Category: криминал

inchief

алексиевич всех раздражает

Алексиевич должна была сказать свою речь хотя бы для того, чтобы с нобелевской трибуны прозвучало имя Шаламова — автора, выносившего в себе русской 20 век.

Речь Алексиевич никому не понравилось — ни упырям вроде Габрелянова и сочувствующим ему, которые о такой России слышать органически не могут, и по должностному распорядку им не положено о ней слышать. Габрелянов и его сотрудники сами хотели бы получить нобелевскую премию — за виртуозный мат на редакционных совещаниях.

Не понравилась Алексиевич искателям утонченного вкуса, тонким трепетным интеллектуалам. Алексиевич говорит грязными, расхожими журналистскими тропами, как демшиза. Где же ироническое умолчание, где же постмодернистское ерничанье, где же хотя бы наш минимальный в таких случаях Селин?

Не понравилась Алексиевич открытым нацистам — у нацистов война святое дело, raison d’etre, они с выпученными глазами сейчас ее ждут, и она, твердят нацисты, будет, обязательно будет, надо только еще немного потерпеть в этом гибнущем потребительском аду, в счастье маленького человека, чтобы выйти на большую дорогу грабежа и истории.

Не понравится Алексиевич и тем, кто призывал не записывать ее в русских писателей, а называть ее только беларуской и ставить точку, обвиняя тех, кто считает иначе в колониализме. Она сама опровергла это и своими текстами, и своей речью.

Алексиевич вызывает эти эмоции еще и потому, что она женщина, и говорит о непрестижном, женском. О том, как женщина, у которой война отняла мужа, пекла пирожки, как растила одна детей. Кому вообще это может быть интересно? Как об этом позволяют говорить с трибун?

Нобелевская премия дала возможность рассказать миру о трупах наших солдат, о том, как нас сто лет готовили умереть за родину, и об этом женском, что остается от умирающей империи, — страдании, безнадежном терпении, у которого никогда не было своего языка.
Нобелевская премия у человека, описавшего боль русских женщин, у которых государство убило мужей.

Как такое можно простить, конечно. Премии должны быть о всем бравурном, мужском, значительном и кинг-сайз. Отдайте Габрелянову, раз вам не нравится Алексиевич.

Originally published at kmartynov.com. You can comment here or there.

inchief

чай и мошенничество на руси

ivanchay

С конца XVIII века в России развивается крупный внутренний и транзитный чайный рынок. Китайский чай называется в России кяхтинским по наименованию села в Бурятии, через который шли основные поставки товара. Словари сообщают, что за границей этот чай назывался русским и отличался от кантонского, поступавшего в Европу морем.

Рынок рос быстро, и привлекал предприимчивых людей. Якобы некий крепостной побывал в Китае и узнал там секрет приготовление ферментированного чая. Вернувшись домой, он организовал производство русского аналога чая близ Финского залива у села Копорье. Напиток производился из ферментированного кипрея или иван-чая, и получил название копорского чая.

Так что в XIX век Россия вошла, имея сразу два «чая» — кяхтинский и копорский, причем второй стоил в разы дешевле первого. Естественно, начались подделки — наивным покупателям копорский чай продавался под видом кяхтинского, или же вмешивался в последний. В центральной России у крестьян возник даже целый промысел по изготовлению поддельных деревянных ящичков для чая по китайскому образцу.

Правительство было вынуждено бороться с подделками и с 30-х годов XIX века издавало специальные запретительные указы. С развитием торговли и появлением железных дорог стоимость китайского чая постепенно снижалась, и звезда копорского напитка закатилась.

Интересно, что сейчас иван-чай существует в сегменте премиум-напитков и продается как «возрожденная русская традиция», сделанная в монастырях, и продающаяся по цене вровень с хорошим китайским чаем как «настоящий русский иван-чай». Разумеется, с секретными целебными свойствами.

На этикетке такого напитка я прочитал, что иван-чай «традиционно делался в селе Копорье близ Петербурга с XII века», и очень восхитился этому Петербургу с XII века. По вкусу же этот современный элитный иван-чай напоминает подделку под улун — полуферментированные листья кипрея явно напоминают именно вкус полуферментированных чайных листов.

Возможно, «русский (кяхтинский) чай» XIX века тоже был по вкусу ближе к улунам, чем к обычному черному чаю, который в России в основном пьют сегодня?

Это была история о том, что такое наши традиционные ценности.

