Category: финансы

Category was added automatically. Read all entries about "финансы".

inchief

монах и банкир

Однажды я попал на лекцию одного крупного деятеля РПЦ. Тот приехал на представительском мерседесе, имел бороду стриженную у лучших цирюльников, а кроме того мелодичный певческий голос. Про него говорили, что это — наш будущий патриарх.

Кроме всего прочего монах считался интеллектуалом, чуть ли не вровень Кураеву, и я решил оценить его профессионализм, и может, чем черт не шутит, чему поучиться.

Почти полтора часа монах говорил слащавые банальности, но правда совершенно профессионально как проповедник или, скажем, диктор, и очень правильным русским языком. Он говорил, условно говоря, что одуванчики отцвели, а коровы должны пастись, но только оперируя абстрактными терминами, по дефолту пригодными для прозелитизма. Духовность есть духовность, а бездуховность есть бездуховность, и нашей молодежи не следует путать одно с другим.

Я был страшно разочарован, лекция провальная, от певческого голоса хотелось спать. Правда существенная часть публики моих настроений не разделяла — у нее, особенно у девушек начали, так сказать, лучиться глаза, и еще немного, и примерно половина присутствующих, казалось, готова была ползти целовать монаху руки и обращаться ко Христу.

Еще более живое общение случилось, когда монах кончил заготовленную речь и начал отвечать на вопросы, которые ему, кажется, передавали в виде записок как в советском доме культуры. Тут раскрывался его блестящий талант полемиста, появились менее тривиальные обороты речи.

В конце выступления монах сказал:

— Здесь мне поступило также два вопроса, касающиеся игры на бирже и сексуальных отношений. К сожалению, не берусь судить ни о том, ни о другом в связи с отсутствием опыта.

Сел в своей мерседес и уехал к следующим агнцам.

А все это время в зале в первом ряду сидел колоритный банкир родом из Кишинева, на деньги которого, собственно, и была организована встреча с монахом. Зачем там понадобился этот монах — дело второе, но банкир в течение православной лекции выражал легкое беспокойство.

И как только монах вышел из зала, стремительно началась лекция банкира.

— Я, — сказал он, — не в пример прошлому докладчику хочу ответить на предыдущие два вопроса. Дело в том, что я всю жизнь играю на бирже, и у меня пятеро детей. Короче, я эксперт в этих делах. Так что спрашивайте, не стесняйтесь.

Originally published at kmartynov.com. You can comment here or there.

inchief

никита дёмин и смерть хипстера

a5b8goodbye-normals-544f844c5b39d

Участники проекта с претенциозным названием Goodbya Normals рассказали важную историю. Два года назад молодая пара, банковский клерк и журналистка, решили изменить свою жизнь, показать, что гнить в офисе совсем необязательно, и для другой жизни вовсе не нужны деньги. Они попрощались с нормозами и уехали в кругосветное путешествие под девизом «Кругосветка за 30 тысяч рублей». Они собрали деньги на краудфандинговом проекте, а в дальнейшем решили полагаться на доход от московской однокомнатной квартиры, которую они сдали. За проектом следили несколько десятков тысяч человек. Пара производила впечатление недалекой, но милой. Если они так смогли, значит и я смогу — любой может бежать из душного офиса в большой открытый мир, где вечное лето и нет начальников. Никита Демин и Ханна Африка, как называла себя его подруга, — это наша воплощенная мечта о свободе.

Спустя два года странствий Ханна удалила все материалы проекта из сети и опубликовала письмо, в котором обвиняла Никиту в насилии. Кроме того, она рассказала о финансовой стороне проекта — путешествовать за 30 тысяч в месяц никогда не удавалось, и фактически проект держался на помощи со стороны родителей, которые оплачивали перелеты и помогли собрать стартовую сумму в ходе краудфандинга. В общем, я думаю, кончилась мечта наша. Хипстеры отдали концы.

Goodbye Normals снова показал политэкономию того парня со смузи, который едет на веселом мотороллере креативить в опенспейс. В первом приближении за его легким и успешным потреблением стоит рента, которую он получает от бабушкиной квартиры. Собственно, это базовое условие существование нормального хипстера, не иметь необходимости трудиться, но делать вид, что твой доход — это результат твоего креатива. Однако бабушкиной квартиры часто не хватает, тогда свободное существование обеспечивается родителями — престижное потребление вещей и впечатлений передается по наследству еще при жизни предков.

