Category: авто

Category was added automatically. Read all entries about "авто".

inchief

автолюбители и мизантропы

probki

Недавно я наблюдал ситуацию. Мужчина и его подруга приехали к себе домой на автомобиле. Запарковались у соседнего углового подъезда, оставив к нему узкий проход не больше метра. Вальяжно вышли из машины и пошли в сторону. К совершенно свободной от машин двери, за которой живут сами.

Я бы включил этот жест в учебник по жлобству – в качестве образцового случая. Как приятно, согласитесь, когда твои соседи по дому будут пролазить через лужи мимо твоего авто, зато у тебя самого есть возможность вразвалку пройтись по двору в противоположную сторону. От этого человека расточался успех. Причем успех, достигнутый за счет тех неудачников, которые не паркуются у других людей на голове. За счет меня, например.

По-моему, с автомобилистами нужно что-то делать. Давайте для начала расскажем, что мы про них думаем. Вот моя версия.

Москва в последние годы стала особенно страшным местом. Она перенаселена, грязна, разрыта вдоль и поперек укладчиками плитки. За продуктами вам придется ехать в дорогой, огромный и набитый людьми супермаркет (палатки и рынки отменили как несоответствующие эстетическим вкусам нашего мэра). Но самый существенный вклад в хтонический ужас столицы вносят так называемые автолюбители. То есть граждане, которые так сильно любят свой автомобиль, что готовы ради него ненавидеть все живое.

Вот мрачные московские улицы. Пешеходы в сером нервно жмутся к домам, изредка с опаской выбегая на проезжую часть с тротуара в полметра шириной. Попробуйте прогуляться в час-пик по Покровке, это целое приключение. Улица целиком забита торжественно стоящими автомобилями всех марок и расцветок, но в основном тоже черными и серыми от грязи. Их владельцы убеждены, что в природе не существует более осмысленного способа распорядиться своим временем, кроме как посидеть час-другой за рулем.

Почему у нас такие пробки? Главная причина, конечно, в том, что автомобиль остается для наших сограждан единственным способом заявить о своем социальном статусе. При этом миллионеров у нас, как легко догадаться, не так много, средняя зарплата даже в Москве составляла в последние годы около 50 тысяч рублей. Так что ради возможности постоять в пробке многие экономят на всем остальном: семье, здоровье и качестве досуга. В конце концов, когда вы в последний раз были в театре, у вас никто из пацанов не спросит. А вот марка вашего авто, напротив, скажет о вас (и за вас) все.

Раз хороший седан, а еще лучше – паркетник, по определению говорит о вашем высоком статусе, то можно и вести себя соответствующим образом. Новые бояре, например, считают нормальным, не успев проехать на зеленый, встать на перекрестке прямо на «зебре» – впереди-то пробка. Ну а пешие холопы должны как-то просочиться мимо сами собой. Боярин может даже выказывать знаки неудовольствия, если ты идешь слишком медленно. Он спешит в новую пробку.
Высший шик в среде автомобилистов, если дорога более менее свободна, – это выскочить на желтый свет на высокой скорости и промчаться уже на зеленый, пока наша голота топчется на морозе или под дождем. Благородные доны, они рискуют убить кого-нибудь, но зато не теряют статус. Разумеется, в этот момент водитель непременно говорит по мобильному телефону. Он деловой человек.

Помните древний анекдот про нового русского и разодетого панка с ирокезом на голове? В нем новый русский советует панку выделяться из толпы умом, потому что сам он всегда носит скромный малиновый пиджак. Чем вы, дорогие автовладельцы, пробовали выделяться, кроме вашей тачки?

Теперь свернем в наши дворы. Здесь мы в любое время суток видим свалку автомобилей. Ими забито все. Если бы некий инопланетянин наблюдал Москву с орбиты, он непременно решил бы, что человечество – это раса инвалидов, нуждающихся в механических повозках для отправления всех биологических нужд.

Наша дорога домой отныне определяется тем, сколько места нам оставили автомобили. Деревьев или газонов здесь давно не осталось. Наши пейзажи составлены из бесконечных металлических хребтов. Хуже всего, конечно, приходится детям. Во-первых, им негде играть, потому что машины важнее детей. Во-вторых, у них просто нет шансов увидеть и полюбить нормальный город, предназначенный для жизни, а не для парковки.

