Category: отзывы

Category was added automatically. Read all entries about "отзывы".

inchief

как философствуют кадилом и нагайкой

ilyin

Стараниями Никиты Михалкова русский философ-эмигрант Иван Ильин стал сейчас «любимым мыслителем Путина». По крайней мере, именно на него президент чаще всего ссылается в своих публичных речах.

Одно время здесь имели место некоторые колебания. Кастинг на роль любимого мыслителя проходили и Бердяев, и Константин Леонтьев, к слову, участник первой Крымской кампании 1853 года. Но все оказывалось не то. Кандидаты плохо подходили для решения насущных идеологических задач и демонстрировали опасное вольнодумство.

Философы вообще люди трудные для власти, их редко получается кооптировать с потрохами в текущую макиавеллиевскую игру. В этом смысле Михалков, давно пропагандирующий наследие Ильина, все сделал правильно. Определенно, ни один из русских интеллектуалов XX века не подходит для обоснования нынешнего политического порядка так, как Иван Ильин, самый догматичный из наших религиозных философов.

Фокус прост: когда вы не можете прямо ссылаться на православное вероучение как основу своей власти, используйте его светский коррелят. Мы говорим Иван Ильин, а подразумеваем Святую церковь.

Если бы не революция 1917 года, Ильин стал бы, вероятно, неплохим профессором правоведения и философии и занял свою нишу в кругу других профессиональных философов своей эпохи — Лосского, Шпета, Франка. Революция превратила Ильина сначала в активного политического диссидента, затем в арестанта, а после в изгнанника, пассажира знаменитого «философского парохода».

Но и на этом трансформации Ильина не закончились. В эмиграции он занял более-менее пустующее место идеолога ветеранских организаций Белого движения, мечтающего о реванше. В течение своей жизни философ в Ильине все больше мутировал в пропагандиста, автора боевых листков против Советской России. Коротких текстов, проникнутых рессентиментом и желчью, у Ильина накопилось огромное количество. Еще в 90-х была предпринята попытка издать его полное собрание сочинений, закончить которое никак не удавалось, так что в итоге оно насчитывало 10 основных и 16 дополнительных томов. После дефолта 1998 года эту увесистую пачку «духовного наследия» отдавали даром.

В начале своей карьеры Ильин успел написать разгромную рецензию на «Материализм и эмпириокритицизм», опубликованный впервые (Лениным) под псевдонимом В. Ильин. Злая ирония состоит в том, что профессор Иван Ильин со временем стал антиподом, карикатурной копией Ленина. Помимо чисто внешнего сходства и конспиративной деятельности в нейтральной Швейцарии во время мировых войн их объединяла бескомпромиссная ненависть к политическим оппонентам. Отличие состояло в том, что Ленин был за рабочих и крестьян, опирался на Маркса и победил в Гражданской войне. Ильин же был в стане проигравших, к которым к тому же примкнул уже после окончания схватки. Он выступал за помещиков и священников и опирался на русскую идею. Так что принять Ильина как «главного» в стране, которая привыкла поклоняться догматическому «марксизму-ленинизму» очень легко.

Академический философ, ставший поэтом и трибуном «Белого дела», — фигура уникальная. Другие белые поэты вроде Романа Гуля или Ивана Солоневича не имеют профессорской респектабельности Ильина. Ильин же сочетал в себе несочетаемые на первый взгляд качества. С одной стороны, он владел техникой философской аргументации, отточенной в Московском университете. С другой — его мироощущение оказалось достаточно примитивным для того, чтобы не заметить того, что подлинная трагедия России лежит вовсе не в одних большевиках, а возрождение России не в антибольшевизме. В этом он разошелся, например, с Булгаковым, Гайто Газдановым и даже с Николаем Бердяевым. Академические философы-эмигранты вообще не пошли за активистом Ильиным, казалось бы, своим коллегой. Ни Лосский, ни Франк, ни Сергей Булгаков не чувствовали себя настолько уверенно в роли проводников ясного политического курса.

