Category: здоровье

Category was added automatically. Read all entries about "здоровье".

inchief

антифашистская диета

Константин Анатольевич Крылов написал выдающуюся книжку «Фашистская диета». Я как-то прочитал ее за ночь, периодически падая с дивана от смеха. Крылов пишет, как тяжело быть фашистом и не толстеть. Он выбирает для этого радикальный путь: ничего не жрать и не пить алкоголя, раз в полчаса залезая на весы. Я думаю, вообще эта книга не совсем про диеты, а скорее про Россию, про то, что значит «быть русским». Все это вечное состояние на ножах, через не хочу, сжав зубы, и обязательно медленно запрягать (то есть разжираясь), чтобы потом ехать быстро. Это диета Ивана Дурака и Ильи Муромца, который тридцать три года лежал на печи, а потом взвесился. Константин Анатольевич последовательный противник физических упражнений. Суетиться, согласно фашистской диете, не нужно, разве что иногда стоять с гантелями в позе распятого Христа. Русские не бегают. Русские не жрут. Надо сказать, что я имел честь быть знакомым с Константином Анатольевичем до, во время и после диеты, и имею сказать: результат был потрясающим, но кратким. Фашистские режимы так не долговечны.

У Константина Анатольевича есть, однако, альтер-эго. Это эстрадный певец Юри Балабанов, эмигрировавший в наши голодные годы в Германию. Его диету можно назвать, условно говоря, европейской и антифашистской. Откуда берется антифашистская диета? В 35 лет Балабанов выглядел как типичный Александр Серов, с пузом, патлами и сигаретой. На позднесоветской эстраде как и у китайских императоров лишний вес считался признаком роскоши, свободы и достатка. Однако когда Балабанов приехал в Германию, у него начались проблемы. Никто не хотел смотреть на второсортного исполнителя с животиком, уныло перекатывающегося по сцене. В Европе уже в 90-е были несколько иные стандарты успешности.

Юри это покорно терпел, погружаясь в пучину русской тоски, но однажды, но когда ему было 35 лет, прямо в лакированных белых туфлях и с сигареткой он побежал. Жидкие волосы певца летели по ветру, подростки показывали на него пальцем, в боку кололо. Так он бежит уже двадцать лет, и в свои 50+ выглядит моложе того советского певца, что приехал когда-то в Германию. Никаких «методик», никакого голодания, Балабанов адепт не «здорового образа жизни», построенного на бесконечном страдании, но веселого ghetto workout — у тебя есть район, возьми его себе. Он бегал по порту Гамбурга, убегая от охраны. Он бегал везде и в любую погоду, никаких компромиссов и отговорок. Балабанов пьет доброе немецкое пиво и ест торты. И не возвращается к себе 35-летнему, сальному, советскому. Вот что такое антифашистская диета. Вот почему Россия должна войти в ЕС. Чистая радость, беги, Балабанов, беги.

При этом Константин Анатольевич интеллектуал, а Балабанов балбес (достаточно послушать его песни). Это Европа меняет людей к лучшему.

Объявляю Юри Балабанова человеком десятилетия.

Originally published at kmartynov.com. You can comment here or there.

inchief

ветерков об обожралипсисе



Дэвид Кэсслер, «Конец обжорству», М.: United Press, 2010 — 346 с.

Двести лет назад поэт Фридрих Шиллер рассказал человечеству, что «чтобы мир был молод, царят любовь и голод». Двести лет спустя совсем не поэт, но доктор медицины и бывший руководитель Управления по контролю качества продуктов питания и лекарственных средств США Дэвид Кесслер развил идею немца, сведя мысль к невероятной любви человечества к еде.

Вернее, к актуальным форматам её потребления. Кесслер, человек деловой, не разменивается на мелочи и грозит скорым гастрономическим обожралипсисом, всадниками которого стали Жир, Соль и Сахар — новые герои мирового общепита. Автор расширяет границы жанра, не обвиняя во всех бедах сети быстрого питания или слабовольных толстяков, нарушающих гармоничную статистическую картину США начиная с 80-х готов XX века.

