Category: дети

inchief

судьба коммунистки

r3Bs-VyRlxo

В 1931 году двадцатилетняя Ольга Берггольц пишет обличающую статью о детских поэтах Данииле Хармсе и Александре Введенском. Берггольц пылкая коммунистка, комсомолка, человек истово верящей в правоту партии. Она обвиняет обэриутов в отсутствии классовой тематики, в презрении к классике марксизма, называет их творчество «контрреволюционной пропагандой» и рекомендует изъять их детские книги из всех книжных магазинов. К моменту публикации статьи Берггольц (она об этом не знала) Хармс и Введенский оказываются арестованными — в первый раз.

Семью годами спустя Берггольц теряет своего мужа Бориса Корнилова, обвиненного в антисоветской деятельности, а также нерожденного ребенка — под пыткой в НКВД. Второй ее муж позже погибает во время блокады, разделив судьбу Хармса.

В 1940 году Берггольц писала в дневнике:

«Я круглый лишенец. У меня отнято все, отнято самое драгоценное: доверие к Советской власти, больше, даже к идее ее… «Как и жить и плакать без тебя?!»
Я задыхаюсь в том всеобволакивающем, душном тумане лицемерия и лжи, который царит в нашей жизни, и это-то и называют социализмом!!
Я вышла из тюрьмы со смутной, зыбкой, но страстной надеждой, что «всё объяснят», что то чудовищное преступление перед народом, которое было совершено в 35–38 гг., будет хоть как-то объяснено, хоть какие-то гарантии люди получат, что этого больше не будет, что освободят если не всех, то хоть очень многих, я жила эти полтора года в какой-то надежде на исправление этого преступления, на поворот к народу — но нет…»

Она умерла в 1975 году, на многие десятилетия пережив не только контрреволюционеров Хамса и Введенского, но и собственных детей. Вошла в историю как голос блокадного Ленинграда.

Настоящая подлость совершается из искренних побуждений, из романтических идеалов юности. Профессиональные подлецы скучны, а Берггольц страшная. Вспомнила ли она о своих литературных опытах эпохи веры в величие «системы»? Настоящая мука не злодей, совершающий злодеяния, а добрый человек, осознающий ужас своего мира, своих дел и своего мира. Настоящий ужас — это коммунист, сидящий в сталинских застенках.

Originally published at kmartynov.com. You can comment here or there.

inchief

я не ракетчик

На Латынину набросились за ее публикацию о “бортовом номере метеорита”, и в общем-то напрасно. Кто-то должен был отработать самую горячую конспирологическую версию, и рыжая мадам поступила профессиоеально, выскочив с текстом первой. Не беда, что она выглядит глупо, зато мы про нее сейчас все говорим. Значит – есть интерес к ее новым глупостям.

Очевидное соображение – по степени бардака РФ ничуть не хуже мертвой вселенной, по которой носятся небесные тела, мост на Русском, Булава и Глонасс дадут фору любому метеоритному дождю, и в этом смысле мы подлинные жители космоса можем ждать от родины любого болида в голову, – это соображение можно вынести за скобки.

Интересно другое. Комсомольская правда публикует сегодня подборку материалов “Метеоритная атака на Урал” и по риторике это совпадает с разнообразными рассуждениями на тему американских педофилов, покушающихся на казенное счастье российских сирот. Метеорит, атака, народный фронт, союз меча и орала, всероссийское родительское сопротивление, иностранные агенты, Россия поднимается с колен, на недельку махнуть в Сталинград. В медиа все это становится звеньями одной цепи.

Вот Урал спит, уронив духовное лицо в вековые ценности русского народа. Сироты молятся на икону Астахова. Рамзан Кадыров восстанавливает экономику республики. Гомосексуалисты роют подземный ход в Кремль. Педофилы запускают метеорит с Аляски. Латынина что-то знала.

Originally published at kmartynov.com. You can comment here or there.

inchief

кант как подростковый философ

Обычно Канта преподают как гранитную скалу, высеченную молотом терминологии. Вероятно, он вполне заслуживает такого отношения, беда только в том, что в результате никто ничего не понимает. Кант не цепляет, и мы проходим мимо без всяких остановок. В то же время кантианство остается сердцевиной или, лучше сказать, квинтеэссенцией западных ценностей, нашего образа мышления и жизни. На границе тысяч восточных деспотий стоит сухой старик и держит марку.