В этом смысле очень показательна полемика, развернувшаяся вокруг книги Ильина «О сопротивлении злу силою», относящейся к его раннему эмигрантскому периоду (1925). Ильин со всей яростью обрушивается на проповедников этического толстовства, недопустимого и невозможного, по его мнению, в момент борьбы за судьбу родины. По сути, перед нами применение аппарата немецкой классической философии к обличению своих политических оппонентов на текущем историческом моменте, чем всегда так славились теоретики-большевики. Бердяев отреагировал чрезвычайно злой рецензией «Кошмар злого добра», где с первых строк заявлял, что «Чека во имя Божье более отвратительно, чем Чека во имя дьявола». Зинаида Гиппиус заявила, что Ильин стал «бывшим философом», а его текст представляет собой «военно-полевое богословие». Впрочем, Ильин нашел тогда союзников даже среди представителей умеренного крыла эмиграции вроде Петра Струве, да и сам за словом в карман не лез. В письме к митрополиту РПЦЗ Анастасию Ильин громит своих конкурентов-«ересиархов»:

«…я пытаюсь заткать ткань новой философии, насквозь христианской по духу и стилю, но совершенно свободной от псевдофилософского отвлеченного пустословия. Здесь нет совсем и интеллигентского «богословствования» наподобие Бердяева — Булгакова — Карсавина и прочих дилетантствующих ересиархов… Это — философия простая, тихая, доступная каждому, рожденная главным органом Православного Христианства — созерцающим сердцем…»

Обоснование философии и одновременно политического курса лежит не просто в вере, но в вере, санкционированной институтом церкви. На подобных принципах строятся главные теоретические работы позднего Ильина, «Аксиомы религиозного опыта» и «Путь к очевидности». В первой из них Ильин предлагает проект описания религиозного переживания, понятого как фундамент человеческого пребывания в мире и одновременно социальных отношений. Кто не верит в Бога, тот, по Ильину, разумеется, не сможет понять природы России. Во второй — задает свою методологическую программу: философия ищет пути возрождения духа, целью философского знания является очевидность, последняя раскрывается в традиционных ценностях.

В целом Ильина можно охарактеризовать как типичного консервативного философа своего времени. Герметичные, полные метафизики и даже мистицизма тексты Ильина строятся вокруг аксиом, принятие которых автоматически означает признание убедительности его выводов. Понятия, которыми он оперирует — «вознесенный дух», «созидающее сердце», «живое дуновение Бога на земле», — могли бы легко найти свое место в текстах любого, скажем осторожно, правого мыслителя XX века, к примеру, барона Юлиуса Эволы. У Ильина вообще не было серьезных разногласий с фашизмом, но об этом написано уже довольно много. Дело не в том, кому симпатизировал Ильин, но в том, что его мировоззрение в принципе типологически является мировоззрением правого радикала.

В политических работах Ильин высказывался вполне определенно. В «Пути духовного обновления» (1937) он заявляет, что для этого самого обновления России необходимы: вера, любовь, свобода, совесть, семья, родина, национализм, правосознание, государство и частная собственность. Если не считать случайно затесавшуюся сюда свободу, понятую, разумеется, прежде всего как свободу от большевизма, то перед нами список, идеально подходящий для немедленного всасывания в идеологию нынешней российской элиты. «Благочинный ленинец» Ильин, философ кадила и нагайки, блестяще подходит для ответа на вопросы, которые по-настоящему волнуют наших новых консерваторов. Почему находиться у власти им необходимо по возможности всегда, почему все вокруг должно принадлежать уважаемым людям и почему, наконец, народ должен покорно принять свою судьбу, в любви, вере и смирении.

Цитировать Ильина в качестве неоспоримого обоснования, как цитировали в советских учебниках Маркса и Энгельса, — значит занимать сторону в гражданской войне и объявлять ее незавершенной. В раннем эссе «Родина и мы» Ильин горько пишет об утрате родины. Теперь, через его цитаты, родины хотят лишить всех его идеологических противников, большевиков, либералов или атеистов.

Диссертация молодого философа Ивана Ильина, еще не ставшего агитатором, была посвящена Гегелю. В битве правых и левых гегельянцев, развернувшейся однажды под Сталинградом, профессор Ильин был отнюдь не на стороне последних.

Текст на сайте «Новой газеты».

Originally published at kmartynov.com. You can comment here or there.

inchief

я купил журнал культура, там тоже

Вообще-то я купил не журнал, а газету «Культура» № 34, духовное, так сказать, пространство русской Евразии. Но там тоже все хорошо, даже слишком. Там, говоря между нами, вообще кайф. «Культура» проект Никиты Михалкова, которая, как я понимаю, делается для своего рода духовных крепостных — простых людей из народа, которым нужны культурные ориентиры. Михалкову с его барско-ницшеанской логикой эта идея очень близка. Дескать, есть мы, которым права дано, а есть вонючий мужик. Мы гуманисты, вместо того, чтобы нос зажать, помахаем ему перед носом культуркой, свернутой в газетную трубочку.

kulturka

Что нужно знать простому мужику, а точнее тетке с шиньоном, мнящей себя интеллигенцией и душой России? Россия велика и обильна, стоит она, опираясь, на трех китов: Путина, народ и культурность. Где под культурностью понимается жирный гумус православия, из которого растет Достоевский и Чайковский. Других проблем у России кроме инородцев и внутреннего предательства нет и никогда не было, а был разве что повод для проявления всенародного героизма. Газета еженедельная, и номер этот с 3 по 9 октября. Я проверил — ни одного материала про 1993 год. Самосознание, рефлексия людям и газетам ни к чему, только твердый всепроникающий стержень патриотизма.