В этом суть проблемы. Москва вовсе не для русских. Москва – для автомобилей. Для железных уродливых коробок, купленных в кредит или на ворованные (как-то Владимир Милов писал про «заработанные тяжким трудом машины» – так это он врал, тяжкий труд обычно выглядит как банальное протирание штанов в офисе). И, разумеется, Москва сейчас – для автовладельцев, у которых не хватает фантазии для того, чтобы придумать себе другие статусные игры. И ума для того, чтобы понять, как глупо они выглядят.

Личный автомобиль давно стал в Москве самым неудобным видом транспорта. Вы рискуете никуда на нем не уехать и в любой момент оказаться заложником дорожной ситуации. Разумному человеку очевидно, что сочетание метро и такси – гораздо более эффективный и дешевый способ передвигаться по этому городу. Посчитайте сами время и деньги и убедитесь. Но что делать с вашим статусом, верно? Что же делать с вашим комфортом и социофобией? Вы ведь такая нежная ромашка. Все это вонючее метро, фу-фу.

Сочетание жлобства сограждан, убогих представлений о престиже и комфорте и неразвитой инфраструктуры приводит к тому, что Москва по итогам 2012 года стала мировым чемпионом по пробкам. Нет на свете другого города, где люди готовы столько времени тратить на сидение за рулем в царственной позе, вызывающей геморрой.

По данным исследования голландской компании TomTom, на каждый час пути по Москве на автомобиле задержка составляет 74 минуты.

Просвета не видно, потому что количество хозяев жизни, выезжающих в пробку на собственном авто, увеличивается с каждым месяцем. Парк автомобилей будет только расти, и никакое развитие инфраструктуры тут радикально ситуацию не изменит, сколько дорог ни строй. Нет в природе такой волшебной инфраструктуры, которая переварит наше родное жлобство.

При этом автомобилисты искренне считают, что все, что они устроили в городе, – совершенно нормально и естественно. Что города действительно существуют именно для того, чтобы в них парковались машины. И что мы все должны платить за бесконечное расширение проезжей части и строительство новых дорог, зато они ничего не должны платить за свою любовь к комфорту. Кроме транспортного налога, который составляет, смешно сказать, около тысячи рублей в год для автомобиля средней мощности.

Философ Вячеслав Данилов справедливо сказал недавно, что пробка – это очередь за свободой. Свободы, разумеется, никогда на всех не хватит, так что очередь превращается в некое подобие финансовой пирамиды. Кто раньше всех встал, тот успеет проехать на работу за 30 минут. Остальные будут нести потери.

Автомобилисты устраивают истерику в ответ на введение платной парковки в центре Москвы. С их точки зрения это, вероятно, и вправду главная проблема столицы. А я хочу спросить господ автомобилистов: как вы можете требовать что-то от властей, если сами с глубочайшим презрением относитесь ко всем окружающим?

Хотите бесплатных парковок – живите в пригороде и работайте там же. Еще лучше – живите в селе, где людей мало, места много и вы можете бросать вашу тачку прямо на границе вашего участка. Никто вам слова поперек не скажет. Но отравлять город, мешать людям жить в нем – это очень плохо.

Я думаю, за личный автомобиль в центре мегаполиса нужно платить. Я думаю, ценник должен быть высоким. Ваш комфорт, все те права, которые вы требуете для своего металлического ящика на колесах, должны быть полностью оплачены из вашего кармана. Автомобиль в центре должен остаться у тех, кто может позволить себе аренду места в подземном гараже.

Это сделает нас всех намного счастливее. И тогда мы, взявшись за руки, начнем бороться за современный, быстрый и удобный общественный транспорт. В обратной последовательности никак не получится – автомобили мешают.

И поймите, речь вовсе не идет о том, чтобы сделать автомобилистов людьми второго сорта. Напротив, задача состоит в том, чтобы в городе все было по возможности удобно. Для этого нужно строить хайвеи и отделять их от обычных городских улиц, где ходят люди и трамваи. Ведь задача транспортной системы состоит не в том, чтобы перемещать по городу куски металла, но в том, чтобы обеспечивать движение людей. Поэтому пешеход всегда имеет приоритет перед общественным транспортом, а этот транспорт в свою очередь перед автомобилем. Но чтобы все это работало, мы должны научиться платить за свой комфорт.

