?

Log in

No account? Create an account
inchief

kmartynov


равновесие с небольшой погрешностью


Категория: лытдыбр

прощай, evernote
inchief
kmartynov

u8nupb1xjyylfqummnmp

Несколько лет назад Evernote входил в обязательный набор приложений, которые устанавливались на все устройства. Я использовал его в основном как архив для веб-страниц, которые потом использовались в работе и сортировались по темам и тэгам.

В какой-то момент Evernote начал изо всех сил доказывать, что он российская разработка. В моем случае это выглядело как невозможность обновить программу на ПК — Evernote раз за разом требовал обновление, но выдавал ошибку при попытке инициировать его. Разработчики не могли решить такие проблемы месяцами, форумы программы постоянно обсуждали подобные проблемы. Я просто перестал запускать Evernote на ПК и сменил модель использования — иногда заходил туда на Android. Для простых заметок тогда же появился беспроблемный Google Keep.

Несколько дней назад Evernote решил покончить с собой, подняв стоимость подписки и главное ограничив синхронизацию бесплатной версии двумя устройствами. Это просто совершенно бесполезная программа теперь — у меня в постоянной работе 4 компьютера и один телефон, и чтобы получать доступ к своему старому архиву Evernote мне больше не пригодится. Я его удалю с большим удовлетворением, как и многие пользователи, — это сейчас популярная тема в интернете.

Кто-то планирует мигрировать на другие платформы, публикуются инструкции, как это сделать при сохранении данных.

Но, конечно, главная проблема в том, что Evernote позиционировался как программа, которая заменяет вашу личную память и позволяет работать с ней наиболее эффективно и удобно. И вот в один прекрасный момент стоимость подписки на память увеличивается, вам разрешено бесплатно помнить что бы то ни было только в двух конкретных местах. Это история о том, как «вечные вещи» и привычки, созданные корпорациям, устаревают в считанные годы, оставляя после себя на серверах горы невостребованного мусора.

Прощай, Evernote.

Originally published at kmartynov.com. You can comment here or there.


резистентность к либертарианцам
inchief
kmartynov

Либертарианская идеология – вещь симпатичная, но при этом представляющая из себя чистейшее фентези.

Еще раз убедился в этом, пообщавшись (точнее, попытавшись это сделать) вчера с гуру русского либертарианства на их киноклубе. Особенно мне понравилась идея о том, что защита частной собственности совместима с антикопирайтом и либертарианец может качать фильмы с торрентов, презирая законы варварского государства как любой порядочный анарх. То есть воровать у корпораций нехорошо, частная собственность священна, но если речь идет о том, что удобно делать нам, то можно (и мы найдем какое-нибудь концептуальное основание).

Мне читали просветительские лекции о сути движения, давали дельные советы об устройстве мироздания. Причем, что характерно, аргументы остаются до мельчайших деталей неизменными в течение многих лет.

Например, аргумент: – Легализовать оружие можно, т.к. разумный человек будет использовать его разумно (“никто не пойдет стрелять, ведь я сам не пойду”).

Фентези вот в чем: предполагается, что свободный, ответственный субъект всегда полностью отдает себе отчет в том, какие у него интересы, в чем состоит его выгода, и как он должен действовать, исходя из этих интересов и выгоды. То есть человек-либертарианец должен быть экспертом по всем вопросам одновременно, начиная от правоприменительной практики в области огнестрельного оружия и заканчивая квантовыми компьютерами. И главное, он должен быть тончайшим знатоком своей собственной психологии.

Это довольно-таки детский миф, восходящий к Декарту, а в экономике известный как гипотеза рациональности. Таких людей, отдающих себе отчет о всех последствиях собственных действий и о том, какие из них выгодны, просто не существует в природе. Мы можем стараться быть рациональными, но у нас нет ни универсального опыта, ни бесконечного времени для осмысления всех тех взаимодействий, в которые мы вступаем в мире людей. Рациональность и свобода – это ценности, но совсем не данность, к ним нужно стремиться, но они в сущности недостижимы.

В либертарианской литературе, насколько я помню, дискутировался вопрос частного ядерного оружия. Теоретически тут нет никакого противоречия – раз ядерное оружие есть у государств, значит им могут владеть и частные лица для защиты своих интересов. Разумно же. Но эта ситуация отличается тем, что она дискретна, статическая. Всегда есть некоторое количество игроков, у которых есть ядерное оружие, а у других нету, и вот мы это анализируем.

Реальный мир в отличие от ментальных конструкций и фентези, во-первых, сложный, а во-вторых, развивается, эволюционирует. Либертарианство этот второй аспект, по-моему, игнорирует, оставаясь в рамках философии эссенциализма, мысля статическими сущностями.

Вместо ядерного оружия я бы предложил рассматривать проблему резистентности к антибиотикам – это как раз пример динамической системы.

