Category: технологии

Category was added automatically. Read all entries about "технологии".

inchief

коэволюционируй с нами

6hD9ZPmeBeI

Последнее интервью с Сундаром Пичаем, CEO Google, и главным протагонистом ИИ в известной галактике, начинается с любопытного утверждения. Google разрабатывает персонального ассистента для каждого: его работа уже сейчас видна в последних версиях Android, где он представляется скромным именем Google Now (тот самый, который ОК, Google). Возможности этого ассистента пока довольно скромны и не поражают воображение. Скорее всего, он сможет показать вам правильную дорогу на голосовой запрос «как добраться домой», показывать информацию о любимых спортивных командах и новости по предположительно интересующим вас темам (у меня, по версии Google, это жуткая смесь роботов, гаджетов и Путина).

Так вот Пичаи говорит, что так и задумано: создать личного ассистента, который устроил бы всех, и лично вас, сразу не получится. Ближайшее будущее связано с выращиванием персональных ассистентов — они будут учиться вместе с нами и благодаря нашим действиям. Постепенно мы сможем делегировать им все больше рутинных действий, которые прежде ассоциировались исключительно с нашей личностью — в простом случае вроде решения о том, в каком отеле остановиться во время отпуска, но это тоже только начало. Чтобы ассистент работал эффективно, мы должны воспитать его, научить, и сами научиться опираться на него в решении повседневных вопросов. Как поняли уже многие, будущее принадлежит цифровым кентаврам, людям или киборгам, которые способны наиболее эфффективно использовать преимущества совместной работы мозга и чипа, человеческого творчества и вычислительной мощности облачных суперкомпьютеров, которые сейчас прописываются в наших смартфонах. Простейший пример такого симбиоза — игра в шахматы по «свободным правилам», в которых выигрывают не гроссмейстеры и не Deep Blue, а студенты-математики с ноутбуками (на самом деле это очень оптимистический и гуманистический тезис).

Мысль Пачаи фактически сводится к тому, что сейчас на наших глазах стартует коэволюция человечества и ИИ, — и это по-настоящему восхитительно. Мы много ведь слышали о том, как фруктовые деревья эволюционировали вместе с животными, а цветы вместе с насекомыми — фактически привычный нам мир возник как совместные адаптивные усилия множества видов, каждый из которых в какой-то момент времени был уже немыслим без своего вида-напарника. Это судьба, которая ждет человечество. И из некоторой отдаленной перспективы в будущем может быть вполне ясно, что человечество было «создано» для того, чтобы дождаться компьютеров и коэволюционировать с ними в новый вид.

Мыслящие приматы, если уж говорить начистоту, довольно странные и подозрительные субъекты, чей интеллект, похоже, развился под давлением эволюционной необходимости строить взаимные козни. Именно отсюда все шутки на тему того, что профессор из «Назад в будущее» попадает в 2015 год, и узнает, что мы используем суперкомпьютеры для того, чтобы обмениваться порнографией и фотографией котов. Да, приматы таковы, но это еще не конец дороги.

Люди представляют себе будущее как состоящее из одних только роботов — и это, конечно, нереалистичный сценарий. Другая крайность — это мир людей без компьютеров — и ее уже тоже никогда не будет, если человечество лишится своих машин, оно погибнет, оставив планету по наследству бактериям, тараканам и землеройкам — последние, если повезет создадут разумную цивилизацию заново.

Но если апокалипсис, как и бессмысленный сценарий «войны с машинами» не входят в ваши планы, готовьтесь коэволюционировать. Задача номер один — тренировка персональных ассистентов. Хочется надеяться, что рынок будет конкурентным.

(С тем как эти темы можно иллюстрировать всегда проблемы — культура не выработала понятных символов наступающего будущего).

Originally published at kmartynov.com. You can comment here or there.

inchief

быстро — значит без людей

lemelson-mit eat it undergrad spyce kitchen

Студенты из MIT сделали полностью автоматизированную закусочную. Из свежих ингредиентов роботы готовят любое блюдо в стиле пасты, карри или вока — т.е. из тех, которые основаны на термической обработке только что сделанной смеси. Вот видео, демонстрирующее, как это работает.

Авторы проекта, получившего название Spyce Kitchen говорят о том, что они хотят изобрести фаст-фуд заново и сделать его по-настоящему быстрым. Лишней деталью в быстром фаст-фуде оказались именно люди — эти медлительные аналоговые существа, склонные лениться, ошибаться и отвлекаться.