И последнее. В моем личном хит-параде глупости с большим отрывом лидируют граждане, которые через пробки добираются на личном автомобиле в фитнес-центр, чтобы попытаться немного подтянуть обвисшее за время сидения за рулем брюхо. Мне их очень жаль.

Колонка опубликована vz.ru

Originally published at kmartynov.com. You can comment here or there.

inchief

доценты на спорткарах

Киллмиплиз предоставляет очередной вопль молодого ученого, причем жанр вопля уже канонизирован: нищета, беспросветность, от веку так жили, орфографические ошибки.

Вот какой сюжет тут возник для меня. Ясно, что преподаватели гуманитарных дисциплин практически прямые конкуренты священников в поисках целостной картины мира, смыслов и связи явлений. Ну, то есть, мы болтаем, и они болтают. Они указывают на книги, написанные мертвыми белыми мужчинами, и мы тоже. Они оперируют абстрактными сущностями и мы.

При этом, если предполагать, что такая болтовня во имя картины мира, это рыночная услуга, как сейчас принято, то мы явно проигрываем эту конкуренцию со священниками. В общественном сознании прочно укоренился образ “попа на спорткаре”, священника, обслуживающего интересы российских элит, отпевающего высокопоставленных бандитов и ментов, венчающего Киркорова и проч. Ясно, что на большинство священников это никак не распространяется, но образ такого успеха, “батюшки при важных людях”, существует.

А вот преподаватель однозначно ассоциируется в России с нищетой. Я много раз с таким отношением сталкивался. А одному моему знакомому отказали в каком-то мелком кредите на покупку ноутбука – “вы преподаватель, а у нас считается, что это неплатежеспособный”.

Даже кармическое перерождение бывшего медиевиста Ускова, а ныне “светского льва”, было связано с символическим выходом из профессионального сообщества преподавателей и последующим пересаживанием на Порше.

Такой рынок. Вы подумайте, хорошенько, друзья-гуманитарии.

Originally published at kmartynov.com. You can comment here or there.

inchief

конец истории города

В течение всего двадцатого столетия футуристы и визионеры размышляли о том, в каких городах будут жить люди нового тысячелетия. Старый, викторианский город, с несколькими прямыми проспектами, подземкой и сетью городского транспорта, чередующий жилую застройку, офисы и промышленные здания, казался ужасным анахронизмом. Предполагалось, что города ближайшего будущего, нашего настоящего станут напоминать сцены из “Пятого элемента” Бессона, жилища, транспорт, сама планировка города, само ощущение городского пространства радикально изменятся.

Город должен был стать примерно таким:

Или хотя бы таким:

Однако этого не случилось. Большой город 2012 года в своих существенных чертах мало чем отличается от Лондона 1865 года. Планировка осталась прежней, городское пространство все так же располагается на плоскости – воздушное пространство практически не используется, транспорт и люди перемещаются вдоль улиц. Основную нагрузку по перемещению людей принимает на себя метро. Люди живут в многоквартирных домах и иногда по несколько часов добираются на работу. Городские площади все также служат местом публичной жизни. Город двадцать первого века не удивил бы Оскара Уайльда или Марселя Пруста.

Почему так получилось? Ясно, что в качестве основного средства мракобесия выступил автомобиль. Автомобиль концептуально, по принципу своего использования и управления – это самодвижущаяся повозка, карета без лошадей. Мы передвигаемся и покупаем средства передвижения XIX века, так что же удивительного в том, что мы живем в викторианских городах? Перестройка инфраструктуры под автомобили сделала невозможным никакое дальнейшее развитие пространства, никакие инновации.

Следствием автомобилизации стал великий американский исход в пригороды и разрушение идеи города как такового. Это был еще один регрессивный шаг. Вместо жизни в городе люди сделали выбор в пользу псевдопомещечьего существования в собственных картонных коттеджах. Люди захотели вести образ жизни аристократа XIX столетия, у которого вместо английского клуба и охоты – телевизор и автомобиль.