Originally published at kmartynov.com. You can comment here or there.

inchief

чем займутся бандиты новых 90х?

bandist

Социальные сети в начале 2015 года состоят из перечисления различных симптомов возвращения 90-х. Инфляция, безработица, эмиграция, проституция, учителя жалуются, что едят корки, люди ходят в магазины посмотреть на цены на сыр и орехи. Отдельная большая тема — возвращение преступности.

Если нет работы и вообще нормальной жизни, то надо как-то вертеться. Поэтому в Екатеринбурге начали снова раздевать на улицах состоятельных гражданок в шубах и меховых шапках. Растут показатели грабежей и убийств. Каждое подобное событие встраивается сегодня в этот контекст всеобщего упадка.

В 90-е однако рост преступности шел на фоне либерализации торговли и предпринимательской деятельности, раздела советской собственности и неспособности государства обеспечивать безопасность этого процесса. Риск погибнуть молодым был в начале 90-х платой за сверхдоходы, когда еще вчера ты был студентом, а завтра миллионером на мерседесе с сигарой в зубах — достаточно было провести одну успешную сделку. Новые богатые нуждались в охранных услугах, и преступность развивалась и институционализировалась как рэкет. Рэкет в свою очередь тоже был высокорискованным и высокодоходным бизнесом по переделу новых состояний и их стабилизации.

Иными словами, преступность как в 90-е возможна в тех обстоятельствах, когда государства нет, но зато есть свобода предпринимательской деятельности.

С нынешней ситуацией, по крайней мере, на первый взгляд совпадений минимум. Собственность поделена, государство вооружено до зубов и готово побороться за свой статус «стационарного бандита», заниматься легальным бизнесом — значит кормить чиновников.
Маргиналов, лихих людей, тем временем становится в России все больше. Не зря же в Екатеринбурге такое с шубами.

Вот вопрос: чем же займутся преступники в современной России?

Originally published at kmartynov.com. You can comment here or there.

inchief

“футболку с такой надписью делать не будем”

Друзья, хочу обратить ваше внимание на важную историю.

Моя коллега заказала на сайте fytbolki.ru футболку с надписью Legalize Gay, по образцу тех, что можно купить в Европе.

Эти ушлепки прислали ответ:

“Добрый день,Анна.Футболку с такой надписью делать не будем,так как это является пропагандой секс меньшинств,что у нас в стране преследуется законом.
Другой заказ с удовольствием выполним”.

У них в стране пропаганда секс меньшинств преследуется, оказывается, законом. Вот говноеды!

При этом на этом сайте “прикольных футболок” можно найти футболки в стиле “Коси и забивай” (пропаганда наркотиков), “Мужик сказал, баба разделась” (унижение личности по принципу половой принадлежности), “Мы русские, с нами бог” (экстремизм и оскорбление чувств верующих других конфессий), “Виски, водка, я русский” (незаконная реклама алкогольных напитков).

Я считаю, что говноедов из fytbolki.ru нужно наказывать.

Прошу считать этот текст официальным сообщением в прокуратуру. Требую закрыть сайт fytbolki.ru как экстремистский, а также за пропаганду наркотиков, насилия над женщинами и рекламу алкоголя.

И разумеется, никогда не покупайте ничего на сайте fytbolki.ru.

Пусть пойдут по миру.

Originally published at kmartynov.com. You can comment here or there.

inchief

алексей кабанов, наш брат

Печальный факт состоит в том, что в нашем обществе убийства супругов являются обыденным явлением. В октябре 2012 года “Российская газета” публиковала статистику, согласно которой ежегодно в России в результате домашнего насилия гибнут 12-14 тысяч женщин, то есть убивают жен каждые сорок минут. Обострение, разумеется, случается во время адских новогодних каникул, когда ходить на работу нельзя, а можно только пить и скандалить дома среди беспросветной русской тьмы и снегов. Следователи говорят об этом совершенно буднично, тут нет никакой политики.

Чем же уникален случай Алексея Кабанова? Чем он нас так задел? Может быть, способом, которым он пытался избавиться от тела? Какой-то особой жестокостью? Да нет, статистически и тут нет ничего необычного. Женщины гибнут в семьях от побоев, случайного удара в висок, толчка, кончившегося падением затылком на батарею. Но еще их режут и душат. Мужчины обычно гибнут от рук более слабых женщин, когда те берутся за ножи. Да, обычно наши сограждане потом трезвеют и идут писать явку с повинной, но тоже далеко не все – кто-то пытается быть изобретательным.

