?

Log in

No account? Create an account
inchief

kmartynov


равновесие с небольшой погрешностью


Previous Entry Поделиться Next Entry
конец работы
inchief
kmartynov

n8ko96cdqMw

Когда люди задумываются о том, что программы смогут заменить их на рабочих местах, они задают один вопрос: а чем же будем заниматься мы? Сейчас идет обширная дискуссия на этот счет.

Одни пугают апокалиптическими сценариями гибели запада, по сравнению с которым перенос промышленного производства в Азию показался бы пустяком. Другие вспоминают историю первой промышленной революции и намекают, что люди снова адаптируются — да, тогда пострадали крестьяне и ремесленники, но зато появились промышленные рабочие и клерки. В журнале Wired по этому поводу особенно много реплик на тему «they’ll give us new jobs».

Третьи уповают на то, что запад создаст систему социальных пособий, передаст гражданам гарантированный доход как раз накануне критических технологических изменений, и это позволит пережить смуту, а потом разобраться. Ковчегом в новую эру тогда выступит государство, но что оно попросит взамен. Четвертая группа — это блаженные — считают, что слухи о появлении роботов сильно преувеличены, хайп вокруг неройнных сетей и big data скоро сойдет на нет, и мы вернемся в старый добрый двадцатый век, где усталый отец семейства будет закрывать на ночь домашнюю лавку.

Как всегда интересно как-то вклиниться в это перечисление позиций со своим.

Есть давняя традиция, не слишком сильная, но живучая — она славит лень. А труд проклинает, — он ведь и на самом деле проклятие. В русской народной мудрости эта традиция представлена мощным тезисом «отмучился», который принято говорить про умершего. Речь при этом не об агонии, а обо всем, так сказать, жизненном пути. Как тянуть лямку, делать грязную и тупую работу, вставать в пять утра, терпеть унижение от начальства. Работа убивает, это знает каждый честный человек. Бог ввел воскресенье, чтобы как-то это смягчить. У марксистов это особенно светло увидел Поль Лафарг, написавший фундаментальный труд «Право на лень».

Могущество правящего класса основано на том, что он может позволить себе лениться, мечтать, мучиться от духовных вопросов, неделю лежать на диване, и глядеть в потолок. Кататься в отчаянии по полу etc. Да, образ представителя элиты в западной культуре скорее связан с эффективностью, высокой работоспособностью, хорошим университетом за плечами. Но правда состоит в том, что в жизни высокоэффективных людей бывают периоды, когда самое разумное, что можно сделать, — это упасть на диван. Бедные просто никогда не могли себе позволить ничего за пределами поиска ежедневного пропитания. Никогда в истории человечества.

И вот каждый день рано утром начинается тяжкий труд. Машинисты метро встают со слипшимися веками из холодных постелей своих жен. Женщины в оранжевых робах несут тяжелые инструменты вдоль летящих «Сапсанов». Воспитательницы в детских садах на ходу вгрызаются зубами в холодные бутерброды. Сотрудник отдела пиара, трясущийся из-за страха быть сокращенным, готовит квартальный отчет. Каждый день в истории вида homo sapiens, особенно после того, как наши предки изобрели себе на погибель сельское хозяйство, был отмечен работой. Круглый год и год за годом человеческие существа повторяли движения своих тел и своих умов, чтобы делать работу. Работа превратилась в цель существования цивилизации. Разумеется, предполагалось, что работа никогда не будет сделана.

Но, возможно, это заблуждение. Возможно, работа — это всего лишь культурное изобретение, пережившее несколько эпох. Можно утверждать, что в палеолите человек не трудился — он искал еду, кочевал и размножался. Поле, которое нужно обрабатывать, создало труд, его разделение и излишки еды.

