Category: медицина

Category was added automatically. Read all entries about "медицина".

inchief

(no subject)

Второй прадед, которого я никогда не видел, вернулся с фронта с двумя орденами и без ноги. Сначала возвращаться не хотел: жена был в красавицей, татаркой с раскосыми глазами. Ходил с диверсионной группой за линию фронта, черта не боялся и брал языков, а жены испугался. Без ноги зачем нужен дома. Жаловался на боли, скитался по госпиталям. Жене, тонкой, с черной косой, с пятилетним сыном-первенцем на руках, об этом написали. Она поехала, нашла, привела домой, у них родились еще две дочери. Возвращение домой стало последним походом в разведку, с боем. В пригороде Кемерово прадед с помощниками, но больше сам отстроил просторный дом, разбил сад, где много десятилетий спустя у самой большой яблони стоял сетчатый металлический каркас кровати, на котором можно было лежать на покрове из красных листьев и ждать, пока маленькие мерзлые сибирские яблочки-ранетки попадают тебе в рот. Когда яблочки падали, прадеда уже не было. Дом был странным для моего городского начинающего ума, как все дома, не похожие на городские квартиры. И по деревенским меркам он был странным, без большой русской печи, отапливаемый чем-то вроде закрытых каминов, вмурованных в углы комнат. Сразу за двумя входными дверями (я никогда не писал прежде слова «сени», и теперь это было бы дико) была кухня, которая выполняла и роль гостиной, налево еще одна комната, и за ней «зала», почти полностью — включая стены — покрытая коврами. У монгольской моей бабушки ковры смотрелись к месту. В закутке за кухней была таинственная лестница, ведущая в чердачную комнату. Туда я поднимался редко, вероятно для того, чтобы не портить волшебство. Там были старые вещи, в чинном порядке стоящие на одиноких шкафах, ключи, перекидные календари из латуни, стеклянные шары, книг почти не было. Еще одна часть дома стала со временем спальней бабушки. Одноногий разведчик умер в конце 70-х годов, она жила до конца нулевых. Снова тонкая, как в юности, но уже от сухости и пропажи жизненных сил, с ослепшими белыми глазами, беззубым страшным ртом, хрупкими костями, источающая зловония, она умерла на постели в доме, который больше полувека назад был построен для ее красоты и счастья. Теперь уже никого из героев нет в живых, только я могу лежать на железном каркасе под яблоней и обо всем этом думать.

Originally published at kmartynov.com. You can comment here or there.

inchief

детолюбы из ржд

В метро через плечо (всегда так делаю) прочитал сегодня две полосы «Аргументов и фактов». Там, в общем, фантастическая информационная повестка, ближе всего к такому психиатрическому явлению как индуцированный бред. Наши МиГи сядут в Риге, мировая война с США и Китаем в 2017 году, как бандеровцы ведут Украину к пропасти, и как мы встаем с колен.

Но особенно мне понравилась одна крошечная заметка. Вообще сейчас много таких вещей происходит, но из-за шума с Крымом ничего не слышно. Текст не могу найти в интернете отчего-то. Но там со ссылкой на Федеральную пассажирскую компанию писали о новых правилах проезда детей в поездах РЖД. И вот что эти педофилы (любители детей) якобы придумали.

Во-первых, меры разумные. Один сопровождающий на каждую группу подростков до 12 лет, медик в группе на 30 человек.

Во-вторых, якобы запрет на проезд детей в плацкарте из санитарных соображений — только купе и мягкими. Иными словами, население окончательно делают оседлым, потому что есть очень много семей, которые никогда не смогут оплачивать купе в якунинских поездах. Никаких передвижений для бедных, значит.

В-третьих, из тех же санитарных и медицинских причин в стоимость билета для детей обязаны будут включать диетическое питание в вагоне-ресторане (!). Чтобы, значит, у детей гастриты не развивались от сухомятки по вагонам. Господа из «АиФ» сообщают, что это даст к билету наценку рублей в 600. Чтобы бедные уж точно никуда не рыпались, сидели на местах и ждали великой России.