Тут есть несколько ответов. Либеральные теоретики вроде Фукуямы, вероятно, заявили бы, что почти двухвековая стабильность образа города, несмотря на все технологические изменения, означает, что мы нашли форму организации пространства, которая в наибольшей степени соответствует человеческой природе. И что консервация городской среды – это процесс столь же естественный, как и торжество либеральной демократии во всем мире.

Левые, в свою очередь, поставили бы вопрос о том, не является ли история капиталистического города симптомом того, что капитализм совсем не всегда является наилучшей средой для инноваций. Мне кажется, это интересный вопрос. Если люди в силу привычки и моды стремятся покупать автомобили, то означает ли это, что автомобиль является наиболее передовой технологией настоящего момента? Если инфраструктура следует за модой и “потребностью” потребителя, то можем ли мы утверждать, что эта наиболее рациональный выбор из имеющихся? Если цивилизация в течение полутора столетий совершенствует двигатель внутреннего сгорания, предназначенный для перевозки одного-двух людей, означает ли это, что это лучшее направление инвестиций? Аристократы из коттеджей напоминают всадников на БМВ, для которых свобода приобретает формы средневековых мифов.

Впрочем, теперь, когда разрушается ключевая практика индустриального мира – разделение места работы и дома, необходимости ехать на фабрику или в контору, – все снова может поменяться. В США люди возвращаются в города, “развивающиеся страны” наращивают свое городское население небывалыми темпами. Может быть, футурологи еще возьмут свое.

Originally published at kmartynov.com. You can comment here or there.

inchief

гедонистическая россия

По Садовому кольцу сегодня ездили машины с белыми шариками и лентами. Люди думали, что это свадьбы, десятки пар, решивших скрепить свои жизни январскими морозами. Но, конечно, это были активисты движения “За честные выборы”. Не свадьба, а развод среднего класса с премьер-министром Путиным.

С технической точки зрения к акции нет никаких вопросов. Используется лазейка в законе – манифестации нужно согласовывать, а вот на автомобилях с шариками можно кататься круглосуточно и где угодно, вне зависимости от желания мэрии. Потому что у нас свободы. Провалиться акция не могла по определению – даже если на кольцо выйдет один автомобиль, его облепят фотографы. Словом, это адекватный формат в ситуации, когда уже понятно, что не Facebook-ом единым.

Интереснее другое. Как все это осмысляется и в каких словах описывается – что активистами, что их критиками. Ключевое слово нынешней московской политики – это комфорт. Спор, собственно говоря, и идет о том, что такое политический активизм: является ли он источником и проводником комфорта или же, наоборот, препятствием для комфортной жизни в городе. Никаких других существенных разногласий между сторонами нет. Не спорить же в самом деле, как в детском саду, о том, плохой Путин или хороший. Из руин путинского большинства встает, одетый в костюм от Tom Ford, призрак “Гедонистической России”.

Смотрите сами. Ирина Ясина пишет в блоге про “удовольствие от стояния в пробке“. Варфоломеев сомневается в том, что каким-то москвичам в этот морозный воскресный день могло действительно потребоваться делать срочные дела (были и недовольные пробками, т.к. некомфортно). Навальный вообще написал замечательное воззвание, начинающееся со слов “Берите столько автомобилей, сколько есть в вашей семье” (он так понимает свою целевую аудиторию? просто потерял чувство реальности? не ясно). Может, будущее гражданского активизма – автопробеги? Помните, как Познер сказал собравшимся на Сахарова по видео, из тепла, что будет стоять с ними тут, сколько потребуется?

Теперь мы знаем, что такое политика. Это когда мы на нескольких наших семейных автомобилях выезжаем по пути в “Мегу” на Садовое. Светит солнце, работают кондиционеры, и мы получаем просто море удовольствия, потому что мы – против Жуликов и Воров. Что-то вроде элитного массажа эго. Политический активизм в Москве встает в один ряд с кубинскими сигарами, горнолыжными трассами и отдыхом на Маврикии.

А что говорят критики? С их точки зрения, комфорт в городе – это когда все просто едут в “Мегу”, не отвлекаясь на разные формы пижонства с шариками. Шествия ведут к несчастьям. Отвлекают людей от радости и удовольствия, создают пробки. Вернуть Москве комфорт – значит запретить оппозицию. См., например, риторический прием от Павла Данилина.