И, может быть сейчас, мы видим горизонт, после которого вся работа будет наконец закончена. В лавке в последний раз опустят конторку и погасят свет. Задача человеческой культуры, возможно, всегда состояла именно в том, чтобы сделать всю работу.
Не знаю, что сказали бы в журнале Wired, если бы однажды мы проснулись в мире, где работы больше нет. — Работа? О чем вы говорите, мистер?

Originally published at kmartynov.com. You can comment here or there.


  • 1
Традиционно хорошо написано, но ощущение, что Россия к перспективе детрудизации будет иметь какое-то прямое отношение, не возникает. Это как статья в "Правде" полувековой давности об ужасах американской реальности.

Отлично! Спаибо Вам за интересное письмо. Тема действительно весьма интересная. Особенно в силу развития технологии приближающей состояние человека к Райскому Саду в котором все необходимости удовлетворяются автоматически, а действовать можно лишь из внутренних позывов. Возникает испытание отсутствием нужды что может оказаться куда более тяжким чем испытание нужндой непосильной.

ключ к разгадке - это не только производствeнно-технические возможности. это ещё и процессы, которые возможно будет наладить. иначе тут - да, маниловщина. пункт 4й.
поскольку киберволюция уже набирает темп, а менять обычный ход событий грешные люди (как "субьективное подмножество лентяев") не слишком настроены (полагаясь на свой 2й закон термодинамики), то можно кое-как прикинуть и "картину с маслом".

главная ошибка караульщиков госхалявы в том, что их станет слишком много и практически - сразу. потому ни кормить всех в рамках каллорийного приличия, ни (мой пардон) "давать всем" им работу госкорпорации не смогут. про рыночный сектор и разговора быть не может. какие бы мощные инструменты не получила сфера производства, доля отчисления от созданного товара не слишком подвижна. как бы не был несложен труд, а если отбирать основные плоды (пусть самого нетрудоёмкого) труда, то работник лучше перестанет работать и сократит потребление, но не станет по-прежнему честно работать. мясо будет с мухами, а в колбасе - туалетная бумага, чего не всегда скажешь о самих туалетах. пойдёт утечка инвесторов из менее прибыльных секторов и сокращение в пределах некоего уровня материальной самоподдержки.

социализм же может создавать инновацию лишь в узком секторе - из за невозможности ни отказаться от план-закона, ни масштабно изменить техзадание. последнее - невозможность бюрократу экономно консервировать и концентрировать ресурс. в масштабах экономики социализм обречён следовать за рыночным авангардом.

рынку и сейчас сократить рабочие часы не удаётся из за сопряжённого удорожания удельной стоимости продукта (она же - рост цены рабсилы при оном). рынок реагирует перетоком капиталла прочь от... почему и - трудности в сокращении рабодня в автомобильной промышленности - с благославления сильных как мало где профсоюзов. и то же в развивающихся экономиках: половина пропалывает сурепку и не может найти работу в городе. а в городе пашут по - не самых эффективных производительно - 14 часов. цена - инструмент сравнения, вознаграждения инвесторов и - поэтому - планирования.

а раз так, все государства должны судорожно слиться в пароксизме этатического безумия. и не просто так, а чтобы (не было войны?) усреднить экономические и административные (и во многом - и культурные) стандарты: убрать географический разброс оплаты одинакового труда (и экспортные перекосы), обьединить социалку. а не как сегодня в Евросоюзе: стабильно страдающие от циклического кризиса работники пляжного туризма и сопряженной кухонно-массажной м.. бижутерии, в том числе - с транспортным уклоном, составляют обитатели "жемчужины у моря". и её не столь совершенных контрафактных копий.

понятно, что раз в пятилетку они вынуждены пострадать больше равноудалённых тружеников северного местпрома и финансового сектора. всё бы ничего, но при общеевропьих ценах на товары, возникает политико-географический (международный) перекос этих цен и локальных - в пределах пляжей - доходов. рыночный поршень получает порцию холостых циклов, и двигатель обмена останавливается. кто ж по своей доброй воле воздумает о том, что общий рынок - это не одно лишь производство-сбыт и финансы-правила, но ещё и общие убытки в циклах, а не в странах. и фьючерсное их (не стран) покрытие. так ЮЕ не догонит ЮС. разве что - согреется. или даже - вскипятится.