И наконец, детям для покупки билета якобы нужно будет делать справку об отсутствии заболевания — не позднее, чем за три дня до поездки. Это уже вообще запредельный бред. То есть люди приехали с группой школьников на каникулы в Москву, например, и им нужно будет минимум один день потратить на то, чтобы оформить детские справки в московской поликлинике? Это, соответственно, сделает оседлыми уже не только бедных.

Не знаю, конечно, пока подтверждений всему этому я не вижу, но заметка опубликована, а от ЭТИХ — которые у власти — можно ждать всего.

Originally published at kmartynov.com. You can comment here or there.

inchief

эвтаназия: человек принадлежит сам себе

В пятницу студенческий клуб Life Sciences на факультете обсуждал тему эвтаназии как комплекса юридических, этических и медицинских проблем. Сначала выступали медики и юристы, которые, отмечая сложность проблемы, выступали не против эвтаназии как таковой, но против «эвтаназии в российских условиях, с учетом российского менталитета.

Это очень знакомая линия аргументации. Например, вообще мы можем выступать против смертной казни, но в России такие бедные тюрьмы и такие зверские преступники, что для нашего менталитета лучшее смертную казнь оставить. Или еще говорят, что вообще оружие надо легализовать, но только не в России — у нас тут народ такой, ему нельзя доверять.

Я говорил последним и выступил против этих соображений. Менталитет является абстрактной конструкцией, которая создается и фиксируется задним числом. Менталитет пластичен: нельзя иметь ответственное общество, не доверяя людям никакой ответственности. Поэтому эвтаназия в России попадает в то же поле проблем, что и во всем остальном мире.

Какое это поле? В первую очередь, оно задано стандартными либеральными ценностями, в соответствии с которыми мы являемся полноправными хозяевами себя самих, включая наше тело, наши мнения и нашу жизнь. Это довольно простая идея. Либо вы принадлежите себе без остатка, либо вы принадлежите кому-то другому: президенту, государству, церкви или семье. Я выступаю за первый вариант; я не хочу, чтобы люди принадлежали кому-то другому.

Отсюда следует известная логика американской политики, например, где республиканцы выступают чаще всего ЗА смертную казнь и одновременно ПРОТИВ абортов. А демократы, соответственно, наоборот. Это может показаться парадоксом только до тех пор, пока мы не вспомним про либеральную идею человека как хозяина самого себя. Демократы рассуждают именно в этом ключе: никто не вправе лишать человека жизни, ни бог, ни царь, ни суд. Жизнь неотчуждаема. Поэтому смертная казнь недопустима. С другой стороны, человек является единственным хозяином своего тела, так что никто не может запретить беременной женщине делать аборт. Такой запрет означал бы, что мы претендуем на внешнюю власть над ее телом.

Понятно, почему эвтаназия также становится либеральной ценностью: даже если я не могу убить себя сам, я все равно должен иметь юридическое право на это, чтобы быть властителем самого себя. Проблема тут возникает с обеспечением такого права и моральной ответственности врачей и государственных чиновников.

Обычно в контексте эвтаназии всплывает и тема религии, но я хочу отметить, что она для этой дискуссии нерелевантна. Если вы по-настоящему верующий, то либеральные ценности для вас являются лишь политической конструкцией, но их буквальное прочтение довольно затруднены. Вы должны верить, что не вы, но бог владеет вашей жизнью на правах творца. И тогда бог дал, бог взял, никакой, конечно, эвтаназии. Но если вы стоите на позиции самодостаточного, свободного, ответственного индивида, хозяина своей судьбы, то ваши религиозные верования оказываются вторичными и несущественными.

Роман Гуляев, преподаватель нашего факультета, сделал яркий доклад о том, как философы изобрели эвтаназию. В этом слове два корня, и оно буквально означает добрая смерть. Та смерть, которой следует закончить добродетельное существование мудреца. В этом смысле под эвтаназией изначально понималась подготовка души к достойной смерти. Фрэнсис Бэкон впервые использует этот термин в медицинском контексте, рассуждая о «внешней эвтаназии», т.е. о современном значении термина, когда больному помогают уйти из жизни по его желанию. Роман напомнил также об Агамбене, который ставит вопрос о человеческой жизни и суверенитета государства. Если человек имеет право распорядиться своей жизнью по своему усмотрению, в частности по аналогии с тезисом Карла Шмитта объявить чрезвычайное положение и потребовать от другого человека убить его, то суверенитет государства уничтожается.