Итак, за полвека использования антибиотиков бактерии приспособились к ним. Чтобы убивать бактерии теперь требуются все более сложные и дорогие синтетические лекарства. Всемирная организация здоровья предупреждает, что бесконтрольное и бессистемное использование антибиотиков может привести к тому, что появятся “бессмертные” бактерии, для которых мы не успеем создать антибиотики. Это в свою очередь грозит пандемиями в стиле “испанки” и горой трупов, а заодно и катастрофой для западной медицины и науки. Помните историку по поводу “птичьего гриппа”? Это только цветочки. В развитых странах это приводит сегодня к тому, что государство берет под контроль распространение и использование антибиотиков – как в медицине, так и в сельском хозяйстве.

Как будет решать эту проблему либертарианское общество?

Фармакологической промышленности, очевидно, выгодна эволюция бактерий – можно продавать новые пока еще эффективные лекарства дороже. Индустрии выгодно, чтобы люди пили больше антибиотиков. То же самое касается фермеров, которые пичкают животных антибиотиками, чтобы те меньше болели и быстрее росли.

Обычным людям тоже выгодно использовать антибиотики при малейшем чихе – повышается трудоспособность и эффективность. Пандемия – это отложенная, удаленная угроза, которая никак лично меня скорее всего не коснется. Даже если я пойму проблему, не будучи специалистом-биологом, я предпочту использовать антибиотики, если я заболею. Но скорее всего, я просто не узнаю о самой проблеме.

Что же делать, дорогие либертарианцы?

Я думаю, ответа нет. И связано это исключительно с тем, что отцы-основатели либертарианского движения жили в старом, дискретном мире, где нет никаких эволюционных изменений, а социальные контракты между индивидами заключаются абсолютно прозрачным способом для них способом, где все видят каждое последствие своих действий.

То есть, в принципе, единственный либертарианец – это Бог, видящий все контракты в прошлом, настоящем и будущем одновременно.

Originally published at kmartynov.com. You can comment here or there.


как пройти в мгу
inchief
kmartynov

Вчера впервые за последний год побывал в МГУ. Повод для встречи – семинар “Когнитивная психология: истоки и перспективы” – был очень интересный, о нем я напишу отдельно. А вот наблюдения о нынешнем интерфейсе alma mater.

Раньше кампус МГУ на Воробьевых горах был, как и положено университету, этаким государством в государстве. Там не было шума, рекламы и всякой городской жизни, не имеющей отношения к академии. Ходить в первый гуманитарный корпус нам приходилось по яблоневой аллее вдоль территории университета. Яблони, по легенде, были высажены там по личному приказу товарища Сталина.

Новые корпуса, построенные в стиле лужковского ампира, находятся на противоположной стороне Ломоносовского проспекта, за пределами старого кампуса. Из метро нужно повернуть налево, а потом долго идти по тоненькой асфальтированной дорожке, шириной метра в два, вдоль “элитного жилья”, которое, кажется, так и не заселено полностью до сих пор.

И вот тысячи людей, студентов и преподавателей, ежедневно занимаются тем, что пытаются разойтись друг с другом на дорожке. Этакая дорога жизни, тонкая черная линия, ведущая от невежества к знанию через мир чистогана. Шире, наверное, сделать нельзя было, чтобы не нарушать права застройщиков элитного жилья.

Мы проходим элитные наделы, потом появляются первые здания университета, Фундаментальная библиотека МГУ, которая недавно метко была названа Дмитрием Узланером единственным в мире муляжом научной библиотеки в натуральную величину (книг для работы там нет). Потом нужно юркнуть в единственную калиточку в хлипком грязно-розовом заборе, и оказаться в сквере перед новым гуманитарным корпусом. Ту постарались и сделали большую клумбу, но на этом усилия академических градостроителей закончились. Сразу за зданиями начинается пустырь, после которого следуют индустриальные пейзажи.

Всем своим видом новое здание МГУ показывает, что пребывание в науке для молодого человека случайно, что это такая игра, из которой вас потом выбросят во взрослую жизнь – на пустырь, собирать бумажки на оформление элитного жилья для бандитов и воров. Граница академии хлипкая и вот-вот рухнет под экспансией внешнего мира.

Топография новых зданий МГУ – это метафора деградации российского университета, сворачивания его присутствия в жизни общества, интервенции государства на академические свободы. В таком месте прекрасно и гармонично выглядит лекция патриарха Кирилла.

Внутри корпуса – все то же необжитое пространство, ни единого книжного магазина, вообще ни одного признака, что это университет, а не канцелярия суда или не приемные покои больницы.

Originally published at kmartynov.com. You can comment here or there.


он же чоран
inchief
kmartynov
Чертовски хочется найти "Искушение существованием", притом в бумаге. В чудовищной этой черной серии издательства "Республика", которая подобно дизайну советского букваря с грамотой, неотрывно указывает на мыслительные муки второкурсника, запертого на 12 этаже общежития Тимирязевской сельскохозяйственной академии за чтением "Времени и бытия". То есть, по большому счету, с оптимистической зарей моего личного проекта просвещения.

