Category: фантастика

inchief

урсула ле гуинн и машина коммунитаризма

brudbury

Участвовал в очень любопытном обсуждении: что порекомендовать читать подростку в качестве противоядия от Айн Рэнд. Этот вопрос позволил поставить несколько более сложных проблем, касающихся наших личных историй как читателей.

Надо пояснить: я думаю, что читать Рэнд в юности очень хорошо, потому что она учит людей этого возраста правильным вещам. Делать то, что считаешь нужным, ни у кого не спрашивать разрешения и нести ответственность за собственную жизнь. Причем все это сделано так, что подростка от таких жизненных перспектив изрядно штырит. Очень убедительно.

Но взрослые рэндианцы выглядят при этом странновато. Честно сказать, я среди умных людей таких не встречал, да и сходу не могу ни одного назвать. И вот возникает вопрос: что нужно читать, чтобы не стать этим самым ужасным человеком.

Ответы вроде «теоретические труды левых философов» не очень годятся по очевидной причине — там нет историй и левые философы не могут предложить романа воспитания. Я сходу ответил, что противоядием в современной культуре является «Гарри Поттер» — несмотря ни на что, отчетливо коммунитаристская, рассказывающая историю о том, что дружба важнее личного интереса. В «Гарри Поттере» карикатурным атлантом является разве что Воландеморт, остальные сильно беспокоятся про разные смешные вещи.

И вот следующий вопрос: что читали мы, когда росли, чтобы вырастая, сохранить идею о том, что ценность представляет собой не только свобода, но и нечто еще более трудноуловимое, под названием солидарность.

Я начал перечислять и оказалось, что все обстоит довольно забавным образом. Фактически леволиберальные убеждения в моем случае есть результат чтения в огромных количествах американской фантастики. Которая в позднем СССР считалась «подлинной литературой» и противопоставлялась всей той чуши, которая происходила и описывалась у нас. Солидарности и коммунитаризму меня учили Брэдбери и Шекли, в меньшей степени Ле Гуинн, а с праволиберальной стороны все это оспаривал и дополнял Хайнлайн (с текстами вроде «Moon is Harsh Mistress», главным романом, подселившим к вам внутреннего либертарианца еще тогда).

Короче, вся эта американская фантастика из издательства «Мир», вероятно, строго в соответствии хитроумными планами советских властей стала своего рода машиной коммунитаризма и отвечала за гуманитарную составляющую воспитания (за технофутуристические фантазии отвечала параллельно «Техника молодежи»).

Ну и из российских авторов ко всему этому наследию, естественно, примыкают не сильно интересовавших детей 80-х Ефремов и Стругацкие, и интересовавший лично меня гораздо больше Кир Булычев — с его «Поселком», ставшим чудовищной метафорой современной РФ.

Originally published at kmartynov.com. You can comment here or there.

inchief

почему я не буду смотреть звездные войны

uZz8IIt6NcE

«Звездные войны» были для нас трижды сказкой или прошли тройную процедуру остранения. Во-первых, они были сделаны в Америке, в настоящем мире, где статус настоящего подтверждался его иллюзорностью («где я не буду никогда»). Во-вторых, между их первыми показами в СССР и моментом производства прошла целая вечность. Первые два фильма Лукаса были сделаны до моего рождения, а смотрели их здесь десять лет спустя. И они к тому моменту существовали словно в вечности — современнее советского кино или дешевых боевиков, которые тогда продавались на кассетах, и одновременно отчетливо древние. Джедаи у Лукаса не знали кунг-фу, но словно сошли с раскрашенных пленок Куросавы. Наконец, мы посмотрели «Звездные войны» в мире товарного дефицита — маркетологи не заботились о том, чтобы продавать нам фигурки Люка Скайуокера или хотя бы ведро сладкого попкорна во время сеансы. Три фильма существовали в пространстве воображения, потому что мало кто хотя бы видел их целиком, не говоря уже о возможности пересматривать или погружаться в игрушечный фан-мир.