Короче говоря, неправильно, чтобы Кант не цеплял.

Поэтому я использую следующую лазейку. Студентам, конечно, нужно читать “Критику чистого разума”, но она всех приводит в закономерный ужас.

А вот если сначала обсудить то, что он излагает на первой странице “Что такое Просвещение?”, то становится понятным, что Кант вполне такой подростковый философ, призывающий бунтовать против авторитетов и думать своей головой.

Портрет Канта вообще должен висеть на стене у каждого юноши, как в моем отрочестве на стенах висели портреты Брюса Ли. Когда кто-то предлагает тебе не думать, посмотри на Канта, и не верь этим людям.

Дальше остается пригласить публику в “Критики”, обещая им ответ на страшную загадку. На что же способна своя голова и где границы ее возможностей?

Ну и заодно убивается школьный образ Просвещения как группы скучных напудренных стариканов, борющихся с далекими и мертвыми мракобесами.

Originally published at kmartynov.com. You can comment here or there.

inchief

детские психологи – тоже люди?






МНЕНИЯ.РУ
24 Октября 2011, 17:26:33

Судебный эксперт привлекла внимание блогеров девиантным поведением


Психолог Лейла Соколова, проводившая основную экспертизу по делу Владимира Макарова, осужденного за сексуальные действия в отношении своей дочери, разоблачена блогерами в качестве фетишистки.






Мы спрашиваем, почему все так вцепились в Соколову, и имеет ли право детский психолог на участие в фетиш-вечеринках.

Originally published at kmartynov.com. You can comment here or there.

inchief

чему нас учит южный парк

После нескольких откровенно слабых серий, показанных после старта 15 сезона "Южного парка", вышли замечательные 6-ая и 7-ая. Седьмая рассказывает о трудностях взросления. Мальчик, которому было суждено вечно играть на опушке леса с медвежонком, вдруг захотел бабу, - зрелище невероятно прискорбное. Она является некоторой чертой для авторов сериала. Оказывается, время идет и в городке South Park.

Но 6-ая мне понравилась больше. Она в духе модных "серьезных" сериалов, например, безвременно переставшего кого бы то ни было интересовать "Доктора Хауса", пытающихся удержать избалованного зрителя в напряжении, делает из сюжета клип на две разные темы. А в конце лихо сводит их вместе, чем "серьезные", кстати, далеко не всегда могут похвастаться.

Здесь с одной стороны идет речь про трагикомические новости о "драках таджиков с дагестанцами", которые так любят смаковать наша публика. Политический смысл состоит в том, что носителями расистского сознания являются совсем не только и, может быть даже, не столько "местные". Зачастую менее образованные мигранты также подвержены расистским комплексам и выстраивают свои отношения с другими малыми этносами на основе взаимного недоверия. По сути, таджик в отношении дагестанца и наоборот обладают гораздо более тяжелым бременем "белого человека", как они его понимают, и что крайне забавно показано в сериале Стоуна и Паркера. Отсюда следует, в частности, что наивно понятый мультикультурализм может быть прямо вреден, когда под видом борьбы с расизмом мы начинаем защищать чужую картину мира, основанную на расистских комплексах.

С другой стороны, в серии вновь выведена проблема "госдетства", т.е. применения аппарата государства, в данном случае проводящего процедуру медикализации, к миру ребенка. Ребенок объявляется сумасшедшим, нуждающемся в медицинском надзоре и фармакологическом лечении. Соответствующую декларацию оформляет врач, обладающий квалификацией и дипломом. Но в ходе развития сюжета выясняется, что врач сам является сумасшедшим. Взрослые, не в силах справиться со своими психологическими проблемами, отдают груз ответственности за детей предположительно идеально знающим свое дело профессионалам, которые в действительности оказываются такими же испуганными и закомплексованными взрослыми, удерживающимися от невроза лишь благодаря тому, что у них есть некоторые атрибуты "нормального человека": диплом, офис и белый халат.
inchief

мужской вопрос



Анна Роткирх "Мужской вопрос. Любовь и секс трех поколений в автобиографиях петербуржцев". Спб.: Издательство Европейского университета, 2011.