Я думаю вот что: ужас публики вызван не судьбой жертвы, а тем, что Алексей Кабанов один из нас, хипстер, креативный, активист-эстет. В Кабанове, сидящем в Жан-Жаке в шляпе, многие узнали себя. Ну вот подумайте, например, что бы вы стали делать, если бы у вас пропал кто-то из членов семьи? Писать посты, обращаться к волонтерам. Вот и Кабанов это делает, и это только одна вещь, которая делает нас похожими. Кошмар начинается, когда мы узнаем, чем занимался Кабанов в промежутках между своими постами в Facebook. Кошмар продолжается, когда мы узнаем историю семьи, и понимаем, что сами такие семьи знаем. Ну, в самом деле, у вас что, нет знакомых пар, где есть алкоголизм, долги и насилие над женщиной?

В этот момент у публики срабатывает психологическая защитная реакция. Во-первых, говорят, что вообще писать об этом не нужно. Лучше даже не думать! Это же единичная трагедия (каждые сорок минут по России, ага), общих выводов о нашем обществе по отдельным маньякам делать ни в коем случае нельзя. Мы – тут публика изо всех сил зажмуривается – совершенно не такие. Это не наши проблемы. В нас нет ни единой черты личности Кабанова, которая тут всему виной. Если он даже не маньяк, то лузер. Не будь неудачником, и все будет в порядке. Есть всегда какие-то простые способы не быть Кабановым – справка о психическом здоровье или большая зарплата. Но так ли?

Вот подумайте: у вас завтра кто-нибудь пропадет, не вернется домой. Что вы будете делать? Напишите ли в Facebook? А если напишите, не будете ли тревожиться, что в вас узнают нового Кабанова? И только ли в этом совпадение? Жестокость, лицемерие и инфантилизм – это не черта редких маньяков, а состояние нашего общества.

Кабанов получит десять лет тюрьмы, как впервые совершивший преступление на бытовой почве. Через шесть лет он выйдет условно-досрочно, его пожалает какая-нибудь женщина с “однушкой”, и тогда представитель креативного класса снова будет открывать рестораны.

Но главный вывод этой истории состоит вот в чем. Для того, чтобы стать Алексеем Кабановым, совсем необязательно убивать жену. Задумайтесь об этом.

Originally published at kmartynov.com. You can comment here or there.

inchief

украинская доброта и гостеприимство

Украинские милиционеры публично признались в том, что у их государства нет суверенитета, заложив заодно российские спецслужбы.

Параллельно, по делу Развозжаева Следственный комитет анонимно угрожает прессе, заявляя, что скоро “появятся такие факты, которые опровергнут истерику о похищении”.

Originally published at kmartynov.com. You can comment here or there.

inchief

найди маньяка

Кафедра инженерного менеджмента Казанского государственного энергетического университета (ноябрь 2007 года).

Мне, вообще говоря, всегда казалось, что в таких фотографиях есть нечто инфернальное.

Originally published at kmartynov.com. You can comment here or there.

inchief

габрелянов рисует надписи кровью

“Убийство за Pussy Riot” если что и демонстрирует, так это крайне низкий уровень оперативной работы российских правоохранительных органов.

Они двадцать лет занимаются бизнесом и отчетностью. Поэтому, когда возникает необходимость сделать какую-то провокацию, выходит совсем нелепо. Как будто третьеклассники задушили кошку за школой.

Местный сайт KazanWeek писал об убийстве 29 августа в 17:19. Никакой кровавой надписи на стене в поддержку Pussy Riot журналисты и полицейские не заметили.

По всей видимости, ее вообще не было.

Потом, сегодня утром, в дело включается Арам Ашотыч Габрелянов, который из высоких патриотических чувств начинает обвинять сторонников Pussy Riot в убийствах.

Надпись на стене появляется где-то между этими событиями.

Лично у меня только один вопрос: кто сделал надпись, местные эшники или непосредственно сотрудники Габрелянова?

Других вопросов по теме нет.

Originally published at kmartynov.com. You can comment here or there.

inchief

у норвегии есть достоинство

Брейвика приговорили к максимальному для Норвегии наказанию – заключению в тюрьме сроком в 21 год, при особо строгом режиме содержания. Брейвик будет единственным заключенным в стране, отбывающим срок в таком режиме. Главная строгость заключается в том, что он будет сидеть в одиночке. Администрация норвежской тюрьмы “Ила” заявила о том, что ей придется пойти на смягчение условий пребывания Брейвика в тюрьме, чтобы компенсировать его длительную изоляцию. Ему разрешат еженедельные свидания и предоставят дополнительные помещения – комнату для физических упражнений и кабинет. Интернета у Брейвика не будет.