В этом контексте после обсуждения мне задали вопрос: что важнее свобода или жизнь. И я, обвинив автора вопроса в интеллектуальном ленизиме, с многочисленными оговорками все-таки признал, что важнее свобода.

gorz

Я напомнил об истории Андрэ Горца и его жены Дорин, которые совершили двойное самоубийство в 2007 году, когда им было 84 и 83 года. В предсмертных письмах они говорили о том, что их здоровье ухудшается, и что они намерены окончить жизнь также, как прожили ее: по своему собственному решению, как свободные разумные люди. За год до самоубийства Горц опубликовал свою последнюю книгу «Письма к Д.: история любви».

Горц пишет:

Я так же остро ощущаю твое присутствие сегодня, как в наши ранние дни, и я хотел бы, чтобы ты чувствовала это. Ты давала мне всю свою жизнь и всю себя; я бы хотел иметь возможность ответить тебе тем же в течение того времени, что у нас осталось. Тебе только что исполнилось 82 года. Ты все еще прекрасна, стройна и желанна. Мы вместе уже 58 лет, и я люблю тебя больше, чем когда-либо. Я все чаще влюбляюсь в тебя снова и снова, и несу в себе гложущую пустоту, которая может быть наполнена только твоим телом, прильнувшим к моему.
Во сне я иногда вижу фигуру человека на дороге посреди пустынного пейзажа, идущего вслед за похоронной повозкой. Тот человек — это я. И это твой гроб везут на повозке. Я не хочу оказаться на твоей кремации; не хочу, чтобы мне дали урну с твоим прахом. Я слышу голос Кэтлинн Ферриер, поющий «Die Welt ist leer, Ich will nicht leben mehr», и просыпаюсь. Я проверяю твое дыхание, мои руки прикасаются к тебе.
Каждый из нас не хотел бы пережить смерть другого. Мы часто говорим друг другу, что, если бы благодаря какому-то чуду у нас появилась вторая жизнь, мы хотели бы провести ее друг с другом.

Представим себе, что супруги Горц уже потеряли возможность контролировать свое тело из-за старости и болезней, но еще сохранили разум. Можем ли мы, и на каких основаниях, отказывать им в добровольном уходе из жизни? Представим себе, что с Горцами было бы в нынешней России.

Есть пять критериев, при которых можно говорить о моральной допустимости эвтаназии:

1. Человек страдает от неизлечимой болезни.
2. Лекарство от этой болезни, скорее всего, не будет найдено за то время, пока человек будет жить.
3. Следствием болезни становится либо невыносимая боль, либо неприемлемо низкое качество жизни (зависимость от медикаментов, персонала больницы, медицинской техники, болезненные или унизительные процедуры).
4. Человек добровольно, последовательно и в течение продолжительного времени настаивает на своем желании умереть, либо настаивал на этом до тех пор, пока из-за болезни не потерял такую способность.
5. Человек не имеет физической возможности совершить самоубийство.

Мой тезис состоял в том, что легализация эвтаназии и распространение представлений о ее моральной допустимости в случае соблюдения указанных выше критериев, является неизбежным процессом.

Во-первых, такой вывод связан с тем, что общество в целом постепенно избавляется от жестокости и становится более гуманным. Стивен Пинкер в Better Angels of Our Nature связывает это с развитием грамотности и с тем, что читатели учились сопереживать своим героям. Мы научились испытывать эмпатию, так что на площадах наших городов больше нет публичных казней. И мы не сможем спокойно наблюдать за умирающими тяжелобольными, которые требуют облегчить их участь.

Во-вторых, современная медицина несет человечеству продление жизни, но не предлагает при этом панацеи, и не в состоянии контролировать возрастные изменения, в первую очередь в мозге. Поэтому тяжелобольных умирающих стариков будет становится все больше, несмотря — а точнее благодаря прогрессу технологий. Раньше люди просто почти никогда не доживали до вопроса об эвтаназии. Соответственно, социальная группа защитников легализации эвтаназии будет увеличиваться.