Листая эту книгу, в частности, главу о том, как дорогие россияне выживали в 90-ые годы (да и сейчас часто продолжают) за счет "расширенной семьи" и бартерной кооперации в ее рамках, я вспоминаю о собственных выездах "на картошку" в составе семьи из 12-15 человек году в 1994-ом (вот где сейчас все эти люди?). Тогда я искренне возненавидел сельское хозяйство, деревню и вообще всякое незаасфальтированное пространство.

Далее я прочитал упоминание не только о расширенной семье, но и расширенном материнстве, т.е. ситуации, при которой ребенок воспитывается, как правило, в семье бабушки и дедушки. Объяснение вполне логичное: это позволило переходному поколению наших родителей (1960-ые годы рождения) совместить советскую установку на ранний брак и рождение ребенка и западную модель работающей женщины. На Западе такой подход был редким, поскольку он противоречил концепции эксклюзивности общения матери и ребенка и интенсивному материнству. В нынешней России все это перемешано.
inchief

мужедети

inchief

(no subject)

В частной жизни очень неряшлив, циничен, отвратительный хозяин. Он ведет богемную жизнь. Редко моется и меняет белье. Быстро пьянеет. Зачастую целый день слоняется без дела; но если у него есть работа, то он сидит за ней днем и ночью. Ложится спать и встает, когда вздумается. Иногда не спит всю ночь и все утро, к полудню ложится на канапе, не раздеваясь, и спит до вечера, не обращая внимания на домашнюю суету. В его квартире нет ни одного целого предмета мебели. Все поломано, покрыто пылью, в большом беспорядке. Посреди гостиной стоит большой стол, покрытый подобием скатерти. На нем рукописи, книги, газеты, клочки ткани от шитья его жены, треснувшиее чайные чашки, грязные ложки, ножи, вилки, свечи, чернильницы, стаканы, трубки, табачный пепел; все это вперемешку на одном столе.
Когда входишь к ним, дым от угля и табака ест глаза, точно в пещере, и ничего не видишь, пока не привыкнешь к темноте и не начнешь различать предметы сквозь дым... Гостя приглашают присесть на детский стульчик, но он не вычищен, так что можно измарать брюки. Все это нимало не смущает ни его, ни его жену.

Вопрос: о каком прекрасном семействе идет речь в этом донесении? К сожалению, чистоту эксперимента подпортил автор одной рецензии, который уже процитировал этот отрывок в сети, с указанием имен.
inchief

(no subject)

Как-то раз прошлым летом Алиса заболела. У нее была аллергия, мы нашли врача, который пришел домой, посмотрел ее и сказал записаться на прием в местную детскую поликлинику. На следующий день мы пошли на прием, а параллельно появились заботящиеся о ребенке должностные лица из прокуратуры. Врач выписала нам справку, что Алиса болеет. С этой справкой Тоня пошла к должностным лицам, чтобы они несколько умерили свой пыл и не пытались провести с ребенком "следственный эксперимент" (спустя полгода после начала "расследования"). Через несколько дней я случайно узнал, что должностное лицо Колодкин звонил врачу и, захлебываясь слюнями, требовал, чтобы она не смела принимать Алису, потому что ребенок прописан совсем в другом районе, а, принимая его по месту фактического жительства, врач играет на руку обвиняемой. Врач была шокирована: сотрудник прокуратуры предлагал ей не оказывать медицинскую помощь ребенку. Думая об этой сцене, я испытываю приступы плохо контролируемой ярости. До каких глубин низости, подлости может опуститься человеческое существо, напялившее на себя мундир, ставшее "представителем власти". Об этих шекспировских страстях я обязательно напишу книгу, трактат "О мерзости" с указанием фамилий и дат.

В качестве вышивания поставил Ubuntu, пишу в клиенте Drivel. Ну что сказать, Линукс за последние десять лет несколько изменился.
inchief

(no subject)

Ездил в Детский мир. Ходил там среди толпы обезумевших родителей, сметающих прилавки. Купил Алисе две игры про "Смешариков" и большие буквы из мягкого пластика. Смотрел настольные игры для сестры, ей 8 лет. Видел "Игру в жизнь". Дети так хотят скорее начать жить.

Все это время, с девяти утра, Тоня находится в прокуратуре. Следствие усердно работает, тратит скудные деньги налогоплательщиков.

Я вот думаю, сколько таких как она, которые виновны только в том, что их некому защищать. Которых возят в "стаканах" к жирным следователям, которые часами, неделями предлагают оговорить себя.