Не могу отказать себе в перверсивном удовольствии разобрать основные материалы номера.

Итак, передовица, озаглавленная «Нежно с морем прощались», представляет собой интервью с чиновником Аксенова об итогах пляжного сезона и возрождении Крыма как здравницы под мудрым российским триколором. Обратите внимания, как тонко ребята чувствуют эту самую культуру — в передовицу Михалковской газеты ввинчена цитата из «Утомленного солнца» Цфасмана. Тончайшее декадентство садится на закат. Здоровье и одновременной величие русской нации вызревает на грязно-пузатой гальке, облепленной грузными мужчинами в традиционных советских плавках.

Цитата из редакционной подводки к материалу на первой странице:

На минувшей неделе произошла трагедия, напрямую связанная с украинским наследием: под Симферополем обвалилась дорога, в воронку рухнул автомобиль, погибли шесть человек. Можно ли сказать, что эти жертвы на совести Киева? Вполне.

На первой странице вынос — ультрапатриотический репортаж из собачьего питомника, который, возможно, все-таки намекает на определенную модель самосознания. Чтобы по-настоящему, от носа до хвоста любить Россию, нужно стать немного животным.

IMG_20141005_192547

Здесь же на первой полосе небольшой скромный портрет его императорского величества, изволившего облагодетельствовать культурку грантами-с. А также два Михайлова, Александр и Борис, актер и хоккеист. Обоим исполняется по 70 лет, и заметка идет под лаконичным заголовком «Мужики». Представить себе заголовок «Бабы» пока сложно даже в газете «Культура», и это симптоматично. Пространство русской Евразии — для мужиков, пацаны.

На второй странице начинается, собственно, культура в узком декоративно-прикладном смысле слова. Все-таки газета-то не фашистский агитационный листок, понимать нужно. Здесь без паузы портрет Никиты Михалкова, который «поддержал президента» насчет культурки — в этом, собственно, состоит информационный повод. Никита Михалков выступил, что его политическое кредо «всегда», и блаблабла.

Вторая по значению новость культуры — выставка Зураба Церетели в Цюрихе. Цитата из Церетели: «Очень интересно обсудить наболевшие темы». Всё.

В заметке «Новое лицо музыки» рассказывается о возрождении Московской областной филармонии, которая будет ставить «Щелкунчика», будет давать выступления всемирно-признанным ансамблям «Русский тембр», «Садко», «Русские узоры», «Гусляры России», пройдет празднование 70-летие Великой Победы и 700-летие Сергия Радонежского. Новое лицо музыки.

Здесь же почему-то советы адвоката, в котором читательнице, у которой сын по пьянке ограбил магазин, разъясняется разница между грабежом и кражей.

Заметка о том, что российское программное обеспечение будет разрабатываться министром Никифоровым за счет новых пошлин на импортный софт. Цитата: «Выходит, поддержка отечественного разработчика и патриотизм — дело, в данном конкретном случае, вполне выгодное».

Следующая полоса озаглавлена просто «Крым наш». Тут сообщается, что отдыхать в Тавриде хорошо не только летом, но и зимой, а также то самое интервью о пляжном сезоне и здравнице, поднимающейся с колен.

Интервью дает Алексей Черняк, главный по курортикам. Цитата, этакое возвращение белого господина:

Если речь о частном секторе, о тех крымчанах, которые сдают квартиры отдыхающим и не платят налоги, то я соглашусь. Они потеряли в доходах, это правда. Но опять же, потому что основной турист у нас сейчас из России, а россияне в массе своей предпочитают организованный качественный отдых. Соответственно, сервис, ориентированный на «дикарей», несет потери. Россияне за те двадцать лет, что Крым был в составе Украины, ушли очень далеко вперед. Они давно оценили достойный сервис, поняли, что в отпуск надо ехать не со своим салом в рюкзаке, а с деньгами в кармане или на карточке. То есть россияне готовы платить больше, но и требуют более высокого уровня обслуживания. А если остановиться у частника, который налоги не платит и никем не контролируется, то вас при малейшем конфликте вытолкают на улицу. Поэтому неудивительно, что именно те горе-предприниматели, которые стоят вдоль крымских трасс с табличками «Сдам жилье», развозят людей по квартирам и черным мини-отелям, где не ступала нога пожарного инспектора и сотрудников СЭС, жалуются на плохой сезон. Россияне бронируют номера в хороших отелях, берут машины напрокат.