В ходе дискуссия также предположил, что моральная ответственность третьих лиц за совершение эвтаназии может быть преодолена за счет создания медицинских технологий вроде искусственной руки, которые могут управляться непосредственно больным, требующим эвтаназии, и фактически реализующим сценарий самоубийства. (Самоубийства тоже когда-то в долиберальную эпоху считалось уголовным преступлением, кстати).

Существует, впрочем, несколько стандартных аргументов против моральной допустимости эвтаназии, вокруг которых ведется многолетняя и очень запутанная дискуссия в сотнях публикаций.

Вот эти аргументы:

1) Наука развивается и уже сейчас никто не должен требовать смерти, потому что существуют высокоэффективные обезболивающие. Контрвозражение: панацеи нет, обезболивающие не всегда доступны в нужном количестве, и кроме того, желание уйти из жизни может быть связано не только с болью, но и с соображениями личного достоинства как в примере с Горцами.

2) Никто не может быть уверенным в том, что у больного есть действительно веские основания для требования эвтаназии. Никто из врачей, принимающих соответствующее решение, не знает, каково это — быть смертельно больным.

3) Проблема «двойного эффекта», когда зло в какой-то момент начинает перевешивать положительные последствия действий. Морфин вводится больным, несмотря на его вредные последствия, т.к. снижате боль, и положительных последствий тут больше. Но смертельная доза морфина оказывается злом.

4) Самый стандартный аргумент: проблема не вполне добровольной эвтаназии.

Как известно, именно с эвтаназии неизлечимо больных нацисты начали свои программы «очищения общества», которые затем превратились в лагеря смерти. В России легко себе представить недобросовестных врачей, фальсифицирующих эвтаназию ради недвижимости одиноких пациентов. И так далее.

И все же нынешняя ситуация еще более тяжелая. Сейчас в России эвтаназия в любом случае считается убийством, и человек, совершивший ее оказывается осужденным по соответствующей статье. Врачи этим не занимаются, и тяжелобольных умирающих по сложившейся практике принято отправлять умирать домой. Там такие больные зачастую страдают от невыноснимых болей и ежедневно умоляют родственников убить их.

Если посмотреть на судебную практику, то убийцами из сострадания часто оказываются образованные люди, с развитой эмпатией. В Саратове преподаватель вуза из Москвы задушил свою мать, страдающую последней стадией рака горла. Получил за это 9 лет лишения свободы. За аналогичный случай суд в Кирове приговорил еще одного преподавателя вуза к 9,5 годам заключения.

Здесь как с легализацией оружия получается: богатый человек сможет получить эвтаназию в России, так чтобы ни у кого не было проблем. Бедняки будут убивать на дому своих стариков и получать десять лет тюрьмы.

Originally published at kmartynov.com. You can comment here or there.

inchief

награда нашла добрых психиатров

В Живом журнале промышляет чета безумных психиатров из Тольятти, Малявина и Дундарь, скрывающихся под ником dpmmax.

Это натуральные свиньи, которые много лет публикуют в свой блог веселые истории из жизни своих пациентов. В стиле «а вот еще такой псих смешной был, вы только не надорвите животики».

Я писал про них несколько раз в 2010 году, во время последней публикации выяснилось, что пара помимо всего приторговывала справками на рабочем месте, за что была осуждена, но не утонула и продолжает работать.

Теперь Малявин и Дундарь плачут, как плохо живут сельские эскулапы в России и публикуют свои расчетные листы, на которых им на руки выдают 0 рублей.

Публика, похрюкивая, сочувствует.

Это прямо-таки пример вселенской справедливости, хотя и мелочной. Награда нашла добрых психиатров. Пусть, в самом деле, продают больше смешных историй про пациентов. Платить им не надо.

Какие профессионалы — такие и расчетные листы.

Originally published at kmartynov.com. You can comment here or there.

inchief

резистентность к либертарианцам

Либертарианская идеология – вещь симпатичная, но при этом представляющая из себя чистейшее фентези.