Члены “Гедонистической России” имеют между собой гораздо больше общего, чем об этом принято говорить.

http://www.rabkor.ru/authored/12910.html

Originally published at kmartynov.com. You can comment here or there.

inchief

ваз убил ссср

Льюис Сигельбаум “Машины для товарищей. Биография советского автомобиля”. М.: РОСПЭН, 2011.

Книга Льюиса Сигельбаума посвящена одной из главных сторон амбивалентной советской реальности, желанию советских граждан передвигаться на автомобилях и владеть ими, несмотря на многочисленные государственные и общественные барьеры. Советское общество “альтернативного модерна”, построенное как и Запад, вокруг идеи технического прогресса и роста благосостояния, никак не могло разрешить эту дилемму.

С одной стороны, требовалось быстро и надежно двигаться к коммунизму. Об этом – грядущей советской автомобильной эре – в 20-ых годах было написано немало строк. Соответствующие пассажи можно отыскать, например, в ранних фантастических рассказах Андрея Платонова. С другой стороны – личный автотранспорт превращал советского человека в мобильного индивидуалиста, жадного до прочих материальных благ. Автомобилизация Советского Союза опередила воспитание новой коммунистической личности. Мы уже научились признавать ведущую роль товарного дефицита в крахе СССР – дело не в том, что людям было нечего есть или нечего носить, а в том, что они хотели получить доступ к сверкающему миру джинсов и гамбургеров. Настало время сделать следующее наблюдение: советское общество было уничтожено переехавшим его личным автомобилем, выпущенным на конвейере ВАЗа.

В 1974 году в СССР впервые было произведено больше легковых автомобилей, чем автобусов и грузовиков. Эти автомобили попали в частные руки. Сначала “автолюбителей” (великий советский эвфемизм, указывающий на то, что автомобилями не владели, а просто любили их, как любят иногда марки или отдых на свежем воздухе) пытались ограничивать. В 60-ых на просторах СССР еще тлела мечта о Юрии Деточкине – честном труженике, мешающим ворам и жуликам из числа “частников” наслаждаться роскошью своих ГАЗ-21. У частников тогда не принимали заявлений о хулиганстве: если ваш сосед проколол вам шины, то это только на благо советского строя, чтобы другим было не повадно. Частников постоянно штрафовали за грязь на автомобилях, а мыть при этом их было негде – во дворе нельзя, гаража нет, автомойки ориентированы на государственные машины и точка.

Но все это, а также очереди на покупку и запредельно высокие цены на автомобили в сравнении с советскими зарплатами, не останавливало частников-автолюбителей, уже почувствовавших в воздухе ароматы “девочки в маленьком Пежо”. В начале 70-ых поколение родителей моих родителей массово сдавали на права и любой ценой старались получить сначала “Москвич 408”, а потом и “Жигули”. Был проложен жесткий маршрут от к квартире к даче. И именно доступная автомобилизированному населению дача, шесть соток, отгороженных грядками от других грядок, стало тем местом, где погибла советская цивилизация.

Фильм “Инспектор ГАИ”, снятый в 1982 году, рассказывает о директоре станции техобслуживания (Никита Михалков сыграл самого себя), вознесенного на вершину советской иерархии. Именно этот человек, способный решать вопросы с запчастями для постоянно ломающейся продукции ВАЗ, оказывается всесильным. К нему идут на поклон и местные партийные бонзы, и руководство местных силовиков, не говоря уже о простых гражданах.

Бум потребления в СССР начался с автомобилей и запчастей к ним, двинулся к частному и антисоциальному пространству дачи, достиг пика и затем рухнул, завалив под своими обломками страну. Те, кто сегодня призывает спасти АвтоВАЗ, должен помнить о том, кто убил их родину.

Originally published at kmartynov.com. You can comment here or there.

inchief

как американцы разучились делать автомобили

Пол Инграссия “Падение титанов. Сага об упущенных возможностях”. М., Карьера-Пресс, 2011. (Оригинальное название Paul Ingrassia ‘Crash Course. The American Automobile Industry’s Road from Glory to Disaster’. Random House, 2010)

Отличный актуальный перевод книги о том, как погибает американская автопромышленность. Обама выделил на ее спасение 100 млрд долларов налогоплательщиков, но и это не поможет GM и Ford справиться с растущей конкуренцией на внутреннем и мировом рынке. Очень поучительно для всех, кто собирается спасать “АвтоВАЗ”.