На более фундаментальном уровне Goodbye Normals совершили своего рода психоаналитическое саморазоблачение. Название было ироническим, легким, но оно стало реальностью — пара и в самом деле попрощалась с нормальными, еще до того, как отправилась в путь. Особенности отношений Никиты и Ханны списывают на трудные условия путешествия, но я думаю, что продолжение работы в банке ничего бы не изменило в этой истории. Мужчины бьют женщин и без путешествий, и потом вполне характерно оправдываются. Собственно, хипстеры в данном контексте — это люди с претензией на утонченные и «свободные» культурные практики, которые, однако же, не освоили практик простейших. Можно объездить весь мир, разбираться в брендах одежды, в совершенстве изучить актуальную британскую сцену, и остаться мудаком. Можно оставаться мудаком, собрав деньги на краудфандинг кругосветного путешествия. Хипстеры лезут в кругосветку, не научившись мыть руки перед едой. Свобода без ответственности — как по учебнику, даже скучно. Журналу «Афиша» следовало бы начинать с азов. Почему нельзя бить женщин? Был ли об этом тематический номер и подборка фотографий на Look at me? Нет, там только радость, солнце без конца. Ну и еще Россия, из которой надо валить. А что взять с собой, сваливая, не сообщается.

Поведение Никиты после обвинений его подруги является классическим. Он заявил, что «нет ничего хуже, чем обиженные женщины, знающие твои пароли» — в данном случае имеется в виду пароли к совместному проекту о путешествии, который Никита считает своим, ведь он в основном его оплачивал. Главное, заявил Никита, что проект должен жить дальше. Тяжело вернуться к работе клерком в банке после такого успеха, надо думать.

Публика с оживлением обсуждает, бил ли Никита Ханну или нет, появляется «брат Никиты», который начинает писать от его имени, потому что «сам Никита не может», он публикует видео, на которому у девушки нет синяков. Ханна в ответ публикует фотографии с синяками и билеты домой. Вообще, это работа криминалистов и медиков, но зато мы можем оценивать поведение героя, стремительно сошедшего со сцены, озабоченного сохранением материалов проекта, пославшего вместо себя брата. Это совсем не вирусная реклама нового фильма Финчера, как многие шутят.

Глупые девочка и мальчик, они считали, что мир принадлежит им, не сумев овладеть самими собой. Ханна писала свои «правила жизни», Никита снимал видео. Лучше бы работал в банке, конечно.

Лучше бы мы все работали в банке, — последняя мысль хипстера как социального субъекта перед своей гибелью.

Goodbye Hipsters.

Originally published at kmartynov.com. You can comment here or there.

inchief

денег нет как политика центробанка

Сворачивание разных декоративных отраслей экономики вроде образования и медиа мы все уже начинаем на себе ощущать. Люди постоянно входят и освобождают подоконники от лишних растений, оставляя голую батарею центрального отопления — трубу, идущую во все стороны, кроме которой (и холдинга Габрелянова в виде банки для окурков) России уже ничего не нужно. Саморедукцию России можно обсуждать по разным направлениям, и вот Пряников задает одну линию: это вроде бы сугубо технологическая политика Центробанка РФ, который все последнее время задирает процентную ставку, задрал ее до рекордных величин и останавливаться на достигнутом не собирается.

Да, процентная ставка ЦБ в 8% означает в свою очередь, что дешевых денег в стране нет, а это значит, что рисковать никто не намерен. Те, у кого есть деньги, намерены их перепрятать и сохранить, те у кого могли бы быть деньги, трижды подумает, прежде чем открыть новый проект, ну и так далее. Поэтому главное событие в российской журналистике за этот год — открытие в Прибалтике издания “Спектр” с бюджетом в несколько десятков тысяч долларов, что по Московским меркам даже на аренду офиса не хватило бы.