Еще раз убедился в этом, пообщавшись (точнее, попытавшись это сделать) вчера с гуру русского либертарианства на их киноклубе. Особенно мне понравилась идея о том, что защита частной собственности совместима с антикопирайтом и либертарианец может качать фильмы с торрентов, презирая законы варварского государства как любой порядочный анарх. То есть воровать у корпораций нехорошо, частная собственность священна, но если речь идет о том, что удобно делать нам, то можно (и мы найдем какое-нибудь концептуальное основание).

Мне читали просветительские лекции о сути движения, давали дельные советы об устройстве мироздания. Причем, что характерно, аргументы остаются до мельчайших деталей неизменными в течение многих лет.

Например, аргумент: – Легализовать оружие можно, т.к. разумный человек будет использовать его разумно (“никто не пойдет стрелять, ведь я сам не пойду”).

Фентези вот в чем: предполагается, что свободный, ответственный субъект всегда полностью отдает себе отчет в том, какие у него интересы, в чем состоит его выгода, и как он должен действовать, исходя из этих интересов и выгоды. То есть человек-либертарианец должен быть экспертом по всем вопросам одновременно, начиная от правоприменительной практики в области огнестрельного оружия и заканчивая квантовыми компьютерами. И главное, он должен быть тончайшим знатоком своей собственной психологии.

Это довольно-таки детский миф, восходящий к Декарту, а в экономике известный как гипотеза рациональности. Таких людей, отдающих себе отчет о всех последствиях собственных действий и о том, какие из них выгодны, просто не существует в природе. Мы можем стараться быть рациональными, но у нас нет ни универсального опыта, ни бесконечного времени для осмысления всех тех взаимодействий, в которые мы вступаем в мире людей. Рациональность и свобода – это ценности, но совсем не данность, к ним нужно стремиться, но они в сущности недостижимы.

В либертарианской литературе, насколько я помню, дискутировался вопрос частного ядерного оружия. Теоретически тут нет никакого противоречия – раз ядерное оружие есть у государств, значит им могут владеть и частные лица для защиты своих интересов. Разумно же. Но эта ситуация отличается тем, что она дискретна, статическая. Всегда есть некоторое количество игроков, у которых есть ядерное оружие, а у других нету, и вот мы это анализируем.

Реальный мир в отличие от ментальных конструкций и фентези, во-первых, сложный, а во-вторых, развивается, эволюционирует. Либертарианство этот второй аспект, по-моему, игнорирует, оставаясь в рамках философии эссенциализма, мысля статическими сущностями.

Вместо ядерного оружия я бы предложил рассматривать проблему резистентности к антибиотикам – это как раз пример динамической системы.

Итак, за полвека использования антибиотиков бактерии приспособились к ним. Чтобы убивать бактерии теперь требуются все более сложные и дорогие синтетические лекарства. Всемирная организация здоровья предупреждает, что бесконтрольное и бессистемное использование антибиотиков может привести к тому, что появятся “бессмертные” бактерии, для которых мы не успеем создать антибиотики. Это в свою очередь грозит пандемиями в стиле “испанки” и горой трупов, а заодно и катастрофой для западной медицины и науки. Помните историку по поводу “птичьего гриппа”? Это только цветочки. В развитых странах это приводит сегодня к тому, что государство берет под контроль распространение и использование антибиотиков – как в медицине, так и в сельском хозяйстве.

Как будет решать эту проблему либертарианское общество?

Фармакологической промышленности, очевидно, выгодна эволюция бактерий – можно продавать новые пока еще эффективные лекарства дороже. Индустрии выгодно, чтобы люди пили больше антибиотиков. То же самое касается фермеров, которые пичкают животных антибиотиками, чтобы те меньше болели и быстрее росли.

Обычным людям тоже выгодно использовать антибиотики при малейшем чихе – повышается трудоспособность и эффективность. Пандемия – это отложенная, удаленная угроза, которая никак лично меня скорее всего не коснется. Даже если я пойму проблему, не будучи специалистом-биологом, я предпочту использовать антибиотики, если я заболею. Но скорее всего, я просто не узнаю о самой проблеме.

Что же делать, дорогие либертарианцы?