Дальше интервью с мужиками Михайловыми. Тут интересен актер Александр. Заголовок «Путину явно помогают высшие силы«.

Репортаж про фронтовика из Приднестровья, это ок. Материал Егора Холмогорова, с затянувшейся критикой истории России от Акунина, дело большое, ок. Ностальгический материал о ГДР, которую мы потеряли. Полоса о дикторе Левитане с огромным портретом Сталина — вы не подумайте, это на его фоне Левитан выступал на съезде.

Уже после войны особо рьяные чекисты пытались включить в список организаторов «еврейского заговора» и Левитана. Увидев фамилию диктора, Сталин спросил:

— А его — за что?

— Он же еврей!

— Это мой еврэй, — был ответ.

Евреи вообще не очень, но евреи Сталина не считаются.

Полоса о выставках, первым пунктом почему-то выставка фотографий Мэрелин Монро. Наверное, Монро — это уже наша баба, ее можно.

На девятой странице — авторские колонки под претенциозной, но любопытной рубрике «Авторское право». Колумнисты»Культуры», понятное дело, имеют право любить Россию, власти России и ненавидить врагов народа.

Владимир Хомяков, сопредседатель Партии Великое отечество предлагает украинцам жрать «Лекарство от русофобии«. Вот что пишет этот мощный муж.

Я русский с совершенно устоявшимся русско-имперским мышлением. И тем не менее, утверждаю: те, кто сегодня демонизирует и проклинает Украину и украинцев, неправы. Потому что проклинать больного человека — занятие неблагодарное. Представьте, что ваш брат заболел — подсел на наркотики и реально подвинулся мозгами…

Поэтому давайте сегодня, на минуту забыв о всех ужасах и преступлениях, совершенных на Украине в последние месяцы, спросим себя: кто есть для нас украинцы? Или, если угодно, малороссы, русины и т. д.?…

Не стоит торопиться отвечать обезумевшему вчерашнему брату грубостью на грубость. Это ведь для Запада украинцы — не русские, а «одичавшие поляки». Для нас Украина — столь же неотъемлемая часть Русского мира и Русской цивилизации, как и Россия. Разве украинцы не имеют оснований, как и мы с вами, гордиться общей победой в величайшей из войн, где противником нашим выступал ведомый Гитлером тогдашний «Евросоюз»? Разве не вместе мы осваивали нефтегазовые богатства Сибири, запускали первый спутник и первого человека в космос?…

Осознание этого способно побудить блудных братьев сделать шаг нам навстречу.

Тут самое интересное, пожалуй, появление новой триады наших достижений: наряду к традиционным войне и космосу добавились еще освоение нефтегазовых богатств Сибири. Шаг к канонизации святой нефти сделан.

Рядом триллер Владимир Крупина, сопредседателя (я так понял, там все сопредседатели) правления Союза писателей России под названием «Доставка пиццы«. Крутой дедушка переубеждает детишек снимать фильм про убийство (это они собирались из-за западного влияния и знания английского языка) — теперь они снимают зажигательный, но добрый фильм про то, как дети принесли лекарство бабушке.

После разворота про театр и кино — не читал, не знаю, идет интервью с Валерием Сюткиным, названным «самым бесконфликтным русским рок-певцом» (чай, не Макаревич). Заголовок гласит, что Сюткин любит играть в русский бильярд и ходить в русскую баню. Попробовал бы он в «Культуре» поиграть в американский, походить в хамам. Уже на следующей полосе как раз материал про питомник сторожевых собак Минобороны, которые целиком преданы Родине.

Через полосу мыслитель земли русской омоновец Прилепин с заголовком «В России происходит то, о чем я мечтаю с 90-х«. Он прекрасно вписался в компанию, вот они говорит про клеветников России, либералов:

У нас, в конце концов, общая культура — общий Пушкин, общий, скажем, Рахманинов или Шостакович. Однако украинские события показали, что базовые понятия мы рассматриваем совершенно противоположным образом. Родина, честь, достоинство и мужество в нашем понимании — в их понимании позор, позор, позор и позор. Соответственно то, что они считают достоинством и мужеством, вызывает у нас оторопь.