Расположившись на цветастом ковре, одиннадцатилетний ребенок, живущий на окраине умершей империи, делал из спичек и советского пластикового конструктора истребители повстанцев, смешивая сюжеты Хайнлайна, Кларка и Лукаса. Это не должно повторяться, по той же причине, почему вообще никакие вещи, случившиеся с нами в момент обретения личного мифа, известного как мировоззрение или судьба, не повторяются.
Лучшее определение новым «Звездным войнам» дал Дэвид Перри, автор сайта Vice.com: «The Force Awakens is the Nostalgia Bomb». Которую вы ждали, добавляет Перри. На этом же делает акцент более скептическая рецензия Энтони Лейна в The New Yorker. Зачем чинить то, что не было сломано? Достаточно дать людям еще раз то, что они хотят. Вот молодой провинциал на окраине умирающей республике смотрит на закат двух солнц, а пара дроидов бредет по пустыне; вот космический Индиана Джонс, и у него снова нехорошее предчувствие. Вот карнавальное зло в маске — вот мемы про отца и сына.

Главная странность далекой далекой галактики — ее привязанность к людям, к старению, смене поколений, самурайским световым мечам. Драматургия построена на классических правилах человеческого общества, где есть дети и старики, акме и юность, такого, как оно существовало во времена Античности. В мире, где есть искусственный интеллект дроидов и биотехнологии, способные регенирировать части тела, это выглядит архаикой. И единственная причина, почему это архаика существует сегодня — это маркетинг.

Вчера я узнал, что уже через год в кинотеатрах появится еще один фильм Rogue One, спин-офф, рассказывающий о борьбе сопротивления перед «Новой надеджой». Студия Disney взялась за дело со всей серьезностью: «Звездные войны» превратятся в очередную версию вселенной Marvel. Первое, второе и третье остранение пали — теперь мы просто покупатели игрушечных дроидов и стриминговых сервисов, нам нужно продать еще немного далекой, далекой галактики. Я ничего не имею против ребят-марктеологов, делающих свою нелегкую работу, но я поймал себя на мысли, что не пойду на «Пробуждение силы». Моей ностальгии не нужны коммерческие бомбы, она сама крепка как сибирский мороз, и неустранима словно карта нашей некогда необъятной родины, висящей на стене кабинета географии. Стоит только выпустить ее на волю и она пожрет все вокруг себя. Ностальгия может быть коммерческим продуктом в тихом спокойном западе, где на жизни нынешнего поколения не было того, что предстояло и предстоит всем нам.

Я купил часы Hamilton, модель максимально близкую к той, что была механическим героем «Интерстеллара» Нолана. Это моя версия новых «Звездных войн» — показанная один раз в 2D она рассказывает о том, что люди будут кричать от ярости, когда вселенная объявит им о конце их цивилизации.

Originally published at kmartynov.com. You can comment here or there.

inchief

хоббит: мордорская олимпиада

THE HOBBIT: THE DESOLATION OF SMAUG

Вторая часть «Хоббита» потрясла меня до глубины души. Я даже хочу теперь побольше узнать о режиссере Питере Джексоне. Потому что раньше я думал, что никто не умеет делать блокбастеры хуже Федора Бондарчука. Но я ошибался. Джексон — вне конкуренции.

В течение долгих 2 часов 40 минут на экране «Пустоши Смауга» мелькают бессвязные эпизоды. Герои бессильны изобразить на лице любую эмоцию. Психологическая жизнь смурфиков, предполагаю, в разы богаче. Все невероятно долго и однообразно сражаются друг с другом.

Иногда у эльфов начинается брачный сезон. Тогда они обмениваются взглядами с поволокой. Играет романтическая трель. Но тут снова как назло нападают орки. Приходится пускать стрелы.

Эльфы никак не могут спариться, хотя у них, казалось бы, для этого было как минимум 600 лет до момента начала фильма. Оркам отрубают головы. У каждого встречного человека есть тайна и старинный гобелен в кустах.

Гномы бегут. Гендальф стучит, гм, своим длинным посохом об стол. Очень долго. Когда зрители готовы уснуть, им показывают хоббита.

Хоббит кривляется. В зале оживление. Но тут опять пора рубить оркам головы. Гномы летят. Гендальф выхватывает большой меч. Эльфы прыгают. Саурон ужасает. Кольцо зовет. Дракон бесчинствует. Потом кольцо ужасает. Саурон зовет. И кто-то бесчинствует.

Так проходит час, другой, начинается третий.

За 2 часа 40 минут у серьезного режиссера Питера Джексона на экране одна шутка. Звучит она дословно так: «Папа, а почему из нашего туалета вылезают гномы»?