Ясно, что эта та же логика, которая позволяет Uber делать заявлений о том, что самой иррациональной и дорогой частью их сервиса являются водители автомобилей — как только будет создано эффективное коммерческое предложение на рынке роботов-такси, Uber намерена выкупить 50 тысяч таких автомобилей и тем самым наконец обзавестись собственным автопарком, но уже без посредников в виде людей. Spyce Kitchen, как и роботы Uber, потенциально лишат работы десятки миллионов людей по всему миру.

У этой истории есть и другая сторона. В культуре давно обсуждается фигура официанта — безымянного и случайного слуги, доступного любому представителю среднего класса. Некоторые люди не любят кафе, в которых есть официанты, потому что это унижает человеческое достоинство. Роботы уничтожат официантов, а вместе с тем поставят вопрос о достоинстве роботов. Я подумал об этом, сидя в массажном кресле — для того, чтобы записаться к массажисту из плоти и крови я слишком брезглив. Мы с ним отличные партнеры — цифровой кентавр на заре нового века.

Originally published at kmartynov.com. You can comment here or there.

inchief

ии и исключительное самомнение homo sapiens

barret

На русском языке вышел перевод алармистской книги Джеймса Баррата об искусственном интеллекте — «Последнее изобретение человечества. Искусственный интеллект и конец эры Homo Sapiens». В ней в довольно сжатом виде сформулированы все страхи относительно грядущего наступления ИИ, это своего рода типичный современный миф. Алармистские тексты полезны — их хорошо читают и обсуждают, и они позволяют выполнять функции критики.

Но в случае с Барратом, как и в случае многих других авторов, сказывается его слабая философская подготовка. Он хорошо справляется со своей задачей — пугать читателей с позиций здравого смысла. Беда только в том, что этот здравый смысл не учитывает новейших знаний человечества о природе собственного сознания.

Баррат делает две фундаментальные ошибки. Во-первых, это ложная антропоморфизация. Во-вторых, это миф картезианской очевидности.
Первая состоит в том, что далеко не каждый разум должен быть похож на человеческий. В том фундаментальном отношении, что человек — это примат, эволюцинировавший как стадный охотник, и чей интеллект рассчитан на решение сложных макиавеллевских головоломок и интриг. Мы думаем в терминах хищник-жертва, мы заботимся о сохранении своего влияния, но это никак не связано со свойствами интеллекта как такового. Если компьютер обыграл нас в шахматы, то совсем не потому, что он хотел за счет нас самоутвердиться. Разум, очищенный от эволюционной истории приматов, совершенно не обязательно включает в себя стремление к экспансии. Точнее нет никаких причин считать, что ИИ должен быть Макиавелли — это human trait.

Баррат в одном месте сам замечает, что антропоморфизм ИИ не следует преувеличивать, что войны с машинами не будет, и что правильнее относится к «бунту ИИ» как к риску стихийного бедствия. Дальше он замечает, что у машины нет морали, и в этом ее опасность. И в обоих случаях это полуправда. Стихийные бедствия существуют, но силы природы также дают нам возможности, и было бы совершенно бессмысленно говорить, что природа должна быть запрещена. У машин нет морали, но у них нет и амбиций, или желания убить всех людей.

Когда Баррат сравнивает на соседней странице людей и компьютеры с мышами и кошками, он демонстрирует, что не понимает, насколько глубоко лежит его желание антропоморфизировать, и пояснять мир в рамках знакомых моделей, взятых из наивно прочитанной биологии, и не учитывающих реальные данные эволюционной психологии и этологии. Еще раз: ИИ не будет похож на нас, потому что он не возникнет в результате эволюции приматов-хищников, живущих в группе. Аргумент о том, что ИИ делается человеком, и потому должен стать похожим на человеком, предполагает, что на человека похожи также вилка или сапог.

Вторая ошибка Баррата — он предполагает, что необходимым условием интеллекта является самосознание, локализация в некотором пространстве-времени, и кроме того прямой и непосредственный доступ к собственным идеям. Короче, он строит разум по модели Декарта, где все идеи являются ясными и отчетливыми, разум заперт в res extensa, и мы прекрасно отдаем себе отчет в том, что именно мы мыслим.

С точки зрения современной нейрофизиологии и философии это ложь от начала до конца. Интеллект вовсе не обязательно должен представлять из себя вещь, запертую в некотором пространстве — свидетельство тому являются многочисленные проекты распределенных вычислений. Интеллект совершенно не обязательно должен иметь самосознание, тем более понятое как человеческое (см. выше), — он может быть чисто функциональным. И наконец, принципиальный момент этого картезианства предполагает, что если уж ИИ возникнет, то мы непременно этот момент зафиксируем, со всей ясностью и отчетливостью, и начнем по этому поводу переживать. А ИИ, соответственно, начнет на своем еще более высоком уровне осознавать наше присутствие и тоже нервничать.