Я думаю, ответа нет. И связано это исключительно с тем, что отцы-основатели либертарианского движения жили в старом, дискретном мире, где нет никаких эволюционных изменений, а социальные контракты между индивидами заключаются абсолютно прозрачным способом для них способом, где все видят каждое последствие своих действий.

То есть, в принципе, единственный либертарианец – это Бог, видящий все контракты в прошлом, настоящем и будущем одновременно.

Originally published at kmartynov.com. You can comment here or there.

inchief

чему нас учит южный парк

После нескольких откровенно слабых серий, показанных после старта 15 сезона "Южного парка", вышли замечательные 6-ая и 7-ая. Седьмая рассказывает о трудностях взросления. Мальчик, которому было суждено вечно играть на опушке леса с медвежонком, вдруг захотел бабу, - зрелище невероятно прискорбное. Она является некоторой чертой для авторов сериала. Оказывается, время идет и в городке South Park.

Но 6-ая мне понравилась больше. Она в духе модных "серьезных" сериалов, например, безвременно переставшего кого бы то ни было интересовать "Доктора Хауса", пытающихся удержать избалованного зрителя в напряжении, делает из сюжета клип на две разные темы. А в конце лихо сводит их вместе, чем "серьезные", кстати, далеко не всегда могут похвастаться.

Здесь с одной стороны идет речь про трагикомические новости о "драках таджиков с дагестанцами", которые так любят смаковать наша публика. Политический смысл состоит в том, что носителями расистского сознания являются совсем не только и, может быть даже, не столько "местные". Зачастую менее образованные мигранты также подвержены расистским комплексам и выстраивают свои отношения с другими малыми этносами на основе взаимного недоверия. По сути, таджик в отношении дагестанца и наоборот обладают гораздо более тяжелым бременем "белого человека", как они его понимают, и что крайне забавно показано в сериале Стоуна и Паркера. Отсюда следует, в частности, что наивно понятый мультикультурализм может быть прямо вреден, когда под видом борьбы с расизмом мы начинаем защищать чужую картину мира, основанную на расистских комплексах.

С другой стороны, в серии вновь выведена проблема "госдетства", т.е. применения аппарата государства, в данном случае проводящего процедуру медикализации, к миру ребенка. Ребенок объявляется сумасшедшим, нуждающемся в медицинском надзоре и фармакологическом лечении. Соответствующую декларацию оформляет врач, обладающий квалификацией и дипломом. Но в ходе развития сюжета выясняется, что врач сам является сумасшедшим. Взрослые, не в силах справиться со своими психологическими проблемами, отдают груз ответственности за детей предположительно идеально знающим свое дело профессионалам, которые в действительности оказываются такими же испуганными и закомплексованными взрослыми, удерживающимися от невроза лишь благодаря тому, что у них есть некоторые атрибуты "нормального человека": диплом, офис и белый халат.
inchief

обряды инициации

Завтракал перед университетом в дешевой забегаловке рядом с домом. Был свидетелем рядовой, но весьма душераздирающей сцены из жизни граждан Российской Федерации. В кафе вошли трое: огромный мужчина в засаленном костюме в полоску, он нес свой могучий живот далеко впереди себя, примерно на полтора корпуса, за ним бедно одетая женщина в шерстяном платке и с ней школьник с рюкзаком, в спортивной курточке, лет 14. Женщина услужливо бросилась заказывать человеку с животом пиво. Во всем этом было что-то глубоко провинциальное: фигуры, пиджак, платок, бедность одежды, странные манеры. Я начал гадать, что это могут быть за люди.

Они сели за соседний столик, и я стал свидетелем их разговора. Мужчина оказался врачом-гастроэнтерологом. Живот титанических размеров, очевидно, служил ему профессиональным инструментом, а может быть, просто распух от непомерных трудов на благо родины. Женщина в платке, как нетрудно уже догадаться, была матерью будущего гражданина России, мужчины и воина. Сам молодой человек проходил в нашем кафе процедуру инициации: готовился жить в нашей великой стране, узнавал, как надо решать вопросы.

