?

Log in

No account? Create an account
inchief

kmartynov


равновесие с небольшой погрешностью


Previous Entry Поделиться Next Entry
личное для следователя Фомичева и Пальчук
inchief
kmartynov
В Конституционный Суд Российской Федерации
от гражданина Российской Федерации
Мартынова Кирилла Константиновича,
проживающего по адресу
...

Жалоба

Настоящей жалобой мной ставится под сомнение конституционность действующей редакции статьи 310 Уголовного Кодекса Российской Федерации, которая предусматривает уголовную ответственность за разглашение данных предварительного расследования. Данная норма права в настоящей редакции никак не ограничивает круг лиц, которые могут быть привлечены к такой ответственности, не фиксирует объем информации, которая может быть квалифицирована как «данные предварительного расследования», а также не принимает во внимание возможных мотивов разглашения информации, которую следователь или прокурор квалифицировали соответствующим образом.
В частности, распространение уголовно-правового запрета разглашать такие данные на близких родственников обвиняемого, лишает их возможности защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом, и нарушает права, гарантируемые статьями 29 (часть 4) и 45 (часть 2) Конституции Российской Федерации.

В соответствии со статьями 96 и 97 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" прошу Конституционный Суд рассмотреть настоящую жалобу, поскольку мои права и свободы нарушены действиями следственных органов, возбудивших в отношении меня уголовное дело по статье 310 Уголовного Кодекса Российской Федерации.

22 февраля 2008 года следователь следственного отдела по г. Великий Новгород следственного управления Следственного комитета при прокуратуре РФ по Новгородской области Фомичев Д.Л. возбудил в отношении меня уголовное дело по статье 310 Уголовного Кодекса Российской Федерации – «Разглашение данных предварительного расследования».
Фомичев Д.Л. подозревает меня в том, что я якобы разгласил данные предварительного расследования уголовного дела №9973, возбужденного прокуратурой г. Великий Новгород 22 марта 2007 года в отношении моей жены Мартыновой (Федоровой) А.В., которая обвиняется в покушении на убийство своей трехлетней дочери от первого брака, упавшей в феврале 2007 года с лестницы и получившей легкие травмы, т.е. в деянии, предусмотренном частью 3 статьи 30, частью 2 статьи 105 Уголовного Кодекса Российской Федерации.
Обстоятельства уголовного преследования моей жены стали предметом широкого общественного обсуждения, в котором участвуют представители центральных СМИ, члены Общественной Палаты при Президенте РФ, депутаты Государственной Думы Федерального Собрания РФ.
В отношении моей жены незаконно (о чем имеются соответствующие кассационное определение Новгородского областного суда от 8 мая 2007 года) применялась мера процессуального принуждения в виде взятия под стражу, после чего она была необоснованно помещена в психиатрический стационар в нарушение пункта 2 статьи 207 Уголовно-Процессуального Кодекса РФ, о чем в настоящее время защитой подана надзорная жалоба. Данными действиями следствия грубо нарушены законные права и интересов всех членов нашей семьи, включая меня и нашего ребенка.
Следствием была взята тактика на умышленное затягивание хода предварительного расследования обстоятельств несчастного случая, которое длится уже год. У всех участников процесса также была отобрана подписка о неразглашении данных предварительного расследования обстоятельств несчастного случая, что никак не связано с интересами правосудия, но стало следствием общественного осуждения действий следственных органов г. Великий Новгород, систематически в ходе расследования дела №9973 нарушающего статью 38 (пункт 2) Конституции Российской Федерации.
Подписка о неразглашении данных предварительного расследования была отобрана у меня следователем Колодкиным В.В. 17 мая 2007 года. Тогда как в момент несчастного случая 26 февраля 2007 года я находился в г. Москва, единственным документом в деле моей жены, с которым я знаком непосредственно, был протокол моего собственного допроса от 17 мая 2007 года, касавшийся общеизвестных вещей – моих отношений с женой и ребенком, места моей работы и т.п.
4 июля 2007 года мной и Мартыновой А.В., до этого в течение полутора лет после развода с отцом ее ребенка состоящей со мной в отношениях фактического брака, был заключен брак, зарегистрированный ЗАГСом г. Великий Новгород.
С момента начала уголовного преследования моей жены и по настоящее время я организую юридическую защиту моей семьи. Мной были направлены многочисленные жалобы на незаконные действия следственных органов г. Великий Новгород в отношении моей жены. Данные жалобы повлекли за собой должностные взыскания ряду сотрудников прокуратуры г. Великий Новгород, в частности следователю Колодкину В.В. и прокурору Ефимову А.А.
Непосредственным инициатором уголовного преследования в мой адрес стала следователь Пальчук Д.В., которая 20 декабря 2007 года предъявила моей жене заведомо ложное обвинение в том, что Мартынова А.В. якобы пыталась избавиться от нашего ребенка, чтобы вызвать у меня, Мартынова К.К., жалость.
Подобная формулировка обвинения, ставшая итогом десятимесячного расследования, выглядит бессмысленно, создает прецедент, в результате которого любая благополучная семья может быть по надуманным предлогам уничтожена следственными органами. В интересах защиты законных прав и интересов моей семьи информация об этом предоставлялась и будет предоставляться мной обществу.
Информация об обвинении, предъявленном следователем Пальчук Д.В. 20 декабря 2007 года, была опубликована рядом СМИ, после чего десятки граждан направили в Генеральную прокуратуру РФ обращения с требованием прекратить абсурдное уголовное преследование моей семьи.
Мной в то же время было направлено заявление в прокуратуру г. Великий Новгород о совершении Пальчук Д.В. преступления, предусмотренного ст. 299 УК РФ – «Привлечение заведомо невиновного к уголовной ответственности», поскольку обвинение, предъявленное следователем, противоречило известным ей фактам. Кроме того, в рамках выполнения своих служебных обязанностей журналиста, редактора «Русского журнала» Фонда эффективной политики, мной было сделан публичный комментарий о незаконном характере действий Пальчук по материалам, появившимся в СМИ.
В ответ Пальчук Д.В. составила рапорт о совершении мной преступления, предусмотренного ст. 310 УК РФ.
29 января 2008 года обвинение, предъявленное Мартыновой А.В., было признано прокуратурой неудовлетворительным, дело моей жены было направлено на дополнительное следствие.