Потребительких кредитов я никогда не брал, поэтому с этой стороной жизни постсоветского человека лично не знаком совсем. И правда заключается в том, что все последние годы все население России торчало на потребительском кредитовании как на крокодиле. Но высокая ставка ЦБ и тут приводит лишь к тому, что кредиты становятся дороже, а шансов расплатиться за них у граждан меньше. Интересно, что разговоры о развитии кредитной грамотности у россиян соседствуют с рекордными ценами на кредиты, т.е., вообще говоря обладать кредитной грамотностью в Евросоюзе несравненно проще с самого начала.

Главным аргументом в пользу повышения процентной ставки ЦБ у нас называет борьбу с инфляцией. Но инфляция у нас все равно высокая, т.е. справляться не получается, тут бы хорошо остановиться, спросить себя, почему не получается, а не продолжать гнуть свою линию (правильный ответ – потому что инфляция в основном растет из-за роста тарифов и цен на продовольствие и пытаться влиять на нее, сокращая количество денег в стране, это как лечить рак арбидолом). Инфляция больнее всего бьет по бедным, и вот позитивная программа ЦБ заключается в том, чтобы защитить бедных от богатых и не дать, главным образом, некоторым бедным разбогатеть на дешевых деньгах и рискованных проектах. В итоге, как видно, по нашим отраслям экономики, перечисленным в начале, число рабочих мест падает, потребление падает – так держать, всем пожертвуем, лишь бы сбить инфляцию на 1%! Остается вопрос, что делать людям, которым срочно нужны деньги — ну, например, форс-мажор у них какой-то. Тут ответ ЦБ в виде процентной ставки в 8% предполагает позицию консервативую и духоподъемную: пишите челобитную, надейтесь, что царь поможет. Высокая процентная ставка — это способ отдать нас на милость государя. Вот Крым: вместо того, чтобы взять дешевые кредиты и сделать бизнес для российских туристов, люди там будут сейчас сидеть и ждать бюджетных денег, вытянутых их “материковой России”. Как-то все это нехорошо, что ли.

У Пряникова был этот ролик, а вот я еще один видел на эту тему. Посмотрите, какие-то неизвестные герои дерутся как черти за дешевые деньги. Работать, наверное. хотят.

Originally published at kmartynov.com. You can comment here or there.

inchief

курс на индию

14_qtkJRxlM

Макиавелли учил, что, находясь у власти, для укрепления собственного могущества поддерживать нужно более слабую партию. Это позволяет создать противовес более сильному конкуренту, одновременно поставив слабых в зависимость и не дать сильным получить над собой власть. С этой точки зрения, России в поиске новых друзей на международной арене нужно сегодня держать курс на Индию.

Сторонники новейшего азиатского поворота в российской политике часто забывают, что Китаю уже сегодня трудно рассматривать Россию как равноправного партнера. Напротив Благовещенска на Амуре стоит китайский город Хэйхэ, который еще недавно был деревней, а сегодня насчитывает почти два миллиона жителей. Хэйхэ светит огнями в сторону «российской мглы», и это отражает экономическую динамику двух стран в течение последних двадцати лет.

Китай сегодня обладает второй в мире экономикой с объемом ВВП более 12 триллионов долларов. Россия же может похвастаться лишь шестым местом с 2,5 триллиона.

Дружить с Китаем, делать ему уступки и передавать технологии – значит принимать позицию «младшего брата», потенциально очень опасную для судьбы России, как тихоокеанской державы.

Между тем, еще в октябре 2000 года молодой президент Путин подписывает Декларацию о стратегическом партнерстве между Россией и Индией.

Terra America

Originally published at kmartynov.com. You can comment here or there.

inchief

а был ли экономический форум

Мировая изоляция России пока не состоялась. Все-таки РФ очень большая страна, и по своей географии, и по своей нефтяной экономике, седьмой сейчас, что ли в мире (хотя и с отставанием от бывшего младшего китайского брата). Инерция в этом вопросе очень велика, и все стороны, очевидно, надеются, что ставка на изоляционизм — следствие лишь временного припадка российских властей. GPS работает, VISA не уходит. Можно надеяться, что наш курс все-таки не Северная Корея, а хотя бы Китай (с точки зрения тамошнего политического климата). Если вы, конечно, оптимист.