Жадно выпив пиво (женщина вскочила за второй кружкой), напялив очки на веревочке и разгладив на столе какие-то бумажки, животоносец прочитал небольшую лекцию о том, почему его услуги стопроцентно надежны, а у призывной комиссии не возникнет ни малейших сомнений в том, что диагноз настоящий. Во-первых, сейчас почти у всей молодежи есть гастрит. Животоносец многозначительно посмотрел на мальчика поверх очков: - Вы неправильно питаетесь, пьете Кока-Колу, и много нервничаете. Так что его задача только лишь немного подкорректировать диагноз в нужную сторону, так чтобы, мальчик стал негоден к строевой службе. Во-вторых, у него большой опыт в таких делах, да и проблема решается заблаговременно: диагноз возникнет в истории болезни за несколько лет до встречи с военкоматом.

Когда я уходил, животоносец снял очки, допил второе пиво, и несколько раз повторил слово "аванс". Я подумал, что в России очень не хватает процедуры гражданского ареста, а кроме того, конечно, работоспособной судебной системы, да и в конечном счете большой вопрос, следует ли считать в рамках нынешнего положения вещей помощь в "откосе" от армии преступлением. Другое дело, что специалист с опытом вполне мог оказаться мошенником. И потом я подумал, что вот, в сущности, зачем нужна в России всеобщая воинская повинность - кормить врачей, которые не могут позволить себе купить новый костюм и очень хотят пить пиво по утрам.

Жаль в этой ситуации мальчика, которому с самого детства объясняют, где он живет, и кто он такой.
inchief

ритуальные унижения в российских больницах

Этнолог Катя Белоусова писала о ритуальном характере унижений в российских больницах и о родильном ритуале в роддомах, защитила в РГГУ кандидатскую, а сейчас преподает в США такой предмет, как медицинская антропология... Суть Катиного исследования в том, что в больницах все эти унижения происходят, как всякая инициация, по схеме «потеря статуса – бесстатусность – переход в иной статус». «Распространенный мотив женских рассказов о родах – унижения и оскорбления, которым они подвергаются в роддомах. Объяснение, даваемое этому явлению самими женщинами, – усталость и занятость медперсонала при низкой зарплате – не представляется достаточным, – пишет Катя. – Обращает на себя внимание и тот парадоксальный факт, что медики берут на себя ряд функций, не зафиксированных во врачебных инструкциях как необходимые и обязательные. Эти действия можно было бы охарактеризовать как совокупность педагогических или коммуникативных приемов...»
Родина питекантропов

Собственно, это очень серьезная проблема, гораздо более масштабная, чем какие-то частные нарушения медицинской этики, особенно распространенные среди российских психиатров. С этой проблемой люди сталкиваются регулярно и многие даже не понимают, что происходит, не хотят задумываться.
inchief

психиатр малявин как целостная личность

Некоторое время назад я уже писал о "блоге добрых психиатров" dpmmax. Если вкратце, то эти тольяттинские целители душ с большой дороги занимаются тем, что привлекают к себе внимание недоумков порциями "утреннего позитива", пересказывая им веселые истории из жизни и историй болезней этих доверчивых дурачков - своих пациентов. Впервые попытка пообщаться с господином Максимом Малявиным закончилась массовым подчищением его журнала со стороны супруги Малявина, обозначенной инициалами О.В. и имеющей доступ к тому же аккаунту. Недавно мне вновь напомнили о почтенной семейной паре, сочетающей апелляции к высокой науке психиатрии и полное, тотальное бескультурье, фантастическую тупость и способность разговаривать с людьми, смеющимся над больными "психами", на одном языке.

Прочитав очередной "хаха"-опус "врача Малявина", я снова задал ему вопрос о том, кто выдавал ему и его супруге дипломы о высшем образовании. Я бы не поленился и ознакомился с этим научными трудами - наверняка в них нас ждет множество интересных открытий. Впрочем, на ответ я особенно не рассчитывал, зато занялся поиском инфорамции о господине Малявине в интернете. В первую очередь меня, конечно, интересовала его возможная диссертация, однако здесь мои поиски не увенчались успехом. Видимо, наукой у блогера Малявина времени заняться на нашлось, а может быть и защитился он в столь темные времена, что все упоминания его научных трудов растворились в сети бесследно.