Являясь близким родственником Мартыновой А.В., я вынужден делать сообщения о ходе уголовного преследования моей жены, которое я считаю противоправным, защищая свою семью, ее законные права и интересы в соответствии со статьями 29 (часть 4) и 45 (часть 2) Конституции Российской Федерации.

Привлечение меня к уголовной ответственности за данные действия считаю нарушением моих прав и свобод, гарантированных мне как гражданину Российской Федерации ее основным законом – Конституцией, а статью 310 Уголовного Кодекса Российского Федерации в ее нынешней редакции считаю противоречащей указанным положениям Конституции Российской Федерации.

Прошу Конституционный Суд Российской Федерации признать статью 310 Уголовного Кодекса РФ в ее нынешней редакции, позволяющей следственным органам привлекать к уголовной ответственности близких родственников обвиняемых, защищающих свои законные права и интересы в соответствии со статьями 29 (часть 4) и 45 (часть 2) Конституции Российской Федерации путем предоставления публичной информации о противоправных действиях следственных органов, в том числе по делам, в которых потерпевшая, обвиняемая и свидетель являются членами одной семьи, совместно защищающими свои интересы, неконституционной.

Заявитель подтверждает точность всей приведенной в заявлении информации и обязуется уважать конфиденциальность механизма рассмотрения заявлений в Суде.

6 марта 2008 года Мартынов К.К.