Тут можно посмотреть на визитку отечественного «глобального капитализма»: Петербургский экономический форум. Главная сенсация содержательно там, конечно, великое интервью Игоря Иваныча Сечина для Forbes. А в остальном сенсаций нету, и это в частности значит, что крупного провала тоже не случилось. Говорить о том, что никто не готов ехать в России делать бизнес, рано. Несмотря на довольно жуткую инвестиционную атмосферу — возможно среди этих призраков для кого-то ходят девятизначные цифры.

Финансовые итоги форума пока не опубликованы, но об отсутствии какого-то грандиозного изоляционизма можно судить по количеству участников: приехало до семи тысяч человек, что меньше, чем в 2013 году, но заметно больше, чем в 2012-м, к примеру. Ключевой показатель такой социологии — это количество руководителей западных компаний, засветившихся в Петербурге. Их в этом году было 129, что действительно меньше, чем в последние годы (я посмотрел, больше 170 человек было в прошлый раз). Но определенно нельзя сказать, что “не приехал никто”.

Компании, которые при любом раскладе готовы вести бизнес в России, поступили вполне понятным образом: сделали жест и не вывезли на форум своих первых лиц, но отправили заместителей. Такая как бы тонкая дипломатия.

Встречал этих заместителей и ихнее начальство Путин с речью на тему, извините, “всем узбагоиться”, а вовсе не Мюнхенской речью-2: ну вроде как немного снизился наш милитаристский угар. И на том спасибо. Путин, насколько я слушал, высказался в том духе, что мы почти нормальные партнеры для Запада, хотя надо признать наши особенности, а Украина вообще пусть живет как знает, никто уже и слышать про нее не может. Если бы я искал тут какое-то ratio и сигнал, то сказал бы, что это “разрядка”.

Знаковая потеря для форума, естественно, отсутствие Меркель, которая в прошлом году была. Но это тоже можно понять в рамках простой дипломатической рациональности, избиратели бы не поняли личной дружбы с Россией в духе Шредера (Шредера сейчас активно разносят в немецкой прессе за его позицию).

Содержательно, я понял про этот форум три вещи:

Во-первых, контракты сейчас заключаются не на “перспективу”, поскольку никто не уверен, какая она, а на «давайте прямо сейчас сделаем». Отсюда такая настырность, по поводу газового контракта с Китаем, кстати, который даже слишком стратегический.

Во-вторых, взят курс на всяческое дублирование иностранных сервисов, отсюда Ростелеком, со своим «Спутником». Что из этого вырастет глобально — пока не понятно. Но если вы вдруг оптимист, то можете надеяться, что это и будет госзаказом на “технологическое перевооружение”. Медведевская модернизация ведь почему такой злой была? Потому что у нее не было никаких конкретных целей. Сейчас негативная цель сформулирована: иметь все свое, на всякий случай.

В-третьих, подавляющее большинство сделок заключалось с участием государства, хотя бы в качестве третьей стороны. К этому по-разному можно относиться, но факт, видимо, состоит в том, что сама по себе Россия в обозримом инвестиционном будущем никуда не денется — это все понимают, даже отъявленные скептики.

И в общем, я думаю, в нынешних раскладах мировой капитал в строгом соответствии с постулатами Маркса становится единственной силой, которая защищает нас от переезда в Средневековье. Капиталу нужны рынки, в частности российский, поэтому он постарается убедить российское правительство не строить тут пока Северную Корею. Именно поэтому, кстати, я думаю, что президент Порошенко — скорее хорошо для Украины. Лучше торговать, чем заниматься охотой на ведьм. Но это — к слову.

Originally published at kmartynov.com. You can comment here or there.

inchief

что такое советская промышленная революция?

2013_is_allen

Роберт С. Аллен «От фермы к фабрике. Новая интерпретация советской промышленной революции». М.: РОССПЭН, 2013.

Уникальная в своем роде книга — ревизионистская работа оксфордского историка экономики, который пытается с объективистских и деидеологизированных позиций реабилитировать советский экономический эксперимент. Мы смирились с тем, что СССР развалился в силу его внутренних противоречий, а его успехи были слишком незначительными и купленными слишком дорогой ценой. Аллен спорит с этими тезисами, за исключением последнего — лежащего скорее в сфере политической теории и идеологии.