Перед «Хоббитом» в российских кинотеатрах показывают рекламу патриотической агитки, посвященной олимпиаде в Сочи. Там про то, как наши спортсмены преодолели свои комплексы и всех победили, ведь мы — Россия.

Тут все встает на свои места.

Гномы — это команда спортсменов. Хоббит тоже спортсмен, только из Дагестана. Поэтому они все такие тупые и мечтают об (олимпийском) золоте. Гендельф их Карполь. Соответственно, гномы сплавляются по рекам, преодолевают препятствия, падают в колодцы, катятся по желобам. Спортсмены. Так бы сразу и сказали. Гендельф в эпизодах катается на санях, запряженных зайчиками со спившимся тренером Радагастом.

Место действия — зимняя Олимпиада в Мордоре.

Дракон очень любит давать пресс-конференции. Журналист пресмыкается перед огнедышащей тварью. «Я знал, что вы велики, но не верил, что настолько, Владимир Владимирович.»

У орков сколота зубная эмаль. Оркам причинены душевные страдания.

Сборная белокурых брейвиков устраивает Манежку, прыгая как непрокаченный молодой Нео.

Экология гибнет. Тьма наступает.

Это худший фильм, что я видел.

В нем плохо абсолютно все, от актеров до музыки. От композиции сцен, до отсутствия каких бы то ни было ни было атмосферы или ритма.

Оградите детей.

Федор Бондарчук, прости меня. Я был не прав.

Originally published at kmartynov.com. You can comment here or there.

inchief

поколение мертвого гарри

harry

Роулинг всех предала.

Она написала главную историю целого поколения, может быть, даже не одного.

Рассказала, как надо дружить, любить, сражаться со злом и верить в мечту.

Воспитала эстетическое чувство, сформировала картину мира.

А потом взяла — и на пороге взросления — бросила своего героя, а вместе с ним — всю паству читателей и зрителей «Гарри Поттера».

Гарри Поттер после победы над злом, как говорят, жил долго и счастливо, у него была жена и трое детей.

Только вот как это все делается Роулинг уже не объяснила.

Поэтому нынешние двадцатилетние вошли во взрослый мир совершенно дезориентированными.

Они ничего не знают о том, как надо строить семейную жизнь, считать деньги или лечиться от болезней.

Страшный мир за пределами Хогвартс не дает никаких ответов.

У двадцатилетних есть тайный мир, в который они возвращаются всякий раз, когда теряют мужество.

Это мир вечного Рождества, теплого пледа, молока с шоколадом и волшебства.

- Пойдем пересматривать Гарри Поттера? Ты посмотришь со мной Гарри Поттера?

Вот высшая форма доверия, которую вам могут оказать.

Брошенные читатели Роулинг кое-как кувыркаются в своих проблемах, с каждым днем теряя волшебство.

Никакой новой истории уже не будет.

Но Potter is dead. Вместе с ним умерли ваши ответы. Именно поэтому публика так тяжело переживает взрослые роли Рэдклиффа, сыгравшего Гарри в кино.

Пора посмотреть в глаза фактам: в вашей жизни уже не будет ничего лучше Гарри Поттера.

Originally published at kmartynov.com. You can comment here or there.

inchief

линкольн и нацисты

Текст о фильме “Президент Линкольн, охотник на вампиров” я надеялся написать в соавторстве с Полиной Колозариди в рамках традиционного для нас жанра “как самые трэшовые фильмы рассказывают вам всю правду о политике“. Однако Полина в итоге манкировала просмотром самого шедевра, поэтому и полноценного анализа не получится.

Тем не менее, скажу о том, что увидел в фильме я. Бекмамбетов снял чудовищную политическую агитку, направленную на демонстрации всесильности и абсолютной правоты государственной власти. Ни Рифеншталь, ни Довженко никогда не делали ничего подобного. В двадцатом веке власть выступала в идеократической упаковке, товарищ Сталин на экране мог обладать бесконечной мудростью, но эта мудрость была обусловлена объективными историческими условиями и борьбой пролетариата за всеобщее счастье. Враги непременно оказывались поверженными, а государство торжествовало, но отнюдь не ради своей собственной власти, а во имя некоторой высшей цели.