А черного Сиорана я брал почитать у старины d_anet относительно недавно, года три, что ли, назад, когда я был очень счастлив. Тоже стояли чудесные погоды. И что самое главное, мне было кому рассказывать о всем этом возвышенном нытье, из которого более всего остального мне нравились страдания о полисе и кинике Диогене. Может быть, я даже писал об этом тут - тогда. Не имеет теперь значения.

Всю свою жизнь, тщедушного ребенка, выдохнутого когда-то из желтых труб завода и развеянного над почти пересохшей Томью, я учился что-нибудь чувствовать. Что-нибудь чувствовать так четко и правильно, как это делали до меня образцово-книжные, образцово-музыкальные герои. Какой-нибудь, скажем, тогда Лермонтов, тогда Бутусов. Я сначала понимал в словах мудрых, что нужно любить вот этакую тряпицу из платяного шкапа культуры, потом напяливал ее по инструкции, ну и выбрасывал. А потом иногда уже подбирал, но случайно и без справедливой напутственной лекции. Так ко мне на ужины ходили Лорка, Рильке и ИИ Каммингз, и с ними мы делили Доширак мой.

Потом я вдруг научился - фьють - и все это ньютончатое чувствилище растянулось на бесконечной кривой времени, где в одном крыльце февральская ночь в гостинице, откуда из-за окна виден мертвый город и высокая красная лампа телевышки; где в другом - пустая квартира, в которой мы лежим на полу и слушаем "Море" Terje Rypdal трехгрошовыми компьютерными колоночками, а потом - куда к черту мы дели эту фотографию! - боремся до ее полной опустошительной хохотом победы. До скачков на моей груди "я победила папу!"

Все свернулось в этот герметический тупик, стало кубом, и на гранях я отец, который варит обед семье, я испуганный мальчик, который написал "Я живой" в блокноте с твоими фенеками, когда нас прикончили, и я же перед учеными мужами, когда мы будто бы отбились, и я же сплю по 14 часов в сутки прошедшей зимой. Есть и другие грани.

Я научился неправильным вещам за те первые четверть века. Никаких больше чувств. Только стоя, негнущийся позвоночник, моя ходячая окаменелость. И столько иронии, чтобы кровь, пролитая теми, поднялась до их собственных губ.

(без темы)
inchief
kmartynov
Сегодня состоялось два великих события. Я хотел побывать хотя бы на одном из указанных мероприятий, но пропустил оба, т.к. лох.

Во-первых, наш достопочтенный друг Эмин Октаевич kalantarov бракосочетался законным браком с прекрасной девушкой Верой. Vive l'anarchie, пожелал я Эмину Октаевичу напоследок. Молодожены утверждают, что это наш с Антониной Валерьевной detroyt пример дурно на них повлиял. Молодцы!

Во-вторых, наш не менее достопочтенный друг Саша alloff защитил диссертацию. Вообще-то он должен был защищаться вместе со мной в мае 2007 года, но я тогда пошел на защиту, потому что мне было все равно, а он решил доработать текст. Тогда Саша собрал для меня все документы перед и после защитой, чем я просто не мог заниматься из-за известных событий в Новгороде. Повод еще раз сказать: спасибо, товарищ. Надеюсь, что подробности защиты воспоследуют в ближайшее время из первых рук.

Саша и Эмин Октаевич - оба доблестные бойцы новгородского фронта. И оба знают, что за этих двоих, на фотографии по ссылке, я буду грызть горло любому, кто захочет их разлучить, пока я живой.

И еще текст про Летова за авторством hgr. Простите, я по-прежнему не думаю, что мы с Кононенко что-то сделали не так в предыдущей публикации.

О русских сказках и православии в них
inchief
kmartynov
Для vryadli и не только.

Тезис vryadli состоял в том, что православие не так существенно повлияло на русскую культуру, что в частности отразилось в русских сказках, в которых тема православия вроде бы не так сильна (в отличие от ислама в арабских, например).

Вообще, на эту тему можно бы монографию писать, а я пока просто бы заметил, что то, что мы понимаем (чаще всего) под русскими сказками, это рафинированные советские издания, в которых (даже в академических иногда) все что связано с Богом и православной культурой цензурировалось.

Так произшло с самым известным афанасьевским сборником, со словарем пословиц Даля, так "Утренняя молитива" Чайковского стала "Утренним размышлением", (былина о Жидовине, хотя уже и по другим соображениям, вообще не публиковалась даже в "самых" академических сборниках).

У меня был небольшой "сказочный период" в контексте моего русофильства, вот можно в подтверждение моей мысли привести пару сказок из собрания Н.Е. Онучкова (Онучков, Северные сказки, СПб., 1998) - первое что стоит на полке:

Читать дальше...Свернуть )