Именно в этот момент, утверждает Кесслер, был зафиксирован всплеск ожирения в США, которому к середине двухтысячных было уготовано стать национальным бедствием для Америки. Впрочем, в предисловии Кесслер предупреждает, что то, где сейчас находятся США — это зона, в которой Европа (и Россия, которую до недавнего времени, по мнению Кессера, спасали только dachas населения) окажется завтра.

К национальному ожирению, по мнению автора, ведет сама модель существующего свободного рынка — транснациональным пищевым корпорациям не нужны лаборатории и крысы, чтобы понять, что именно больше всего («больше» во всех смыслах) хотят потреблять люди. А люди больше всего хотят потреблять жирную сладкую пищу, приправленную солью. В как можно больших количествах.

Сама по себе эта «супервкусная пища» к ожирению не приводит. В конце концов, вкусные блюда были всегда. Разница в том, что никогда она не была настолько доступной и в таких количествах. К ожирению приводит злоупотребление «супервкусно» пищей.

Однако, что именно заставляет людей есть жареных во фритюре омаров и плюшки из"Синабона" в масштабах достаточных, чтобы изменить мировую пищевую индустрию? Почему выработанная за тысячелетия эволюции система гомеостаза, отвечающая за расход и потребление калорий организмом, вот уже тридцать лет как отказывает в цивилизованных рыночных экономиках?

Кесслер утверждает, что дело не в проблемах с силой воли жителей развращенных западных демократий, а в биологии. Просто гомеостаз оказывается замещенным другой функцией человеческого организма — страстью к поощрению. Потребление жирной, соленой и сладкой пищи приводит человеческий организм в состоянии эйфории, к эффекту, который сродни эффекту от кокаина — не получая привыкания в обычном понимании, организм требует все больше и больше пищи как чего-то, доставляющего ему удовольствие, а не выполняющее утилитарную функцию энергетической подпитки.

Именно поэтому большинство современных диет отказываются работать. Их принцип, основанный на ограничении себя в еде, в итоге приводит к тому, что жизнь для человека превращается в настоящую пытку постоянной мыслью о еде. Которая в итоге приводит к гастрономическому срыву. Однако, беда даже не в том, что от этой пытки страдают люди с избыточным весом — от неё страдает любой здоровый человек, окруженный современными продуктами питания. Сознания целых народов смещаются с мыслей о Вечном на мысли где б что сожрать. Человека бомбардируют образы, призванные призвать его к тому, чтобы поднять себе настроение с помощью еды.

Самой лучшей иллюстрацией работы этого механизма становится сама книга Кесслера. У Лавкрафта часто упоминаются книги, от чтения которых неосторожный сходит с ума. «Конец обжорству» — этот как раз такой «Некрономикон» от гастрономии. Читая его невозможно не хотеть жрать. И Кесслер это прекрасно знает, описывая вкусовые качества булочки с коринкой и шоколадной крошкой или приготовленную во фритюре кессадилью с острыми бескостными куриными крылышками «по-шанхайски» в медовом соусе и параллельно добавляя. Что съев порцию вы захотите ещё и станете жирным. Ничто так не учит смирению, как жирные пятна на страницах «Конца обжорству».

Наиболее эффективными в борьбе с манией излишнего питания оказываются средства, эффективные в борьбе с наркоманией. К сожалению, большая часть из них в ещё большей степени вредит здоровью.

Поэтому сам Кесслер предлагает свою фирменную методику, основанную с одной стороны на защитных мерах со стороны государства (например, меню калорийности в ресторанах) и изменения своего отношения к еде. Только предельная корректность и расчет на экономический успех своей торговой марки не дает Кесслеру прибегнуть к термину «психическая мутация», но если редуцировать «Конец обжорству», то в итоге приходишь к выводу, что для того, чтобы остаться нормальным человеком, надо сойти с ума. Т.е., например, перестать получать удовольствие от еды или, наоборот, начать получать удовольствие от еды невкусной (стать, например, французом).

Надо сказать, что тут Кесслер невольно делает реверанс советской модели общепита — в конце концов, мало что так способствовало здоровому образу жизни так, как образ крокодила за прилавком советского гастронома, который с идущим в комплекте гештальта хамством, выбрасывал на вышеупомянутый прилавок что-то малосъедобное.