Сразу под популярным писателем подвякивает деятель культуры Кублановский: «Либеральная интеллигенция не понимает страны, в которой живет«. В молодости он был диссидентом и либералом, а потом, судя по лицу, выпил много водки.

На последней странице — новые пластинки от фирмы «Мелодия», кроссворд и почему-то фотография пожилого Хью Хефнера, похожего на Михалкова, с шестью девушками Плейбоя с ушками.

Шикарное чтение, отдохнул всем мозгом, почти записался в ополчение. Ни одной опасной мысли, ни одного малейшего забега за флажки, ни тени критики. Высочайший профессионализм по нынешним временам, все, что нам нужно от СМИ.

Тираж у всего этого великолепия 30 тысячи экземпляров.

Главный редактор — жгуче-патриотическая Елена Ямпольская.

515667196

В общем, не понимаю, зачем нужны «Известия», когда уже есть «Культура» — честная газета, где все важные вещи сказаны прямо. Православный совок с верой в святую нефть встал над нами во весь рост.

Originally published at kmartynov.com. You can comment here or there.

inchief

гуссерль дома

Сделал сейчас отзыв на диплом о трансцендентальной феноменологии на одном дыхании. Посмотрел, там 6 тысяч знаков получилось, по объему как газетная колонка, только роднее. Каждый раз, когда сталкиваюсь в быту с ребятами вроде Гуссерля, чувствую себя по дороге домой. Вон земляки совершают эпохе, преодолевают солипсизм, а я смотрю и умиляюсь. Издалека, долго течет река ноэма, ах ты ж господи. К сожалению, в быту Гуссерля практически нет.

В этом изъян философского образования. Оно дает схемы, схемы, схемки и схемища. Навык генерировать эти схемы, навык их расчленять, стоять, не путаться, классифицировать, опрокидывать на себя, и подпирать рефлексивной возгонкой. Это очень поучительно, но факультет, подобно тому как Маркс умолчал о конкретных моделях перехода к коммунизму, ничего не говорит, как эти схемы и возгонки применять к жизни. Нет плацдарма на берегу предметности у нас, каждый сам должен трусливо плыть через широкое течение ноэмы под огнем пропаганды, корпораций и идиотизма.

И многие не доплывают, да что там, почти все. Большая часть тонет, подбитая идиотизмом. А многие талантливые юноши возвращаются назад — в монастырь или, того хуже, «на кафедру». И это в то время когда мир на той стороне лежит непознанным — примерно в том смысле познания, как Авраам познал Сару.

Дело тут не в деньгах. Просто мир полон вещей, трансцендентных схемам, и по странной случайности о вещах в философском образовании говорится мало. Например, про Сократа на агоре говорится, а о том, как была устроена агора и чем там торговали в промежутках между политическими дебатами и судами, не сообщается — не нужно вам это знать, схематичные.

Думать можно не только о природе человека и вечной истине, но еще и о многочисленной реальности, увязшей в доксе. Семье, например, технике, торговле, музыкальных инструментах, путешествии и виски. В классической книжке «Wordly Philosophers» рассказывается, как профессор моральной философии по фамилии Смит задумался однажды о таинственной природе торговли, и что из этого вышло. Смитов катастрофически не хватает.

Странное исключение на философском факультете было сделано для истории религии, где яростный Кирилл Иванович Никонов драматически учил нас ловить кайф от размышлений о догматическом богословии, анимизме и Лютере. А почему нет курса истории дизайна? Истории войны? Истории кулинарии? Религия конкретно пробралась в наши схемища под прикрытием научного советского атеизма, контрабандная вещь в мире чистых мыслей.

И да, наверное, во всем виноват Платон. Когда я закончил факультет, я понял, что это прекрасный повод для самообразования. И пожираю книги о фактах, о кофейнях, о моде, об империях, о бомбистах, о кавалеристах, о рынках, о вине, о нефти, о железных дорогах, о хорах и холостяках, о космических программах и трилобитах. И все мне мало, мало. Спасибо факультету.

Originally published at kmartynov.com. You can comment here or there.

inchief

провайдер netbynet в моем сердце сегодня

Последние сутки занимаюсь знакомством с техподдержкой московского суперпровайдера Netbynet.ru. Коротко говорят, ребята украли у меня деньги, отключили от сети и просят не переживать по этому поводу, а подождать, например, «в течение трех суток», пока их специально обученные люди соизволят обратить на меня внимание.

Обожаю такое.