Originally published at kmartynov.com. You can comment here or there.

inchief

кейс о феодальном правлении

В советские времена был популярен анекдот о том, что самой передовой страной мира является Монголия: она шагнула напрямую из первобытно-общинного строя в развитый социализм, минуя все остальные опциональные стадии. Нечто подобное происходит сегодня и в России. Здесь дремучий феодальный строй соседствует с Youtube, в результате чего на свет появляются вот такие шедевры:



Водитель Сергея Кожугетовича Шойгу обещает прострелить голову человеку на дороге. Достоверно не известно, кто находился в машине в этот момент. В МЧС, разумеется, утверждают, что водитель ехал один.

Тут показательнее всего вчерашняя реакция руководства МЧС, которая затем, уже на втором шаге, сменилась "жесткой позицией" самого Шойгу. Это классическая пиар-схема: сначала заместитель руководителя делает какое-то заявление, потом отслеживается реакция на него со стороны публики, а потом руководитель выступает в образе мудрого вождя, скорректировав публичную позицию в зависимости от ожиданий граждан.

Так вот вчера в МЧС говорили, что водитель, конечно, неправ, потому что "ехал из гаража на Варшавке" и включать мигалку не нужно было. И что теперь его ждет "лишение месячной премии". В МЧС очень виртуозно проставили акценты: отрицать факт призыва прострелить гражданину голову невозможно, но можно сделать вид, что проблема, на самом деле, в мигалке. И что за призыв убивать граждан государственному служащему в России теперь положено, ни много, ни мало, целое лишение премии.

Это чистейший феодализм, в духе средневековых кодексов, устанавливающий разных юридический режим в зависимости от того, против кого совершается преступление. За угрозу расправы над должностным лицом в России можно получить пять лет тюрьмы. За угрозу расправы над обычным гражданином со стороны представителя власти последнего могут лишить премии. МЧС, вероятно, сами не понимают, какой прекрасный кейс об устройстве власти в Российской Федерации они предложили.

Ну а потом вмешался "очень расстроенный" Сергей Кожугетович, который потребовал не только лишить премии, но и "отстранить от работы". Довольно расплывчатая формулировка, не уволить ведь даже.

Я надеюсь, что водитель, записавший угрозу в свой адрес, будет добиваться возбуждения уголовного дела против сотрудника МЧС. А еще я бы изучил возможность взыскать с МЧС иск за моральные страдания, миллионов на десять рублей. За удовольствие быть феодалом надо платить.
inchief

революционная ситуация



Московские власти готовят проект постановления о введении платы за въезд личного автотранспорта в центр города. Если на волне антилужсковского энтузиазма им все же удастся перейти от слов к делу, в чем я несколько сомневаюсь, это будет настоящая урбанистическая революция. Москва станет похож на город, а не на нагромождение парковок, а рост числа автомобилей несколько сократится - все мои дорогие ровесники, просиживающие штаны в офисах, ездящие на "Фордах" в кредит - им просто некуда станет ездить бесплатно. Ибо все они понаехали в столицу, ни у кого нет тут dacha, а есть только "Форд", съемная квартира и офис. И если за то, чтобы добираться в офис, придется платить ежедневно, они смело пересядут на общественный транспорт. Который чиновники Москвы в духе Манилова обещают сделать удобным и современным.
inchief

басня без морали

Недавно я остановил машину и попросил довезти меня до дома. О цене договорились.

- Только вы покажите, как ехать, - сказал водитель.

- Недавно в Москве? - спросил я.

- Да нет, пять лет уже езжу здесь. Но понимаете, я обычно прокуроршу вожу. Для нее правил дорожного движения не существует. Она говорит "быстрей, быстрей, на знаки не смотри". Поэтому я просто не знаю, где тут одностороннее движение, а где поворачивать запрещено.
  • Current Music
    Evan Bartholomew - [Borderlands #08] Fever: Burn
  • Tags
inchief

нерусь