Камера Брейвика в тюрьме “Ила”

Почему-то все это многих возмущает или удивляет.

Я думаю, что нам есть чему поучиться у норвежского государства. Оно демонстрирует своим отношением к Брейвику, что между ним, государством, и самим террористом есть существенная разница. Государство Норвегия не такое как Андерс Брейвик. Оно не убийца, не ублюдок, не садист. В тюрьме людей наказывают лишением свободы, а не дополнительными пытками или унижениями. Представьте себе, что это – провести минимум 20 лет своей жизни в трех комнатах и видеть людей раз в неделю? Это достаточное наказание. Это наказание, назначенное сильными для такого слизняка как Брейвик.

У Норвегии есть достоинство.

А теперь посмотрите, что происходит в российских тюрьмах и подумайте, есть ли достоинство у нас. Если вы считаете, что тюрьмы вас не касаются, то вы очень ошибаетесь.

А теперь вспомните о том, с какой небрежностью нынешние моралисты рассуждают о том, что Pussy Riot нужно было выпороть, посадить на кол или публично унизить.

У России достоинства нет, ни у государства, ни у людей.

Originally published at kmartynov.com. You can comment here or there.

inchief

into the abyss

Благодаря Алексею Юсеву я побывал на показе документального фильма Вернера Херцога “В бездну” в рамках ММКФ. Херцог достиг невероятного мастерства, снимая истории реальных людей. Такое документальное кино показывает, что жизнь выразительнее, ярче и пронзительнее любого вымысла. И что для того, чтобы держать в напряжении зрителя в течение полутора часов, вам совсем не нужны ни спецэффекты, ни звезды, ни сценарий в традиционном смысле слова. Достаточно просто уметь обращаться с камерой и рассказывать истории. “В бездну” – это совсем не тот унылый артхаус, который люди смотрят, чтобы самоутвердиться в области эстетики, испытывая страшные мучения и мечтая сбежать на блокбастер. Такой кинематограф делает разумным и осмысленным вашу собственную жизнь, в этом его задача.

Фильм рассказывает о жизни простых техасских людей, – об этом просто невозможно говорить без иронии, несмотря на то, что история трагическая. Два подростка десять лет назад убила пожилую женщину в ее собственном доме, чтобы завладеть ее машиной, после чего убивают еще двоих юношей. Подростки глупые и хвастаются приятелям совершенным убийством. Полиция начинает проверку и находит улики. После перестрелки подростков арестовывают. Отец одного из них отбывает в это время тюремный срок в 40 лет. Он выступает перед присяжными, и ему удается их разжалобить. Присяжные приговаривают сына преступника к пожизненному заключению. Другой подросток приговорен к смертной казни. Десять лет он ждет исполнения приговора.

Херцог разговаривает с каждым из них, с обоими преступникам, с отцом, с сестрой и братом погибших, с друзьями, оставшимися на свободе, с полицейскими, с бывшим начальником команды палачей. У каждого из них своя история. Смешным выглядит друг преступников, который сумел изменить свою жизнь, – во время одной из отсидок он научился читать, а теперь работает в мастерской по покраске автомобилей, у него есть девушка. Бывший палач уволился со свой работы после нервного срыва от общения с одной из жертв. Сестра и брат продолжают оплакивать смерть близких. Приговоренный к смерти говорит, что он не виновен. Осужденный на пожизненный срок говорит о том, что через сорок лет он сможет просить о помиловании. Они сидят с отцом в двух тюрьмах штата, расположенных через дорогу.

И все хотят жить. Никто не заслуживает смертной казни, какие бы чудовищные преступления он не совершил. Осужденный пожизненно женится на девушке, им запрещены свидания, предполагающие телесный контакт, но девушка ждет от него ребенка. Тюрьмы, государства, закон, мораль, люди – никому не остановить жизнь.

История Херцога о человеческих типах не полна. В российских условиях к ней непременно пришлось бы добавить полицию, живущую в условиях Realpolitik, по законам техасских подростков. Полиция, которая за выкуп выпустила бы убийцу и отправила на электрический стул невиновного, который подвернулся под руку.

Originally published at kmartynov.com. You can comment here or there.