тут приводит лишь к тому, что кредиты становятся дороже, а шансов расплатиться за них у граждан меньше. Интересно, что разговоры о развитии кредитной грамотности у россиян соседствуют с рекордными ценами на кредиты, т.е., вообще говоря обладать кредитной грамотностью в Евросоюзе несравненно проще с самого начала.

Главным аргументом в пользу повышения процентной ставки ЦБ у нас называет борьбу с инфляцией. Но инфляция у нас все равно высокая, т.е. справляться не получается, тут бы хорошо остановиться, спросить себя, почему не получается, а не продолжать гнуть свою линию (правильный ответ – потому что инфляция в основном растет из-за роста тарифов и цен на продовольствие и пытаться влиять на нее, сокращая количество денег в стране, это как лечить рак арбидолом). Инфляция больнее всего бьет по бедным, и вот позитивная программа ЦБ заключается в том, чтобы защитить бедных от богатых и не дать, главным образом, некоторым бедным разбогатеть на дешевых деньгах и рискованных проектах. В итоге, как видно, по нашим отраслям экономики, перечисленным в начале, число рабочих мест падает, потребление падает – так держать, всем пожертвуем, лишь бы сбить инфляцию на 1%! Остается вопрос, что делать людям, которым срочно нужны деньги — ну, например, форс-мажор у них какой-то. Тут ответ ЦБ в виде процентной ставки в 8% предполагает позицию консервативую и духоподъемную: пишите челобитную, надейтесь, что царь поможет. Высокая процентная ставка — это способ отдать нас на милость государя. Вот Крым: вместо того, чтобы взять дешевые кредиты и сделать бизнес для российских туристов, люди там будут сейчас сидеть и ждать бюджетных денег, вытянутых их “материковой России”. Как-то все это нехорошо, что ли.

У Пряникова был этот ролик, а вот я еще один видел на эту тему. Посмотрите, какие-то неизвестные герои дерутся как черти за дешевые деньги. Работать, наверное. хотят.

Originally published at kmartynov.com. You can comment here or there.

Tags: экономика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 9 comments