Контора Netbynet сначала скупала маленькие и гордые районные сети, к которым всегда можно было прийти поскандалить в офис, если уж совсем заело, и которые часто дорожили своей репутацией, потому что кроме нее у них ничего не было. Потом сама продалась чудо-оператору связи «Мегафон». В итоге за качество услуг Netbynet отвечает неизвестно кто, находится она неизвестно где, в техподдержке сидят зевающие люди, которые умеют говорить «Здравствуйте» и «Спасибо за звонок», а больше, в общем-то ничего.

Позавчера я оплатил их услуги за очередной месяц, картой, через сайт. Деньги с карты были списаны, причем банк указал получателя платежа. Однако в Netbynet денег на счет не зачислил, и торжественно отключил меня от интернета. При этом в момент оплаты главная страница их сайта была недоступна — что очень показательно, разумеется. Дальше начались звонки, переговоры, заявки — совершенно бессмысленные. Клиентам Netbynet, видимо, больше нечем заняться, кроме как бегать за собственными деньгами. Больше всего мне понравилась версия о том, что виноват не провайдер вовсе, а платежная система Cyberplat, альтернативы которой на сайте, впрочем все равно, нет. Добрая девушка-»специалист» посоветовала мне платить через терминалы «Евросети» для надежности. Курам на смех, конечно, специалисты.

Сотрудники Netbynet правда не понимают, что не так. Подумаешь, пропал платеж вместе с интернетом. Вы что, не можете подождать? У нас много клиентов, давайте-ка в очередь. Возможно, мы разберемся с вашим вопросом дня через три. При этом выйти на уровень выше и добраться до сотрудников, которые умеют что-то еще кроме зевков в Netbynet возможности нет — у них глубоко законспирированный сайт, где все замкнуто на «техподдержку».

Почему бы не назваться провайдером SovokBySovok? Ведь уровень сервиса совершенно на уровне наших социалистических традиций. Разве что тогда в очереди приходилось стоять физически, а не виртуально, но зато — и не по трое суток в основном. Если зайти в «Личный кабинет» Netbynet, то вам там предложат оценить сервис, причем от этой оценки нельзя отказаться, она будет всплывать каждый раз, когда вы заходите проверить баланс.

netbynet

Чуваки, моя оценка: ноль. Вы профнепригодны. Вас надо заменить на таджиков, они научатся быстрее, я всегда был космополитом. Вам не с людьми нужно работать, а быть провайдером городского морга — там клиентам определенно будет все равно, что вы делаете с их деньгами.

И, конечно, нет нужды говорить, что если государство блокирует какой-то сайт, то Netbynet подрывается по свистку одним из первых.

И за все это великолепие я платил ежемесячно 40 долларов. Не повторяйте моих ошибок.

Originally published at kmartynov.com. You can comment here or there.

inchief

dennett, where the wild things are

В пятницу меня пригласили выступить на факультете в рамках заседания научной-учебной группы «Современная метафизика». Обсуждать там предлагалось проблему невыразимости трансцендентного в языке — отсылка в первую очередь к Витгенштейну.

Мой доклад назывался «Эволюционистская трактовка языка и критика религии в философии Дэниела Деннета».

Деннет — крайне забавный современный американский философ, изрядно повлиявший на мое мировоззрение и главный герой моей диссертации. Главное, пожалуй, он хорошо учит, как в современном мире нужно обращаться с бритвой Оккама и при этом не стесняться сотрудничать с эмпирическими науками. Деннет — веселый натуралист и антиметафизик, похожий на Санта-Клауса.

В качестве отправной точки для дискуссии можно использовать классическую статью Томаса Нагеля (1974) «Что значит быть летучей мышью«. В ней Нагель предлагает нам попытаться представить содержание феноменального мира летучей мыши, ориентирующейся в мире при помощи эхолокации, и заявляет, что это невозможно. Точно также мы не можем понять мир от первого лица, как он представлен другим людям и так далее.

Проблема в том, что если мы приписываем сознание летучей мыши, если мы считаем, что вопрос о том, что значит быть ею, является осмысленным, то мы можем начать распространять сознание как угодно далеко. Что значит быть бабочкой? Что значит быть тараканом? Каково это — чувствовать мир как бактерия?

Деннет предлагает прервать эту интригующую дискуссию. Он говорит, что корректный ответ на вопрос о том, что значит быть летучей мышью звучит так: ничего. Летучая мышь, насколько мы знаем, не может осознать и описать ее состояние — для этого ей потребовался бы язык. То же самое касается тараканов или бактерий. Только существа, у которых есть язык, обладают сознанием. Сейчас есть единственное такое существо — это человек. Однако нет никаких причин считать, что человек уникален. Во-первых, могут появится другие виды, естественные или искусственные, обладающие речью, во-вторых — язык не мистический дар, а результат адаптации.