Дальше было веселее. Для начала я нашел объявление предприимчивого блогера в местной газете, где он предлагал всем желающим излечиться от табакокурения и алкоголизма при помощи озонотерапии:

ЧАСТНЫЕ ОБЪЯВЛЕНИЯ
ПСИХОНЕВРОЛОГИЧЕСКИЙ ДИСПАНСЕР
ЛЕЧЕНИЕ
АЛКОГОЛЬНОЙ
ЗАВИСИМОСТИ,
ЗАПОЕВ, ТАБАКОКУРЕНИЯ,
НЕВРОЗОВ,
ОЗОНОТЕРАПИЯ.
Автозаводское шоссе, 3,
тел.: 25-83-92, 25-86-25.
Врачи: ЗАЦЕПИН В.А. (к. 9, тел. 38-08-74),
МАЛЯВИН М. И. (к. 8, тел. 73-34-10


Отсюда

Ну это ясно, наш целитель должен еще немного шить, ведь зарплата у врача в России маленькая-маленькая, зато доверчивых алкоголиков сколько угодно. К тому же тут можно найти прекрасный материал для того, чтобы потом поржать о нем в блоге.



Врач-психиатр Максим Малявин ржет над пациентами только за глаза.

Потом я нашел результаты благородных трудов господина Малявина на почве журналистики: как модного блогера, имеющего своих почитателей в среде быдла, его, вероятно, пригласили публиковаться в журнал D'. Здесь ученый предлагает публике плескаться. Ну что ж, вполне достойная канализация историй болезни своих пациентов: ты юмористически пишешь о них в блоге забесплатно, а потом начинаешь писать уже за сто баксов - и в солидные издания. Гиппократ жмет тебе руку, далекий друг.

Открываю третью ссылку. Тут мне уже стало смешно. Оказывается, господин Малявин осужден пару месяцев назад за должностное преступление, но продолжает трудиться на благо родины в том же диспансере:

Продажей больничных листов занимались врачи-психиатры ГУЗ СО «Тольяттинский психоневрологический диспансер», 39-летняя Оксана Дундарь и 41-летний Максим Малявин. В их разоблачении участвовали сотрудники ОБЭП УВД Автозаводского района.

В контексте всего сказанного выше получается такой целостный образ целителя человеческих душ Максима Малявина, что даже дух захватывает. Я не стал искать другие ссылки, потому что там можно ожидать чего угодно - каннибализма, чтения Айн Рэнд по ночам, фотографий на фоне настенных ковров. У господина Малявина в Живом журнале более 7 тысяч читателей, что является наглядным доказательством убожества и деградации русского общества. Ну да говноедам - говноедово.

P.S. Оксана Дундарь в сети также выступает под ником dpmmax. В свободное от подделки медицинских документов время она упражняется во фриланс-постинге на различные общественноважные темы.
inchief

об утреннем позитиве

Немного, не побоюсь этих слов, утреннего позитива для маниакальной четы блогеров-психиатров dpmmax и их благодарных читателей из числа человеческих отбросов:

Вы не очень достоверно описываете симптомы. Можно гораздо смешнее описывать. Это я вам, как инсайдер, говорю.
И чтобы повысить вам рейтинг и аудиторию, я возьму на себя смелость и выскажу несколько конструктивных предложений.
Итак. Рецепт прост и незатейлив, как мычание. Берете, значит, упаковочек 40 препарата Зипрекса. Это, правда, обойдется вам в тысячи 3 долларов (ну примерно, я не помню точных расценок, но где-то так). Только не детскую дозу берите, а самую крепкую, ну там концентрация основного лекарственного компонента, хуе-мое, ну чо я вам, доктору, объясняю прописи, шизофреничка нещасная. Вы же профессионал и, думается мне, мужчина. Вы смелый, я в вас верю, правда. Ну а потом все вообще просто - кушаете в день залпом по две таблетки. И в таком режиме - до тех пор, пока запас препарата не кончится. Там изумительные поймаете ощущения в процессе. Вам понравится. Правда. Эт не все еще, это будет только начало самого увлекательного трипа в вашей жизни.
http://axel-dylan.livejournal.com/790.html