Оригинальная обложка из Принстона

Аллен выделяет шесть линий критики советской экономики.

1. В общемировом контексте СССР развивался не так уж быстро, его опережала Япония, а в последние десятилетия более высоких темпов роста добивались Южная Корея, Тайвань и, возможно, Китай.

2. Еще до 1917 года Россия встала на путь экономической модернизации. Если бы не революция, к 1980 годам уровень жизни в стране сравнялся бы с западноевропейскими стандартами.

3. Увеличение промышленного роста затронуло в основном тяжелую промышленность. Благосостояние простых людей не выросло.

4. Советская сельскохозяйственная политика провалилась.

5. Административно-хозяйственная модель центрального планирования была иррациональна, игнорировала ценовой фактор и потребителя.

6. Плановое хозяйство, возможно, оказалось эффективным способом развития в эпоху индустриализации, однако его оказалось недостаточно для стабильного технологического преимущества после 1970 года.

Краткие контраргументы Аллена выглядят следующим образом для каждого из этих пунктов.

1. Ряд исследователей отмечают исключительно высокие темпы роста советской экономики, которая была фактически единственным в 20 веке примером перехода большой страны из категории бедных и аграрных держав в категорию условно богатых. Единственная страна, повторившая этот путь — Япония. Такие страны как Аргентина и Уругвай, бывшие в начале 20 века в лагере богатых, показали, что возможен и обратный вариант развития — в сторону относительной бедности и отставания.

2. Перспективы развития царской империи, по мнению многих исследователей, были довольно мрачными.

3. После Второй мировой войны потребление в СССР стремительно росло. Есть данные о росте потребления между 1928 и 1940 годами.

4. Несмотря на критику коллективизации, многие авторы признают ее вклад в ускоренную индустриализацию страны.

5. Различные направления советской политики были связаны друг с другом и их нельзя рассматривать в изоляции друг от друга.

6. Замедление роста советской экономики связаны как с фундаментальными, так и, возможно, со случайными факторами вроде концентрации исследовательских кадров исключительно в военной сфере.

Аллен приводит данные, из которых следует, что в период с 1928 по 1970 год темпы экономического роста СССР находились на втором месте в мире, уступая только японским. Около 1970 года ВВП на душу населения в СССР очень показательно превысил аналогичные показатели для стран вроде Аргентины, считавшихся в начале 20 века развитыми.

При этом, доказывает Аллен, стартовые позиции СССР были плохими. Аграрная страна, где отсутствовали политические институты гражданского общества и экономические институты частной собственности, Россия была больше похожа на Индию, чем на Германию. Ревизионист Аллен утверждает, что если бы не сталинская индустриализация, развитие России сегодня находилось бы на уровне большинства стран Латинской Америки и Южной Азии. Основной аргумент, который он приводит — симуляция альтернативных сценариев развития, начиная с 1917 или 1928 года, без коллективизации и индустриализации. Аллен считает, что потенциала для экономического роста у России без этих мер не было, и вектор ее экономики остался бы в основном аграрным.

Замедление развития СССР после 1970 года Аллен связывает с Холодной войной и переориентацией технологического потенциала советской экономики на военные нужды, а также с внутренними факторами — окончанием эпохи избыточных трудовых ресурсов, черпавшихся из числа безработных в сельском хозяйстве, и выработкой природных ресурсов, находившихся в легком доступе.

«Советское руководство ответило на эти изменения, вложив огромные суммы денег в переоснащение старых заводов и развитие Сибири», — пишет Аллен. — «Это похоже на то, как если бы правительство США приняло решение о сохранении сталелитейной и автомобильной промышленности на Среднем Западе, переоборудовав старые заводы и обеспечив их рудой и топливом из северной Канады, вместо того чтобы закрыть предприятия в промышленном поясе и импортировать автомобили и сталь, произведенные на новых, ультрасовременных заводах Японии, закупающей дешевое сырье в странах третьего мира (что и было сделано). СССР нужен был политический курс, предполагавший закрытие старых предприятий и перевод рабочих на новые производственные площадки с высокой производительностью.