Хотя на самом деле, когда ИИ придет, мы этого просто не заметим — он будет существовать совершенно вне контекста нашего понимания, и у него не будет ни единой причины сообщать нам о том, что он есть. ИИ будет, а для человека ничего не изменится — мы будем пользоваться компьютерами, как пользуемся и теперь, только интенсивнее и с большей отдачей. Социальные проблемы при развитии автоматизации очевидны, поскольку мы будем терять самые высокооплачиваемые места, но вот концептуально нет никаких причин считать, что человек и ИИ вообще друг друга заметят.

Верить в обратное — значит вслед за Декартом считать, что человек является носителем исключительно важного, универсального разума, что он крайне внимателен и одновременно интересен для мира.

Из забавного — Баррат цитирует Елиезера Юдковски, который прославился в основном весьма специфическим фанфиком по «Гарри Поттера». Компьютер не испытывает к вам ни любви, ни ненависти, — говорит Юдковски, — но вы состоите из атомов, которые он может использовать в своих целях. То есть из всех атомов во вселенной ИИ потребуются именно ваши уникальные атомы, — на фоне таких гипотез даже «Терминатор-3″ выглядит как образец научного мышления.

Originally published at kmartynov.com. You can comment here or there.

inchief

digital-ностальгия для двадцатилетних

Вот паблик Вконтакте, посвященный ностальгическим воспоминаниям о Sony PlayStation.

Довольно любопытно: предметом ностальгии становится штука, которая казалось мне недосягаемой роскошью. Дело даже не в деньгах, а в отсутствии инфраструктуры и контекста. Это конец 90-х, начало 00-х, я тогда был студентом и читал Гуссерля, а телевизора у меня не было, не говоря уже о каких-то гаджетах, чтобы их к этому телевизору подключать.

Ностальгия, по идее, должна быть связана с чем-то общим, характерным. Ну, с березками, например.

Вот выросло поколение, для которых Gran Tourismo и Metal Gear Solid - это милые детские воспоминания. И тут есть пародкс или проблема.

Позднесоветские дети, конечно, тоже изрядно оторвались в своем стремлении ностальгировать. Было много ЖЖ-сообществ про вкладыши, про дворовые игры, еще про какую-то ерунду из конца 80-ых.

Ностальгия по PlayStation отличается в том плане, что она изначально существует на цифровых носителях или, по крайней мере, легко поддается оцифровке и эмуляции. Легко найти видео, скриншоты игр и их обложки, запустить сами эти игры, и посмотреть, как это было тогда. Ностальгические воспоминания поддаются проверке и реконструкции практически в оригинальном виде, но от этого не утрачивают своей ценности и притягательности.

Чем больше наша жизнь связана с цифровым миром, чем большая часть нашего детства и юности проходит перед экраном, тем больше накапливается материала для чувств в будущем. Про вкладыши из жвачки долго ностальгировать не приходится - и мы уже с этого соскочили. Про PlayStation получится гораздо более интенсивно и убедительно.

То есть сейчас получается так: чем моложе вы, тем более интенсивно вы переживаете и восстанавливаете собственное прошлое. Молодые создают ностальгии больше, чем кто бы то ни было еще. И в дальнейшем эта тенденция будет только усиливаться. Нас ждет общество ностальгирующих по Вконтакте, общество зависающих в мертвых социальных сетях.

inchief

о поэзии

Робототехника – дело мое.
Роботов делаю я.
Первый мой робот водочку пьет,
Второй потребляет коньяк.

Чувак, который поет песню “про слона”, оказался совсем великим.

Originally published at kmartynov.com. You can comment here or there.

inchief

мечтают ли роботы о декарте?



“Все, что может быть сказано, может быть сказано ясно”, - заявил однажды Людвиг Витгенштейн. Для современных философов этот девиз означает в первую очередь, что их занятия должны иметь конкретную прагматическую цель. Образ философствования как ни к чему не обязывающего кухонного разговора является ложным. Так, проект аналитической философии сознания предполагает анализ ключевой технологической и идеологической проблемы современности: возможности создания искусственного интеллекта (ИИ) и его социальных, политических и этических последствий для человечества.

ИИ одновременно является способом человеческого самопознания (что такое интеллект? в чем уникальность человеческого интеллекта?), методологической проблемой науки (можно ли создать ИИ и как это следует делать?), стратегической перспективой развития человеческого общества (какие преимущества и угрозы несет ИИ для планеты). В сфере ИИ философия является сегодня лидирующей интеллектуальной практикой. В конечном счете речь идет о границах человеческой культуры вообще: понадобится ли философия роботам?