Edited at 2016-06-07 18:40 (UTC)

возрастающее техногенное самообеспечение поможет рукастой части популяции начать постепенный выход за пределы рынка в направлении некоторого дауншифтинга. (почему дауншифтинг - иллюстрирует концовка старого редакторского анекдота: "а за стеной кузнец Вакула ковал баллистическую ракету. чёрт с ней, решил Вакула - ЗАВТРА докую".) прочая масса сможет присоединиться только после значительного, если не полного выхода за.

а тем временем эта "прочая масса" должна сама искать себе работу и место в социуме. отчасти это уже происходит в интернете. но это высокотехнический и легкодоступный удалённому потребителю сектор. значит он засосёт только часть - и самую заядлую. (детский труд тут займёт почётное место. вплоть до основного по криминальной насыщенности - в различном своём ракурсе.) остальным придётся "искать и не сдаваться". мужчинам э... - особенно. да, брак может временно претерпеть, как бы, свою филогенетически опробованную м... реорганизацию.

то есть и тут по большей части - дауншифтинг, впрочем, минусующийся на фоне встречного движения общего уровня материального благосостояния. дороги будут услуги. вернее (по удельной цене) - "ручной труд" интеллекта: вкус, талант, интуиция, суггестия. вобщем, магия искусства, магия убеждения, магия раскрашивания быта краской новизны и насыщения счастьем. хотя сами работники (дизайнеры одежд-причёсок-интерьера, врачи, педагоги, всевозможные тренера, архитекторы, консультанты) не будут более богаты.

состоятельны будут финансисты. на интернет-валюту будет либо копирайт, либо и он не понадобится. валюте необходимо признание пользователя. то есть, основной участник заинтересован в ограничении эмиссии, а маргиналы не делают погоды.

сравнительно состоятельны будут и работники востребованных промышленных секторов. в первую очередь (и в большинстве) - специалисты. управляющие и промышленные консультанты тоже. в какой-то степени придётся делиться с администрацией. инфраструктура и рынка, и быта будет как всегда важна. и даже в отдалённом будущем могут остаться актуальными и вопросы безопасности сообществ, и космические проэкты, прочие островки в киборг-океане равноудалённой "традиционной матрицы".

а значит и инструмент рынка в его актуальном виде сохранится как любой другой инструмент. никогда ненасытная утроба не скажет "довольно уж". разве что: "сегодня я устал"

Edited at 2016-06-07 18:25 (UTC)

я работать не люблю, а люблю свои хобби...:-) ) но пока человечество адаптируется к новым порядкам, много дров наломает, как всегда..:-) вон, в Англии в период промышленной революции и огораживания людей с земли сгоняли, но при этом принимали законы против бродяг, чтобы вернее их сгнобить...:-) хорошо, что колонии были...

Человеки не умели и не умеют проходить через кризисы без живодерства и массовых кровопусканий. В христианской Европе христианское милосердие и раньше не срабатывало. Сегодня же никаких моральных преград для массового истребления лишних ртов и вовсе не существует. Поэтому, роботизация при капитализме благо только для тех, кому принадлежат средства производства, земля и капитал. Для многих остальных, которые окажутся "лишними", скорее всего смертельный приговор. Иногда людей и убивать не нужно, достаточно создать им невыносимые условия и отрезать надежду на лучшее будущее. А вторым шагом легализовать и упростить эвтаназию для всех желающих. Можно сделать ее даже приятной. Ну а первыми жертвами, понятно, будут мужики-работяги среднего возраста. Тетки сорока и более лет еще имеют остаточную ценность для общества. Их еще можно как-то использовать. Поэтому у них останется тающий кусочек надежды.

  • 1