Итак, язык для Деннета — это ключевое отличие, необходимое от перехода от психике к самосознанию, к возможности давать отчеты о своем внутреннем опыте. Об этом он говорит в своей статье The Role of Language in Intelligence (1994), а также в книге «Виды психики» (1996), переведенной на русский язык.

Язык необходим для того, чтобы мы могли наблюдать за нашей психикой и описывать его. Другие животные, возможно, тоже способны представлять мир, но они не могут оценить и предъявить свои представления — ни самим себе, ни внешнему миру. Язык позволяет дробить элементы нашего опыта, присваивать им имена и объективировать. Без него мы могли бы иметь тот же самый опыт, но не имели бы доступа к его элементам и не могли бы понять, что имеем его. Кто не владеет языком, не владеет мышлением, — резюмирует Деннет.

Язык — натуральный феномен, возникший в результате эволюции. В нем нет ничего supernatural или мистического в терминах Хайдеггера или Витгенштейна. В языке есть немало загадок, но это загадки, которые ничем не отличаются от других научных проблем. Как любой натуральный феномен язык требует объяснений в эволюционных терминах. Деннет неоднократно говорил в этой связи, что его больше интересует не «природа языка», но вопрос об эволюции отдельных слов и лингвистических структур.

Во многом все вышесказанное применимо и к религии. Деннет — последовательный атеист без каких-либо специальных оговорок, что не так уж часто встречается в современной аналитической философии, где больше распространены осторожные агностики. При этом в отличие от Докинза Деннет не видит свою миссию в том, чтобы выходить к религиозной публике в пылающих доспехах просвещения. «Я атеист, но не атеист-атеист-атеист», — как-то сказал он.

Религию также нужно изучать как натуральный феномен, как набор идей, возникших в ходе эволюции человечества для решения определенных ментальных задач. В этом смысле очень показательна и неожиданная попытка Деннета заниматься эмпирическими исследованиями в области психологии религии. Речь идет о его знаменитой серии интервью с протестантскими священниками, которые перестали верить в бога, но при этом не меняли профессию.

Обсуждению религии у Деннета посвящена отдельная книга «Breaking the spell» (2006). Возникновение религии связывается Деннетом с его стандартной теорией интенциональных состояний. Люди вообще склонны приписывать сложным и движущимся объектам психологические состояния, свойственным им самим. В основе этого лежит необходимость выживать среди других людей, имеющих цели, задачи и мотивы. Мы поступаем так, когда играем в шахматы с компьютером («он хочет поставить нам шах»), и то же самое люди делали, когда обожествляли силы природы и придумывали себе богов. Так легче предсказывать и объяснять действия непонятных для нас сил: буря случилась, потому что Зевс в гневе, и так далее. Мир для религиозного человека становится более понятным и комфортным — в этом состоит эволюционная ценность религии.

Здесь Деннет опирается на исследования антропологов Скотта Атрана и Паскаля Бойера. Религии постепенно становились все более изощренными, но при этом оставались производными от нашей эволюционной потребности объяснять мир. Соответственно, Деннет оптимист. С его точки зрения, в более образованном и информированном мире, где есть интернет, религии постепенно будут эволюционировать в нечто иное, их роль будет снижаться.

Этот вывод может показаться контринтуитивным и противоречащим фактам. Все, что мы наблюдали за последние десятилетия, свидетельствует скорее об обратном: религия в современном мире наступает. Но можно рассмотреть один актуальный пример, который, по всей видимости, подтверждает вывод Деннета. Когда томским миссионер предложил называть женщин, родивших ребенка вне брака, б*****, православная общественность резко открестилась от этого демарша. В то же время еще сто лет назад реакция на эту проблему была прямо противоположной: такие женщины считались бы падшими и активно осуждались бы церковью. Религии эволюционируют, даже сохраняя свои внешние формы неизменными.

Мне попадалась католическая рецензия на «Breaking the Spell». Там говорится, что Деннет полностью игнорирует тот очевидный факт, что мир, религия есть загадка. Энигматическую природу реальности, впрочем, вряд ли удастся определить. И Деннет вновь отвечает на это: есть только научные загадки. Вопрос всегда стоит так: «как это можно сформулировать, если это существует», но никогда не имеет формы «можно ли это сформулировать, если это существует.» Для натуралиста мил полон загадок, но лишен всякой трансцендентности.