«Конец обжорству» — это, безусловно, одна из самых страшных пророческих книг, носящая в себе едва ли не религиозный ужас (чревоугодие по-прежнему остается грехом). Книга о том, как еда меняет психологические механизмы нашего сознания, как человек превращается в скота. Рекомендуется к прочтению людям только с очень сильной волей.

http://actualcomment.ru/book/634/
inchief

назад к палеолиту



Средняя продолжительность жизни охотника-мужчины в эпоху палеолита составляла 35,4 года, а женщины - 30 лет. Более короткая жизнь женщин была обусловлена последствиями родов, причем эта модель сравнительно большего долголетия мужчин была изменена лишь в течение последнего столетия в связи с новейшими успехами в медицине и акушерстве. После завершения перехода к сельскому хозяйству в позднем неолите средняя продолжительность жизни мужчины сократилась до 33,1 года, а женщины до 29,2 лет. Более того, резко ухудшилось их здоровье. Средний рост мужчины упал со 177 см в палеолите до 160 см в неолите... Люди не только умирали раньше, они больше болели.
Pandora's Seed
inchief

витамины

... первоначально люди появились в Африке, у них была темная кожа. Только после того как мы начали движение к северу от тропических широт, мы начали терять часть нашей темной пигментации для того, чтобы позволить более глубоким слоям кожи синтезировать достаточное количество витамина D - иногда это получается лишь в том случае, если они получают необходимое количество ультрафиолета. Причина того, что европейцы имеют белую кожу, а также одна из причин почему некоторые из нас имеют прямые волосы, заключается в том, что наши древние предки нуждались в достаточном количестве витамина D для того, чтобы выжить в суровых северных условиях тысячи лет назад
. Spencer Wells - Pandora's Seed: The Unforeseen Cost of Civilization

Вообще, это еще одна веселая алармистская книжка, в которой автор настаивает на том, что сельское хозяйство было страшной ошибкой для человека как биологического вида. Обожаю таких.
inchief

шарлатаны от здорового питания

...в 1896—1898 гг., подавляющая часть массовой кулинарной литературы была поставлена под контроль «Компании по публикации медицинских книг». Именно эта монопольно действовавшая издательская фирма опубликовала в начале XX в. книгу Эллы Итон Келлог «Оздоровительная кухня» (Сборник рецептов приготовления пищи сточки зрения значения ее для здоровья. Штат Мичиган. 1904 г.).

Таким образом, кулинары США с начала XX в. по сути дела начинают крестовый поход против хорошей кухни, то есть кухни превосходного вкуса, аромата, против еды как чувственного наслаждения.

Главным кулинарным лозунгом XX в., становится тезис о том, что еда должна быть полезной, а кухня здоровой. Что же касается вкуса блюд, то этот вопрос замалчивается и постепенно отодвигается на задний план, и в конце концов практически не поднимается.

«Полезная кухня» — термин, который на протяжении XX в. многократно меняет свое значение и, как мы увидим ниже, модифицируется в десятки враждующих, взаимоисключающих «оздоровительных» школ, направлений, рекомендаций, главной целью которых на поверку является забота не о подлинном самочувствии

едока, а о создании круга легковерных людей, надежды которых на улучшение здоровья могут стать основой благополучия фирмы профессиональных мошенников или шарлатанов.

«Еда как ключ к здоровью» становится основным направлением, отличающим кулинарию XX в. от всех прочих эпох. Этот лозунг, тенденция «омедицинивания» питания пронизывает собой весь XX в., с самого его начала и до конца, и тем самым составляет одну из заметных и характерных черт в истории мировой кулинарии в XX в.
Вильям Похлебкин рассказывает в своей "Кухне века" о том, как шарлатаны обманули доверчивое население идеей "здорового питания.
inchief