Приложение:

1. Настоящая жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации (3 экземпляра).
2. Текст ст. 310 Уголовного Кодекса Российской Федерации (3 экземпляра).
3. Копии постановления о возбуждении уголовного дела по ст. 310 УК РФ от 22 февраля 2008 года в отношении Мартынова К.К. (3 экземпляра)
4. Квитанция об уплате госпошлины.

  • 1
не принимает во внимание возможныЕ мотивЫ

на близких родственников обвиняемого, лишает их

соответствующЕе кассационное определение

нарушены законные права и интересЫ

состояВШей со мной в отношениях

мной было</strike> сделан публичный комментарий

(Удалённый комментарий)
Какой пассаж отличный насчёт трудных дней...
Может и боян, но сочно.

Данная норма права в настоящей редакции никак не ограничивает круг лиц, которые могут быть привлечены к такой ответственности

"Разглашение данных предварительного расследования лицом, предупрежденным в установленном законом порядке о недопустимости их разглашения"

"Прошу Конституционный Суд Российской Федерации признать статью 310..."
Лучше "неконституционной" после "признать" поставить, потому что пока звучит, как "признать позволяющей".

В частности, распространение уголовно-правового запрета разглашать такие данные на близких родственников обвиняемого, лишает их возможности защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом, и нарушает права, гарантируемые статьями 29 (часть 4) и 45 (часть 2) Конституции Российской Федерации.

Тут совсем что-то неясное. Уголовно-правовой запрет делает разглашение данных предварительного расследования незаконным способом защиты, на которые Конституция права не гарантирует. И он оставляет другие способы (через обжалование в вышестоящих органах и в суде) вместе с возможностью ими пользоваться. То, что эти способы не помогают, вряд ли кто станет учитывать.

Лучше бы Вы все-таки с адвокатом посоветовались. Может быть, можно через ч. 3 ст. 123 Конституции пролезть. Типа, прокуратура разгласила содержание обвинения - и Вы тоже. Прокуратура разгласила показания свидетеля - и Вы тоже. Равенство сторон в судопроизводстве, все дела. Досудебное производство - тоже судопроизводство, по ч. 56 ст. 5 УПК.

Действующий запрет вступает в противоречие с правом на свободное распространение информации, не являющейся государственной тайной, что в свою очередь лишает гражданина права на защиту всеми способами, не запрещенными законом. Более того, если я подаю жалобу в суд и указываю в жалобе конкретные обстоятельства, на которые я жалуюсь, это тоже может быть расценено как разглашение в соответствии с действующей редакцией ст. 310.

с правом на свободное распространение информации, не являющейся государственной тайной

Законным способом, Вы забыли добавить. Разглашение - незаконный способ в силу как раз уголовно-правового запрета. И там нигде не сказано, что охраняемая законом тайна может быть только государственной.

Более того, если я подаю жалобу в суд и указываю в жалобе конкретные обстоятельства, на которые я жалуюсь, это тоже может быть расценено как разглашение в соответствии с действующей редакцией ст. 310.

Пока еще такого вроде не было? Вам только отвечают "отказано, может быть обжаловано в суде".

... Кстати, гостайну тоже можно распространять законным способом. Среди тех, у кого допуск есть, грубо говоря.

И второй раз:

лишает гражданина права на защиту всеми способами, не запрещенными законом.

Разглашение - запрещенный законом способ.

Но Вы меня не слушайте, Вы слушайте Вашего юриста.

... Вы лично, правда, не сторона никакая, мда.

Вы мужественный человек.

"была взята тактика на умышленное затягивание" - как-то не очень благозвучно. Мбыть, избрана тактика умышленного затягивания, или взят курс на умышленное затягивание.

"но стало следствием общественного осуждения действий следственных органов г. Великий Новгород, систематически в ходе расследования дела №9973 нарушающего" - нарушающего - это про расследование, следствие, или общественное осуждение? запутанно.

"может быть по надуманным предлогам уничтожена следственными органами" - скорее "под надуманным предлогом"

  • 1