«Президент Горбачев был настолько решительным и изобретательным, насколько это вообще было возможно для советского лидера, однако он избрал ложный путь для своих экономических реформ. Пожалуй, ключевым достоинством рыночной системы является ее принцип, согласно которому управление экономикой не является компетенцией отдельно взятых индивидов, поэтому никто не обязан выдумывать решения постоянно возникающих проблем. Особенность советской экономики, которая изначально являлась ее сильной стороной, впоследствии стала ее главным недостатком. Рост экономики прекратился лишь потому, что руководству страны не хватило находчивости, позволяющей справляться с новыми вызовами времени», — резюмирут Аллен в конце книги.

Иными словами, если верить автору, вся окружающая действительность за окном — догнивание советской инфраструктуры, безумная РФ, — это результат отсутствия у советского политбюро воображения. И в альтернативной истории существовал не просто путь, похожий на китайский, без 90-х, но, может быть, и какой-то особый советский путь для XXI века. Перезагрузка должна произойти в 1970 году, когда советские граждане еще хотели верить в коммунизм. В этом всем, конечно, очень много вопросов.

Семинар Аллена в РЭШ в 2011 году.

Критики Аллена делают много частных замечаний к его тексту, но не предлагают, как кажется, масштабного опровержения самой логики ревизии советского экономического наследия. Пример рецензии — по ссылке. Впрочем, книга, насколько можно судить, не вызвала широкой научной дискуссии, в научных журналах находится всего 4-5 отзывов. Видимо, экономические историки верят, что капитализм не имеет альтернатив и искать плюсы в его аналогах — значит лишь напрасно терять время.

P.S. А еще отлично, что РОССПЭН со всей его — совершенно благородной — миссией десталинизаторства отваживается публиковать такие спорные книги.

Originally published at kmartynov.com. You can comment here or there.

inchief

очень плохо сделано в китае

Пол Мидлер “Плохо сделано в Китае”. СПб: БХВ-Петербург, 2012.

Пол Мидлер, специалист по истории и культуре Китая, в течение двух десятилетий работает консультантом, представляющим интересы американских компаний-импортеров в КНР. Его работа, посвященная критике молодого китайского капитализма, стала международной сенсацией. The Economist и другие влиятельные издания включили ее в список лучших книг 2011 года, а в самом Китае она так и не нашла издателя из-за возможных санкций со стороны правительства.

Текст Мидлера читается как классический авантюрный роман. Представьте себе, что китайский таксист в Шанхае везет вас из аэропорта в отель. Вы договорились о цене в 20 долларов, но на глухой темной дороге китаец внезапно останавливает машину и заявляет, что он не может ехать дальше. Вот за тридцать долларов, наверное, он смог бы найти верный путь. Что вы станете делать? Спорить о цене и привлекать к разбирательству полицию? Это неправильный ответ, поскольку полицейский вряд ли встанет на вашу сторону. Искать новое такси среди ночи? Издержки будут слишком велики. Если вы достаточно пожили в Китае, говорит Мидлер, то вы знаете верное решение. Нужно согласиться с новыми требованиями таксиста, а потом, когда вы счастливо доберетесь до отеля, вручить ему изначально оговоренные 20 долларов. Эта китайская мудрость, увы, распространяется и на отношения между импортерами и местными производителями.

Стратегия последних, как показывает Мидлер, заключается в том, чтобы предлагать крупным международным компаниями заниженные цены на производство промышленных товаров на территории Китая с тем, чтобы затем постараться извлечь для себя двойную выгоду. Китайский производитель косметики, или игрушек, или промышленного оборудования может поставлять все эти вещи за себестоимость, однако это отнюдь не пример альтруизма или нерасчетливости. Дело не только в том, что на китайском рынке высокая внутренняя конкуренция за международные контракты. Главный ответ связан с тем, что любой китайский производитель, который вроде бы работает себе в убыток, в действительности постоянно манипулирует качеством произведенных товаров, изменяя по своему усмотрению их параметры и экспериментируя с их ингредиентами.

Если вы производите в Китае линейку шампуней, рассказывает Мидлер, вы никогда не можете быть уверенным, что это именно тот шампунь, который вы заказывали. Производитель может добавить туда более дешевый краситель или изменить форму флакона, а “честно сэкономленные деньги” положить себе в карман. Производство в Китае легко организовать (“все, что нам нужно, – это образец”, – любят повторять китайцы), в Китае нет никаких разрешительных и контролирующих государственных органов, никаких лицензий, и именно за отсутствие всего этого (а вовсе не за дешевизну рабочей силы) любят эту страну иностранные импортеры.