Как философы придумали компьютеры?
Почему массовая культура пугает нас войной с машинами?
Что такое слабый и сильный искусственный интеллект?
Разрешимо ли проклятие “китайской комнаты”?
Почему люди гордятся своей уникальностью?
Будут ли роботы читать Декарта?



Фаланстер, 14 апреля 2011 года, 20:00
inchief

тотальность word

Вчера меня спросили: "вы же в Word пишете тексты?" Как нечто само собой разумеющееся. "Нет, - посмеялся я, - конечно не в Word". Word - чудовищный архаичный монстр, не синхронизирующий документы между разными устройствами, и пригодный разве что для форматирования диссертации, но совсем не для повседневного письма, объемом - максимум - в 20 тысяч знаков.

И я подумал: а вообще представьте себе все эти миллионы людей, которые открывают совершенно одинаковые белые листы, с одинаковыми иконками вокруг, в своих Word-ах. И начинают наполнять их символами. Не теряем ли мы при этом качество? Ведь все эти запахи, фактура, цвет и плотность бумаги, чернила, перья, шариковые ручки, краска на ленте печатной машинки и стук ее клавиш, и то, что одна из них заедает, - все это ведь оказывало какое-то влияние на те незначительные отличия в письме людей. А теперь их нет.

Это ускользание аналоговой уникальности - очень плохое, по-моему, явление. Компьютеры будущего должны быть все разные.
inchief

гитлер как рок-звезда

В работе "Совесть нацистов" Клаудия Кунц описывает, как одной из причин невероятной популярности Гитлера стала его открытость технологическим инновациям. Опередив своих конкурентов, он начал использовать звукоусиливающую аппаратуру во время публичных выступлений. Это в свою очередь дало ему возможность много часов подряд выступать перед аудиторией в десятки тысяч человек, в то время как обычные политики могли говорить не больше 15 минут перед парой сотен слушателей.

Таким образом, Гитлер, безусловно, был первой рок-звездой в истории человечества. Параллели с нынешней эпохой технологических инноваций в политике пусть каждый проводит сам.
inchief

обман маркетологов

Маркетологи в конечном счете меня обманули и вместо ультра-дешевого и функционального ноутбука Lenovo B560A я купил мейнстримовый аппарат Y550P той же организации. Последний раз домашний ноутбук я покупал почти два года назад, и писал об этом в блоге. Тогда это был совершенно нефункциональный Acer 5390g, пятнадцатидюймовая пластиковая мечта подростка-геймера. Стоил он почти ровно тысячу долларов, и я искренне надеялся, что он без сбоев проработает свой гарантийный срок в 12 месяцев. Так в результате и получилось, и в действительности Acer проработал в два раза больше, несмотря на известные проблемы с охлаждением. По большому счету, это доказывает, что плохих производителей на рынке ноутбуков больше нет, и покупать можно ориентируясь не столько на бренды, сколько на соображения, которые в данный конкретный момент времени выделяют модель любого разработчика из числа прочих альтернатив. Acer 5390g на тот момент был одним из самых производительных ноутбуков стоимостью до тысячи долларов, и инвестиции в себя он вполне оправдал - поскольку помимо работы я на нем любовался красотами разных культурных артефактов, начиная от Napoleon Total War и заканчивая World of Tanks.

Так вот, сегодня я купил Lenovo Y550P с двухядерным процессором Core i3 380M, сделанным по 32-микронной технологии, т.е. по определению холодным и тихим, дискретным видео Geforce 210M, поддерживающим технологию со-расчетов Cuda, и что самое главное для меня - с действительно очень удобной клавиатурой, на которой физически приятно набирать тексты (набираю прямо сейчас) за 23 тысячи рублей (23 890, если быть точным), т.е. за сумму значительно ниже тысячи долларов. Интересно в данном контексте, что такой мейнстрим-ноутбук, пригодный для решения практически любых задач, включая, например, монтаж видео, стоит сегодня дешевле сколько-нибудь хорошего десктопа, если в случае последнего принимать во внимание и монитор. Вот это переворачивание цен - когда массовый готовый продукт стоит дешевле отверточной сборки из отдельных деталей - действительно заслуживает внимания. Ну и как не крути, десктопы все же морально устарели, если речь, конечно, не идет об ультратонких клиентах, способных крепиться к задней части экранов.



Выглядит это примерно так. Главный минус аппарата, обнаруженный к настоящему моменту (я читал об этом в обзорах, но не обратил внимания, а напрасно) - это выход аудиоразьема на переднюю, а не на боковую панель. Это чудовищно неудобно, и по большому счету, я пока не понимаю, как я буду подключать к этому славному в целом аппарату внешнюю аудиосистему.