Если попытаться реконструировать позицию Деннета по поводу выразимости, то получится вот что. В языке все выражается настолько хорошо, насколько это возможно, если что-то нельзя выразить в языке, то мы не можем, разумеется, и приписывать этому объекту свойство существования. При этом не все, что мы выражаем в языке, является реальным. Скорее, напротив, мы часто используем наш несовершенный язык как набор литературных метафор. Например, понятие «Я», self выразимо в смысле своей интуитивной ясности для говорящего, хотя и нерелевантно научным данным — современная психология убедительно показывает, что self является иллюзией, что мы конструируем это «Я» из обрывков неупорядоченного опыта, который мы вообще можем не считать своим, не узнавать. Точно также мы можем выражать свои религиозные убеждения и переживания в качестве специфических нарративов, метафор, указывающих на нашу склонность объяснять мир в терминах интенциональных состояний.

После всех докладов было еще очень интересное обсуждение, в ходе которого я пережил состояние своей студенческой молодости: вечер, холодно, хочется жрать, и при этом все спорят четыре часа о трансцендентализме. Я попросил присутствующих ответить на вопрос о том, есть ли метафизика у шимпанзе — мне кажется, ответ на него может нам изрядно продвинуться в споре о невыразимом и трансцендентальном.

Виктор Горбатов сделал важное уточнение, что философы-имманентисты в любом случае используют трансцендентные модели и понятия, и что их нужно в этом выводить на чистую воду. Что невозможно мыслить, говоря коротко, без абстрактных объектов. Я думаю, один из уроков Деннета заключается в том, что это совершенно неважно. Да, мы используем несовершенный человеческий язык для именования объектов и создания систем знания, но это исключительно специфика нашего познания, характерного для человека как биологического вида. Другой биологический вид мог бы обладать более совершенными способами описания мира и не нуждался бы в трансценденталистских метафорах. Если мы говорим о единорогах, это не значит, мы используем единорогов, что необходимая часть нашего познания. Если мы для удобства используем понятие «Я», это не значит, что мы картезианцы. Если мы можем получать эстетическое наслаждение от текстов Пруста, это не значит, что мы гипостазируем мир его романов.

Наше знание — определяется прагматически и определяется на множестве натуральных феноменов. Все остальное — это милая детская шалость нашего языка приматов. Примерно как в этой книжке, Where The Wild Things Are.

Originally published at kmartynov.com. You can comment here or there.

inchief

новые любимцы – chat noir

А вот мои новые любимцы – итальянская группа с дурацким названием Chat Noir. Только эти ребята смогли потеснить в моем сердце великого Nik Bartsch.

В современном безутешном и безостановочном мире только такой сомнамбулический джазовый минимализм имеет шанс на выживание хотя бы потому, что его можно слушать во время перемещений в suburbans, пересекая линии метро и дорожные пробки.

На Chat Noir явно повлияли великие шведы из погибшего Esbjorn Svensson Trio. И действительно не ясно, почему они до сих пор не записываются на ECM, не отметились рецензией на allaboutjazz.com и прочее.

Вот их последний альбом, Weather Forecasting Stone:

Originally published at kmartynov.com. You can comment here or there.

inchief

побочный эффект



Прекрасный документальный фильм National Geographic, рассказывающий о новейших данных в области антропологии: в промежутке между 100 и 50 тысячами лет назад человеческий вид побывал на грани вымирания, когда из примерно 1 млн особей в живых осталось не больше нескольких тысяч. По сути, вся дальнейшая история человечества стала побочным эффектом экологической катастрофы, которая пережила планета в этот период.
inchief

(no subject)

Характерная реакция на передачу Симонова на НТВ.

Вопрос: на кого работают ведущий и гости студии?

Впрочем, эффективность их работы, если судить по блогам, близка к нулю. Ни одного другого отзыва на премьеру, состоявшуюся в четверг, нет. По крайней мере, если искать по названию.
inchief

ЖК-коан

Тут меня спросили: не являюсь ли я экспертом по ЖК-телевизорам?

- О, конечно, я являюсь очень крупным специалистом и в этой области тоже, - сказал я.

- О, как хорошо, - сказали мне. - И как же мне выбрать самый лучший телевизор?

- Покупать телевизора всегда должен держать в уме, что самого лучшего телевизора не существует, - ответил я. - Покупатель телевизора бесстрашно бросается навстречу этой истине, и, тыкая пальцем в первый попавшийся телевизор, говорит: вот он, самый лучший телевизор. Ибо он знает, что его не существует.

Так я отвечал о выборе ЖК-телевизора. Источник этой моей мудрости тут.