В “Президенте Линкольне” мы сталкиваемся с совершенно иным случаем. Здесь власть, персонифицированная фигурой харизматичного вождя, имеет беспрецедентные права на уничтожение всех, кто стоит у нее на пути, то есть тех, кого в фильме называют “вампирами”. Список “вампиров” определяется в одностороннем порядке самом государством. Власть-вождь не совершает ошибок, не нуждается в чужих суждениях и институтах правосудия для физического устранения своих врагов. Зрителю предлагается не только не ставить под сомнение такое положение вещей, но и признавать за государством окончательное и однозначное моральное право на уничтожение тел врагов.

Враги ведут “голую жизнь” в терминах Агамбена, то есть лишены любого юридического или политического статуса. Наделены им лишь те, кто не является “вампиром”, то есть сотрудничает с государством и признает его право на уничтожение врагов. Государство при этом обладает тайным знанием, принципиально недоступным обывателю, которое одновременно формирует списки для уничтожения и приводит этот “приговор” (который в юридическом смысле вовсе не является приговором) в действие.

Бекмамбетов снял самый нацистский фильм в истории кино. Нам предлагается приветствовать, без всяких оговорок, практику внесудебных расправ над “чужими”, будь то вампиры, столкнувшиеся с топором Линкольна, террористы, содержащиеся в лагере Гуантанамо, или евреи в Освенциме. Выбор образа врага зависит лишь от сиюминутных вкусов государства. Государства, перед лицом могущества и знаний которого мы должны склониться ниц и признать его таким, какое оно есть.

Ключевая сцена фильма, конечно, разворачивается в самом конце, когда сверхполномочия Линкольну символически передаются Бараку Обаме.

Власть убивает просто потому, что она может убивать.

Originally published at kmartynov.com. You can comment here or there.

inchief

Новый материализм в научной фантастике

Оригинал взят у pharmakos в Новый материализм в научной фантастике
В четверг 29-го проводим такое вот мероприятие:

Новый материализм в научной фантастикеСовременная философия – в лице спекулятивного материализма и реализма – снова вывела вопрос о материализме на авансцену онтологической рефлексии. Фантастика, в том числе в разделе weird fiction, давно разрабатывала тему «нечеловеческого» (Лавкрафт как основатель жанра), но лишь в последнее время появились фантастические тексты, выступающие прямой параллелью к онтологическим исследованиям «спекулятивного» толка. На семинаре будут рассмотрены романы «Эмбаситаун» (Embassytown) Чайны Мьевилля и «Дети неба» (Children of the Sky) Вернора Винджа – как примеры своеобразных концептуальных универсумов, позволяющих перенастроить диспозицию материалистического движения в современной философии.
Время проведения: 29 марта, 19-00

Место проведения: Малая Ордынка, 25, 2-й этаж, аудитория №222
Организатор: Й.Регев, Д.Кралечкин
Карточка события на сайте Московского философского колледжа

Регистрация на событие

inchief

гарри поттер: спецслужбы, лесбиянки и шизофрения



Сегодня был один из лучших клубов за все время его существования. Особенно яростной речью разразился Крылов, которому не было равных в деле англомании и конспирологии.

На фото: Константин Анатольевич Крылов при помощи инновационной дощечки на жидких кристаллах показывает ошарашенной публике прообраз Дамблдора, инженера Британской империи, придворного мага королевы Елизаветы Джона Ди.

Видео речи Крылова мы распространим среди поклонников Гарри Поттера Вконтакте и взорвем им мозги.

Collapse )

Юрий Гиренко о сегодняшнем клубе.
Резюме основных тезисов выступавших от Ирины Соболевой.
inchief

новая евгеника

Еще сюжет из "Нашего постчеловеческого будущего". Прежде евгеника была государственной и репрессивной, направленной на улучшение человеческой породы путем выбраковки негодного генетического материала. Евгеника будущего станет частной, сосредоточенной в руках коммерческих компаний, которые будут предоставлять услуги парам, желающим получить точную информацию о ребенке, которого они ждут, а в более смелых мечтах - и задавать ее. Эта новая евгеника станет способом постепенного искусственного доведения до совершенства любого имеющегося вначале генотипа.

Противники абортов сейчас резко протестуют против подобных мер, поскольку по их мнению, точное знание о будущем развития эмбрионов может привести к числу желающих избавиться от них. Однако в дальнейшем развитие генной инженерии гипотетически вообще может снять проблему абортов, оставив ее пережитком прошлого. Эмбрионы не нужно будет уничтожать, поскольку каждый из них будет идеальным.