Однако в дальнейшем сотрудничество с китайцами для западных компаний превращается в настоящую войну на истощение. Китайские представления о деловой этике не предполагают запретов на обман партнера, при условии, что он его не заметил. Китайцы также очень любят “улучшать” товары, заказанные им американцами или европейцами. От мошенничества со стороны китайских подрядчиков не застрахованы даже крупнейшие корпорации. Пример – гигантский скандал в 2007 году вокруг свинца в игрушках производителя куклы “Барби” компании Mattel, когда с рынка было отозвано более 18 млн изделий.

Чем увереннее чувствует себя производитель, тем больше “экономии” такого рода он может себе позволить. Мидлер считает, что это целенаправленная стратегия, столь же популярная у китайцев, как и массовое и креативное производство подделок, чем в Китае, в отличие от других стран, гордятся.

Но манипуляции с качеством товаров – это еще не все. Готовность китайцев работать без прибыли проще объяснить, если мы посмотрим на реальную структуру их экспорта. Китай производит множество товаров, но практически не создает новых разработок. Все произведенное на территории страны – это копирование западных решений. Работая с крупными международными корпорациями, китайские подрядчики получают доступ к новейшим технологиям, идеям и материалам, которые они затем используют для создания собственных изделий, предназначенных для экспорта в страны “третьего мира”. Манипуляции с качеством и воровство – вот основа китайского экономического чуда, резюмирует Мидлер.

“Плохо сделано в Китае” разрушает главный миф современности, посвященной этой стране. Мы привыкли думать, что в Китае отличная экономика и очень плохая политика. Что уничтожение демократических свобод и социальное неравенство сочетается с невиданным ростом ВВП, который безудержно тащит мировую экономику ко все новым и новым высотам (об этом в контексте потребительской культуры нового Китая см. книгу Карла Герта “Куда пойдет Китай, туда пойдет мир”: Пер. с англ. Н. Мезина. – М.: ООО «Юнайтед Пресс», 2011. – 271 с. ). Мидлер мало говорит о политике, но демонстрирует, как в самом сердцу китайского чуда – экспортной промышленности страны – пролегает огромный рубец. Отсутствие технологической креативности и общепринятой деловой этики делает вывод мирового производства в Китай рискованной авантюрой, а всех нас – заложниками этого решения “невидимой руки рынка”. В самом деле, когда китайцы предложили американским компаниям выгодные контракты, никто не мог проследить долгосрочных последствий этого выбора. Теперь мировая экономика, по всей видимости, обречена зависеть от Химерики (Chimerica) – удивительного финансового симбиоза двух стран-антагонистов, описанного известным историком Нейлом Фергюсоном.

Мидлер не профессиональный журналист, но и не кабинетный ученый. В его книге вы не встретите ссылок на многочисленные научные труды, а все повествование строится как набор иллюстраций. Как, где и когда американские импортеры пытались заработать на китайцах, и что китайцы предпринимали в ответ, – вот основной сюжет этого текста. Его было бы полезно прочитать и российским чиновникам: условия для инвестиций, как показывает опыт Китая, создаются, когда этих чиновников совсем не видно.

http://morebo.ru/books-all/item/1345934245275

Originally published at kmartynov.com. You can comment here or there.

inchief

экономическая программа кремлевского непроекта

inchief

как американцы разучились делать автомобили

Пол Инграссия “Падение титанов. Сага об упущенных возможностях”. М., Карьера-Пресс, 2011. (Оригинальное название Paul Ingrassia ‘Crash Course. The American Automobile Industry’s Road from Glory to Disaster’. Random House, 2010)

Отличный актуальный перевод книги о том, как погибает американская автопромышленность. Обама выделил на ее спасение 100 млрд долларов налогоплательщиков, но и это не поможет GM и Ford справиться с растущей конкуренцией на внутреннем и мировом рынке. Очень поучительно для всех, кто собирается спасать “АвтоВАЗ”.

Originally published at kmartynov.com. You can comment here or there.