абсолютная гармония

Аквариум, БГ, Борис Гребенщиков, Жизнь, Истина, Йога, Православие, Природа, Царствие Небесное, абсолютная истина, благочестивое, благочестие, буддизм, вызывающее благие помыслы, генеалогия, глобальное управление, говорить правду, графика, достоинство, духовная практика, живопись, жизнь, истина, йога, классическая музыка, культура, культура Свыше, любовь, менять мир, мировая религия, молитва, море, мудрость, небо, православие, просвещение, святые, сила духа, слова Святых, фотография, хатха-йога, христианство, чистое

http://ira-vt.livejournal.com/profile
inchief

о причинно-следственных связях

Мужчины по большей части сохранили свои прямые гендерные роли, но появились в их поведении также и новые тенденции (к счастью, это касается не всех): окрашивание волос, поход на маникюр, следование моде, приобретение женских профессий и, как следствие, ослабление влияния мужчины над женщиной.
Сообщает нам студентка. Как интересно!
inchief

как я ходил в бирюлево

Целый день общался с народом. Эмоционально это невероятно выматывает. Когда-то я подобные ощущения списывал исключительно на переходный возраст, а потом на юношеский максимализм. Теперь я просто понимаю, что у меня с этими людьми, к сожалению, нет ничего общего. Нам не о чем разговаривать, и хотя я могу поддержать их темы, это требует от меня усилий, игры. Я не люблю играть, я любезен только с теми, кто этого заслуживает.

Я не понимаю людей, которые живут по правилам, у которых есть весь джентельменский набор - как-то дом, семья, специальность, профессия, работа, ипотека, потребительские кредиты, дача, отдых в Турции. Я не знаю, зачем они тянут свои лямки - они зарабатывают больше меня, но у них нет ничего кроме стандартизированного быта.

И одно наблюдение в сторону. Фармакология открыла чудодейственный маркетинговый ход для широких народных масс. "Средство X, конечно, дорогое, но зато действует наверняка", - говорят друг другу граждане. Значение X в данном случае фиксировано исключительно уровнем дохода. Я слышал эту фразу о лекарстве от гриппа за 250 рублей, за 700, а на днях мне предлагали купить совершенно восхитительный X за 2000, который - действует наверняка.

Впрочем, я твердо усвоил, что неопасные болезни человека, такие как простуда, служат лишь одной функции - они помогают человеку социализоваться, поскольку больного все жалеют. Видимо, поэтому я не болел очень долго, а когда недавно схватил грипп - мне было все равно.
  • Current Music
    Жанна Агузарова - Неудачники
inchief

(no subject)

Повредил кисть. В результате обнаружил, что работаем мы по-прежнему руками, а во-вторых, что любые проблемы со здоровьем при моем образе жизни связаны с серьезными рисками. Ситуация, впрочем, достаточно комичная в целом.
  • Current Music
    Qntal - [Silver Swan #02] Levis
inchief

детище октября



Кораблев Н.В. Ежедневная гимнастика для людей умственного труда. Лениздат, 1949.

Советская физическая культура возникла в нашей стране в результате Великой Октябрьской социалистической революции. Детище Октября — советская физическая культура создавалась и совершенствовалась на основе указаний партии и правительства, отеческой заботливости величайших людей нашей эпохи — Ленина и Сталина.
В.И. Ленин, говоря о воспитании молодежи, указывал, что «именно ей, этой молодежи, предстоит закончить, завершить дело коммунизма; именно ей еще предстоят бои за коммунизм, и она эти бои должна встретить крепкой, здоровой, со стальными нервами и железными мускулами»[2].
И.В. Сталин на XVI съезде ВКП(б) сказал, что у нас имеются все возможности «вырастить новое поколение рабочих, здоровых и жизнерадостных, способных поднять могущество советской страны на должную высоту и защитить ее грудью от покушений со стороны врагов»[3].
Советская физическая культура является неотъемлемой частью коммунистического воспитания и могучим средством укрепления здоровья трудящихся Советского Союза.
Физическая культура активно содействует воспитанию сильных, здоровых и жизнерадостных патриотов социалистической Родины, готовых к социалистическому труду и обороне Советского Союза.
«… Весь советский народ видит, — говорил товарищ В.М. Молотов на приеме физкультурников в Кремле 22 июля 1947 г., — что наша молодежь, трудолюбивая, боевая и жизнерадостная, растет и крепнет, как несокрушимая сила советской страны, как надежный оплот новой мировой культуры и прогресса человечества.
Наши физкультурники, наша молодежь и ее успехи являются одним из лучших показателей роста нашей страны, ее молодости и здоровья, ее уверенности в своих силах и в своем будущем»[4].